Проклятие сырьевого капитализма

Проклятие сырьевого капитализма

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

Вот вроде бы построили в России после 91-го года капитализм. Строили по западному образцу, по образу и подобию, как в лучших домах Европы. А получилось что-то не то. Разница видна невооруженным глазом.

Уровень жизни за прошедшие 25 лет до европейского так и не поднялся. Средние зарплаты и пенсии в России сейчас раз в пять ниже, чем в Европе, а без учета Москвы и Санкт-Петербурга даже в десять.

Но самое показательное — то, что мы покупаем европейских товаров в сотни раз больше, чем Европа покупает российских. А значит и высокому уровню жизни просто неоткуда взяться, даже в перспективе.

Россия покупает в Европе автомобили (или машинокомплекты для отверточной сборки), а Европа российские жигули или газели себе не очень-то берет. Россия покупает европейские Аэробусы, а Ил-86 в Европе — исключительная редкость. И список можно продолжать.

Итальянская одежда, швейцарские часы, французский парфюм и так далее и тому подобное.

Можно, конечно, сказать, что Россия технологически отстала от Европы и теперь уже не догнать. Но на самом деле это не настоящая причина. Китай 30 лет назад отставал от Европы еще сильнее, чем Россия (СССР), однако сами же европейцы перенесли в Китай значительную часть производств, потому что там более дешевая рабочая сила.

Но в России сейчас средние зарплаты примерно такие же, как в Китае, почему же у нас не развивается производство?

Кроме этого, в России добывается сырье — значит оно здесь должно быть дешевле, следовательно и производства должно быть выгоднее размещать здесь. Сырье дешевле, рабочая сила по цене сравнялась с Китаем — должен наблюдаться промышленный бум невероятных размахов. Но его нет.

Что это — козни госдепа, заговор жидомасонов или вредительство местных властей?

На самом деле причины просты и банальны.

Да, в России капитализм. Но это сырьевой капитализм. Сырьевым капиталистам не нужна промышленность, они и без нее получают хороший доход. Рентабельность добычи нефти и газа даже при текущих ценах превышает 100%. А если учесть, что сырьевым капиталистам досталась готовая инфраструктура, построенная при СССР, множество буровых, результаты геологоразведки и прочее-прочее, за что уже не нужно платить — их рентабельность наверное выше, чем у саудитов. И никакое производство не сравнится по рентабельности с добычей нефти и газа на разведанных месторождениях с готовой инфраструктурой, за которую не нужно платить.

Нет такого производства, которое будет иметь рентабельность больше 200%, чтобы сырьевым капиталистам это стало по-настоящему интересно.

Можно, конечно, построить производство и добавить к сырьевой ренте несколько дополнительных процентов, но для этого нужно прилагать массу усилий, а зачем?

Сырьевым капиталистам просто нет интереса вкладываться в высокотехнологичное производство и связываться с рисками ради незначительной по их меркам прибавки к доходам.

Но и это лишь половина беды.

Сырьевые капиталисты, являясь опорой всей российской экономики, выстроили ее в своих интересах. Налоговая система и законодательство в конечном счете оказалось выстроено так, как удобно сырьевым корпорациям. Потому что они дают наибольшие поступления в бюджет.

И теперь создать успешный бизнес, не связанный с добычей сырья, в России довольно сложно.

Кроме этого, сырье на внутреннем рынке стоит почти столько же, сколько на мировом, потому что сырьевым корпорациям нет большой разницы, где его продавать — в России или за рубежом.

А поскольку цены на сырье в России приблизились к мировым, то переносить в Россию производства «поближе к дешевому сырью» тоже нет смысла. Из-за отсутствия дешевего сырья.

Получается, что и самим сырьевым капиталистам нет интереса вкладываться в развитие производства в России и зарубежным производителям нет выгоды переносить в Россию свои заводы.

И даже остававшиеся в стране производства столкнулись с нехваткой средств на обновление и развитие, в результате чего многие закрылись.

Капитал быстро рванул туда, где выше доходность, то есть в сырьевой сектор. В акции Газпрома и других сырьевых корпораций. В смежные с добычей сырья отрасли — строительство инфраструктуры, транспорт, производство труб, в конце-концов в сферу обслуживания нефтяников и газовиков (вплоть до организации отдыха).

Вторым по доходности после сырья стал сектор недвижимости, далее пошел ритейл. То и другое хоть и отстает по доходности от добычи нефти и газа, но обеспечивает быструю оборачивоемость средств и приносит гарантированный доход. А связываться с производственными рисками, длительным сроком окупаемости и все это ради ничтожной по сравнению с сырьем доходности — тем, у кого в России есть деньги, просто неинтересно. Потому что деньги в России есть у сырьевых капиталистов, девелоперов (застройщиков) и ритейлеров. И у финансистов.

Все, у кого в России есть деньги, при оценке инвестпроектов ориентируются на уровень доходности, сроки окупаемости и уровень рисков либо сырьевого сектора, либо недвижимости, либо ритейла.

Фактически сырьевой бизнес задал планку рентабельности, к которой устремился весь крупный бизнес. Все инвесторы. Никому не хочется долго и упорно развивать производство, чтобы с трудом отбивать инвестиции в то время, когда сосед гребет бабло лопатой. Все хотят припасть или к газу или к нефти или к бюджету, который наполовину формируется из доходов от газа и нефти, а на вторую половину — из производных от первой.

Исключения, конечно, есть.

Но исключения, как известно, только подтверждают правило.

И вот, что важно: если кто-то думает, что сырьевой капитализм со временем трансформируется в какой-то другой — это не так.

Сырьевой капитализм будет всячески защищать свои интересы и сопротивляться любым переменам. Потому что ему и так хорошо.

И власть, которая сформирована сырьевыми капиталистами и полностью зависит от них (потому что они наполняют не только бюджет, но и карманы чиновников) будет отстаивать их интересы.

Власть, которая повязана с сырьевым капиталом и является его порождением и продолжением, будет рассказывать народу о том, что надо самим искать работу, самим строить бизнес, будет придумывать разные проекты вроде дальневосточного гектара, но ничего не сделает для изменения экономической модели.

А экономическая модель такова, что в ней можно эффективно заниматься либо сырьем, либо недвижимостью, либо ритейлом.

Поэтому создать рентабельное производство практически невозможно. Не только соперничать по рентабельности со строительством, ритейлом и тем более сырьем, но просто выйти на окупаемость — уже невыполнимая задача. Потому что при европейском уровне затрат на аренду, энергию, топливо и материалы нужно каким-то чудом обеспечить цены ниже китайских.

И при этом государственных дотаций нет, субсидий нет, заградительных пошлин нет.

Задача становится математически неразрешима.

Сырьевой капитализм будет до последнего отстаивать свои интересы и будет поддерживать ту власть, которую сформировал, будет поддерживать выгодную для себя экономическую модель и налоговую систему.

И по-другому при либеральной экономике просто не может быть.

В либеральной экономической модели, где нет жесткого регулирования со стороны государства, богатая сырьем страна неизбежно придет к сырьевому капитализму, потому что добыча сырья, особенно на готовых месторождениях с готовой инфраструктурой — намного рентабельнее, чем любое производство. А если рентабельнее, значит приносит больше денег. А если приносит больше денег, значит у акционеров сырьевых корпораций больше ресурс, больше возможностей, значит они могут лоббировать свои интересы, покупать телеканалы и… в конечном итоге формировать власть.

А у всех остальных нет возможности развивать производство, потому что нет ни условий, ни инвестиций, ни рынка, который занят импортными товарами, привезти которые и продать с наценкой намного проще, чем произвести.

И выход из этого замкнутого круга только один — отказ от сырьевого капитализма как такового. То есть отказ от либеральной экономической модели. Госмонополия, а лучше полный запрет на экспорт сырья, чтобы обеспечить его продажу по себестоимости на внутреннем рынке. И ряд других подобных мер.

Но власть, сформированная сырьевым капиталом, на это никогда не пойдет.

Поэтому производство в нашей стране будет развиваться только после того как сменится власть.

Впрочем, кто-нибудь наверняка скажет, что не нужно нам производство, пусть китайцы все производят, а мы будем обеспечивать их сырьем и на вырученные от продажи сырья деньги будем все покупать. Вот только 90% россиян в этой модели оказываются на иждивении у сырьевых капиталистов, потому что ничего не делают для добычи и экспорта сырья. Это значит, что 90% жителей России в этой модели просто не нужны.

Вот такой он, построенный либерал-демократами постсоветский сырьевой капитализм.

И другого при либерал-демократах не может быть, потому что запасы природных ресурсов в России слишком велики.

Позарившись в 91-м году на демократию и капитализм западного образца, Россия со своими природными ресурсами получила проклятие сырьевого капитализма.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
61
151
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика