Пусть едят пирожные

Пусть едят пирожные

 Автор Тукмаков Денис Игоревич, публицист, автор газеты «Завтра»

Давно замечено, что для русской власти нет неприятеля страшнее, чем она сама. Внешние супостаты, даже если объединят все свои силы, не нанесут ей того урона, на какой способны пристроенные к кормилу амбициозные глупцы. Собственные измены, трусость и обман чреваты для правящей элиты тем, что вернее любых заговорщиков и революционеров повергают её в прах — и губят вместе с ней страну и народ.

Подобные мысли лезут в голову, когда слушаешь регулярные проповеди начальственных особ. Редкий месяц обходится без скандала, вызванного околесицей сиятельного лица — которую тот несёт с гордо поднятой головой, без тени сомнения в голосе. Хуже всего, что его ересь всякий раз касается не «жизни на Марсе» и не «числа ангелов на кончике иглы», а судеб миллионов сограждан.

Обидная чушь бывает ещё заметнее, когда её порют в непростом регионе или накануне важных событий — где и когда народ особенно чувствителен к слогу правителей. Иной раз мнится, что и цель-то у сановитой особы — побольнее задеть, оглоушить, припечатать тех, кто всё запомнит и вряд ли быстро простит. Не может же человек так просто нести пургу?! Или — может?


МЕДВЕДЕВСКО-РУССКИЙ СЛОВАРЬ

Очередной «отлитый в граните» перл главы правительства Дмитрия Медведева о зарплатах преподавателей, с призывом искать дополнительный заработок или смириться с бездоходным призванием, наделал в обществе большой переполох. Публика ещё не успела отойти от прежней крылатой фразы премьера про «денег нет, но вы держитесь» — которую тот умудрился родить не где-нибудь, а в Крыму, на радость киевским пропагандистам, — как её подстерегла новая удача.

Подстерегла — и возбудила широкую дискуссию меж теми, кто уже устал возмущаться подобными откровениями, и теми, кого хлебом не корми — дай растолковать очередной «хитрый план».

Ну, что вы за сердце хватаетесь?! — кинулись разъяснять толмачи с медведевского на русский. Всё же верно сказал человек. Во-первых, профессия полицейского куда опаснее учительского дела — а значит, оплачиваться должна лучше. Во-вторых, преподаватели прекрасно знали, куда шли, — стало быть, таков их собственный выбор. В-третьих, не зазорно им и потрудиться сверх нормы, найти подработку, а не нравится — искать, где лучше. В-четвёртых, бюджет не резиновый, и глупо тратить его на всяких неумёх с мелом и указкой (здесь, по традиции, страдающая сторона объявлялась заодно и виноватой — точь-в-точь как это случилось во время погрома РАН и наезда на Тимирязевку). В пятых, вы всё не так поняли.

Подобная аргументация, впрочем, мало кого убеждала. В превратностях жизни дагестанских полицейских никто и не думал сомневаться, однако уже в вопросе преподавателя ДГУ (отсутствующем, к слову, в стенограмме на сайте правительства) содержался ответ, чей труд важнее: «Силовики работают с последствиями наших ошибок, а у нас есть возможность искоренить их причины». Вспомнили и про «победу прусского школьного учителя» при Садовой, и про нынешнее непотребство у незалежного соседа, где второклашкам отныне не положено быстро складывать числа больше пяти, — какому «Беркуту» по силам расчистить то, что из такого вырастет?

Навязанный выбор между богатством дельца и «бедностью по призванию» многим показался весьма искусственным, чтобы не сказать — манипулятивным. Мы же не требуем себе куршавельских трипов, возражали обескураженные учителя, но нельзя ли всё-таки прибавить грошей, чтобы в животе не урчало? Нет, мы, конечно, можем податься на сторону, — продолжали они, — и даже остаться там, где больше платят, как завещал «свидетель Невидимой Руки Рынка». Но на хлебные места возьмут не каждого, а лишь лучших — худшие же останутся в школах и вузах. Такого ли «отрицательного отбора» в рядах преподавателей чает родное правительство? Как согласуется это с планами новых масштабных реформ, в результате которых стране предлагается жить не на углеводородную ренту, а за счёт «экономики знаний»?

Конечно, можно спустить на нас всех собак, — не унимались воспитатели юных душ. — Обделить нас казённой копейкой. Пожелать хорошего настроения и удачи. Да только имейте в виду, что и мы в ответ способны помахать ручкой — 18 сентября, в тайных кабинках. Посмотрим, насколько вы нас понятливей.


ПРИЗРАК КОРОЛЕВЫ

И действительно, неудачное напутствие от Медведева: «Денег нет, подите в бизнес!» — можно обелять сколь угодно долго, отыскивая в нём всё новые грани житейской мудрости, но вот чего в нём точно нет — так это простого соображения: до выборов осталось полтора месяца. В подобных условиях глава партии власти, рассчитывающей победить в условиях буксующей экономики и «без Чурова», должен засунуть во внутренний карман пиджака любые непопулярные откровенности и тщательно выбирать слова.

Презираешь ли ты учителей, мечтаешь ли лишить их бюджетного кошта, вздумал ли вовсе извести их как класс или просто смеёшься над нищебродами, — всяк чиновник за сорок пять дней до выборов и думать не смей на такое намекать. Если же ты прост, как правда, и не в силах себя сдержать, то это уже дело твоих пресс-секретарей, пиарщиков, технологов и прочих спецов, знающих законы общения с публикой, — даром что на днях их объявили лишними в выборном деле.

Пока же мы видим, как глава российского правительства, словно ему других забот мало, топит «Единую Россию», во главе которой он числится, раздражая народ словесными выкрутасами. Кто-то при виде такого разводит длинное конспироложество о том, не играет ли Дмитрий Анатольевич осознанно против собственной партии, преследуя низкие, «болотные» цели. Другие, напротив, наблюдают тут свежую «многоходовочку», с вызовом на кремлёвский ковер медведевских министров и отставкой социального блока во благо рейтинга «ЕР». Но от смутного ощущения не уйдёшь: кажется, что при русском троне давно появился и нарезает круги призрак Марии-Антуанетты, которая, говорят, так увлекалась пирожными, что, в конце концов, потеряла место, которым их едят. Шутила ли она, была ли искренна в невинных заблуждениях, правильно ли её поняли, произносила ли вообще знаменитую фразу — теперь и неважно.

Едва ли не большую злобу, впрочем, вызывают апологеты этой «пирожной жизни», прибегающие в дискуссии с битами, чтобы подравнять строй, всякий раз, как народ начинает роптать.

Во-первых, твердят они, про пирожные товарищ всё правильно сказал. Пирожные — еда калорийная, глупо спорить. Только дурак от пирожного откажется, когда голоден. А если денег на пирожные нет — что поделаешь. Ступай-ка, милок, работать: не дорос ещё, значит.

И — бах по темечку.

А во-вторых, продолжают апологеты (не обязательно те же, но кто их разбирает), ни про какие пирожные речи не было, это всё радио «Свобода» выдумало. Фейковое видео склеило. Это ведь информвойна против России, а вы и покупаетесь, дурни! Там про пирожки речь шла, пи-рож-ки! — понимать надо…

И снова — бах!..

«Шувалов с собачкой» и «доска Маннергейма», «денег нет, держитесь» и «выбрали призвание — голодайте»… Не слишком ли много сладкого в последнее время?

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
266
1080
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика