Русская мерзость запустения

Анна Фёдоровна Макарова — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

«Всё плохо, это понятно… А делать-то что?» Эта фраза слышится всё чаще и чаще. Другой шлягер (при упоминании конференций, заседаний, мозговых штурмов всех мастей): «Да эти теоретики кабинетные всё что-то изобретают, а ведь и пороха-то не нюхали. Прозаседавшиеся!»

Безвременье нынешней России обостряет восприятие реальности даже тех, кто от этой реальности упорно бежит, зарывает голову в песок «аполитичности», забот дня сегодняшнего, заливает её сорока градусами. Есть и рафинированные способы – скажем, податься в путешествия и после провозгласить, что человечество – одна семья, и негоже кучковаться в архаичных границах национальных государств, пора взяться за руки, спеть хорошую песню и спасать экологию, ибо наш дом – Земля – отчаянно чешется от человечьих шевелений и посягательств.

Но что-то тревожит русского человека, что-то не позволяет ему эту русскость променять на трубку мира. Не устраивает его ни либеральность, ни «прогрессивность», ни нано-карнавал… Ему здоровая страна нужна. Деятельная. Производящая. Честная. Единая в расширенных границах Русского мира. Как на это остальной мир посмотрит? Для русского человека не этот взгляд важен – важен взгляд сына или дочери. «Пап, а что ты делал, когда они рушили нашу страну?..»

Россия разграблена и изуродована до неузнаваемости. Разглядеть в искривлённом подобострастной гримасой избитом лице великую Россию уже почти невозможно, как мы ни пытаемся. Березки-озера всё те же, большие города ещё имеют какое-то движение жизни – но жизни всё более суетливой, мелкой, сиюминутной. В маленьких городах, сёлах и деревнях – мёртвость. Те, кто там деятелен – живут не благодаря, а вопреки.

У меня перед глазами есть несколько «провинциальных» городов – хотя они и региональные центры – скажем, Вологда. На первый взгляд вполне живой городок, и – стоит признать – за последнюю декаду внешне похорошевший. Но если копнуть… Система образования всех уровней держится на «сумасшедших» (по современным псевдоценностным шкалам) энтузиастах, которые детей любят до самозабвения, и чтобы добраться до их воспитания, готовы перелопачивать горы документной макулатуры. А зарабатывают где-то на стороне – кто как может. С медициной – та же история: бесконечные сокращения, «повышение квалификации» происходит в холодных подвалах, врачи работают на две ставки в трёх местах, чтобы свести концы с концами, облучаются флюорографическими лучами в три раза больше нормы – но и в частных клиниках их доход невелик… Эти картины народной жизни отчасти компенсируются молодёжными тусовками, фестивалями – там слышна надежда и виден оптимизм, хотя всё больше молодые поэты пишут в ванильно-коньячно-сигаретном стиле, творчески плавают на поверхности, мелкотемьи, потому что нырнуть в глубины страшно – а вдруг там уже ничего нет?

Так вот – обвиняющие «теоретиков» в «заседалищном» духе отчасти правы – иногда их деятельность выглядит так, что производимые смыслы – самоцель, они производятся в стенах аудиторий и залов и там же остаются. «Простой» человек ждёт движения, действия – хоть чего-нибудь истинного, а то мерзкий кисель на либеральном крахмале уже опротивел. Ладно бы крахмал качественный был, а то ведь подсунули дрянь.

Куда идти? Смотря каково призвание. Единственная сходная задача – всё пока придётся делать на началах самоорганизации – впрочем, инициатив «сверху» уже никто ничего не ждёт. Аграрии, скажем, объединяются в артели. И вопреки всему производят, качественно и профессионально. Потихоньку расширяются, пусть на это уходят годы борьбы. Другое дело, что таких точек на карте России – по пальцам одной руки перечесть…

Часто в глазах обычных людей экспертное сообщество занимается или пафосной демагогией, или отвлеченными задачами, и, как и прежде, «страшно далеки они от народа». Это действительная проблема, и мы, квалифицированные специалисты должны понимать, что декларативный стиль, если не оставляет равнодушным, то чаще навлекает истовый народный гнев. И надо быть готовым достойно реагировать, и уметь достучаться до народного сердца. С другой стороны, широкие слои должны с бОльшим пониманием и снисходительностью относиться к работе «мозгов».

Ради кого работает эксперт? Ради сохранившихся ещё русских людей. Не для всех. Для каждого в отдельности. И каждый из 140 с лишним миллионов лично для меня, как и для каждого эксперта нашего Центра научной политической мысли и идеологии, исключительно ценен. Добиться прекрасных научно-экспертных результатов, насладиться робастностью моделей, подготовить и просчитать буквально всё для изменения страны – а потом узнать, что людей в этой стране, в общем-то, и не осталось – вот чего стоит опасаться.

А народ чувствует дух разорения современной России, дух запустения и уныния. И Вы чувствуете. Тревога и омерзение от происходящего вокруг временами возникают у каждого.

Давайте признаем, что мы повержены – и не так сейчас важно, кто поверг. Четверть века назад произошла манифестация несостоятельности России – духовной, политической, экономической. Признаём? Да. Следующих шаг – очередной призыв к возрождению…

Здесь предлагаю остановиться. А стоит ли возрождаться? Зачем? Что такого стоит за словом «Россия», Родина, что за неё всегда были готовы отдать жизнь? Ну, отдавали жизнь, и что же – времена уже другие, может, и оставим её догорать, а там уж кто-нибудь сообразит, как пепелище обустроить – свято место пусто не бывает…

Так свято ли для нас это место?

«Мерзость запустения» (библ.) – это статуя вождя, овладевшего городом, которую он поставил в недоступном ни для кого святилище храма. Слово «запустение» указывает на разрушение и запустение города; «мерзостью» названа статуя потому, что евреи, гнушаясь идолопоклонства, называли статуи и изображения людей «мерзостями». Символически перенеся это на современную Россию, можно сказать: на разрушаемом и запущенном пространстве нашей страны воздвигнута некая статуя – обозвана она «либерализмом», хотя, убеждена, её суть гораздо глубиннее – но это уже другая тема.

Статуя, надо сказать, весьма невнятная получилась – придумывали её и выбирали место довольно долго, а на деле получилась какая-то безвкусная и ущербная штуковина. А водружена в великой, плодовитой на гениев, сильной и жертвенной стране – и Россия по-прежнему такова. Пора об этом вспомнить. А в Вас заложен мощный созидательный потенциал – и Вы, уверена, пойдёте строить, выращивать, воспитывать, лечить, управлять по чести, как только сможете.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

Россия: государство тружеников или страна спекулянтов?

Россия: от великой до мусорной

Либеральные эксперименты в духовно-религиозном пространстве современной России

Либеральный капитализм: неприемлемость для России



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2689
8539
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика