Турецкий соблазн

Турецкий соблазн

Автор Денис Игоревич Тукмаков — замечательный публицист, автор газеты «Завтра».

В Сети сейчас популярна такая картинка-«демотиватор» — известный телеведущий Дмитрий Киселев застыл в одной из своих «внушительных» поз посреди студии, а в подписи под картинкой — вложенная ему в уста фраза: «Не так уж и много нефти Турция покупала у ИГИЛ!»

Пафос картинки ясен. За каких-то пару суток отношение Российской Федерации к Турции поменяло свой знак на противоположный — стоило лишь Эрдогану промямлить что-то извинительное.

Тут уж и турецкие овощи как-то враз посвежели, и курорты Антальи внезапно оказались вполне привлекательными. Да и сам турецкий президент из пособника террористов, скупавшего у них ворованную нефть, превратился вдруг в собеседника и «партнёра», к которому не грех и народ купаться отправить. Даром что в стамбульском аэропорту что-то немедленно грохнуло, да в Измире накрыли отряд «игиловцев» — так то ведь не курорты…


ЦЕНА ПИЛОТА

Есть в этом залихватском задоре, с которым Россия бросилась в объятия убийцы своего лётчика, что-то отталкивающее. Неприятное что-то, какими бы геополитическими резонами — а они, без сомнения, есть, и немалые — ни было вызвано примирение. Почему неприятное? Да хотя бы потому, что мир увидел цену — чего стоит убить боевого пилота ВКС РФ. Оказалось, это равняется семи месяцам курортного простоя. Плюс формальные извинения, вымученные спустя семь месяцев насмешек и угроз. Недорого. С формулировкой извинений тоже не совсем гладко вышло: попросил ли всё-таки Эрдоган прощения или нет? Или всего лишь выразил сожаление? Или предложил «не дуться»?

И к чему были отрицания обещанных, вроде как, компенсаций за самолёт, последовавшие из уст турецких чиновников поменьше рангом?

Не ясно как-то всё. Впрочем, главный вопрос прост: через сколько дней после гибели следующего своего летчика Россия вновь вернётся на пляжи его убийц?

Ну да бог с ней, с геополитикой. У государства свои соображения, расклады, планы — возможно, хитрые. Да и сограждан, что вот-вот бросятся сломя голову к средиземноморскому песочку пузо греть, — винить язык не повернётся: я-то кто такой?

Я о другом сказать пытаюсь. Есть ведь и такая правда, которая чурается высших государственных соображений. Которая отстранена и от воли миллионов соотечественников, среди которых — ныряющих с разбегу в турецкие бассейны с криком «Тагииил!» — непременно найдётся несколько будущих корректировщиков огня…


ОДНА СЕМЬЯ

Я всё время думаю, как мы ещё живы. Как мы вообще живём и не пропадаем — целым народом из полутора сотен миллионов человек? А вот как.

Семья убитого летчика Олега Пешкова отказалась от турецких компенсаций, передает пресса. «Нет, конечно, это бред… Это не то что унизительно, это ужасно», — заявил брат пилота в ответ на соблазны Анкары.

Что это значит в условиях русско-турецкого консонанса? Да то, что здесь и сейчас горстка людей совершила Поступок — хотя никто от них этого не требовал. Они могли спокойно взять от Турции деньги. Домик в дар принять какой-то. Счёт в банке. Прослыть чуткими к «международной панораме»…

Никто и не упрекнул бы.

О чём говорить, если целое государство — сняв «запрет на Турцию» в условиях неснятых угроз — поскакало вприпрыжку навстречу тёплым южным пляжам? «Да-да, мы уже возвращаемся, мы скоро прибудем, не взрывайте нас только, пожалуйста!». А тут — всего лишь одна семья, разбитая горем. Впрочем, рана заживает уже, и найдётся тысяча оправданий, почему стоило бы взять деньги и пойти на мировую. «Внуков надо растить». «Жить дальше нужно». «Былого не воротишь». «Эрдоган же искренне извинился, я со словарём переводил…» — вот это всё. Столько рядом целесообразности — бери и тащи. Как с Савченко недавно получилось… Но есть гордость. Есть у людей внутреннее мерило Добра и Зла. Стержень есть у людей. И понимание, что можно делать, а чего никак нельзя. Лётчиков на домики не менять, вот чего.

Силами и верой таких вот людей мы и живём дальше.


ВСЁ СТАЛО ИНАЧЕ

Я люблю Турцию. Точнее, люблю этот чудесный малоазийский край, который тысячелетие назад, ещё до основания Москвы, был зачем-то заселён предками нынешних турок.

Пару лет назад я умудрился на последние деньги объехать всю Турцию из конца в конец. Страсть к греко-римским развалинам заставляла меня понимать и принимать потомков Сельджука и Османа — в уличной толчее, автобусах, деревенских магазинчиках. И, надо сказать, они вызывали во мне куда больше уважения, нежели пренебрежения.

Не то чтобы я безотчётно втюрился в ту землю, так что за уши не оттащишь. Но меня ласкала мечта ещё раз как-нибудь вернуться в Турцию и доглядеть то, чего не удалось, — ледяной Арарат, мягкие отроги Иды, голую верхушку Касия на границе с Сирией, с которой меня «сняла» турецкая контрразведка…

Но 24 ноября 2015 года перечеркнуло всё. Не наши молниеносные санкции в ответ на сбитую «Сушку», с высочайшим запретом — легко обходимым, впрочем, — на посещение Порты. А эрдоганов «нож в спину». Куда уж было ехать после такого? И сегодня тоже — куда?

Кто-то, кажется, искренне не понимает этого. Задаёт вопрос: что же, мол, вы, обличители, по Европам шастаете, в Германию ту же, — она вон сколько народу у нас положила! Словно не понимает человек, что наш счёт с Германией был закрыт 9 мая 1945 года, и наказана она была по полной.

Турция отделалась курортами и эмбарго. То и другое ни на что не повлияло — судя по ныне здравствующему Эрдогану, так и не перерезанным линиям снабжения с террористами, их действующим лагерям вблизи границы с Сирией… Что сделает Россия, если следующий взрыв прогремит в аэропорту Антальи, а не Стамбула? Или в отеле? Или будет сбита ещё одна «Сушка»? Снова запретим чартеры?

Есть, впрочем, и в мой адрес вопрос. Турция столько лет играла против нас на Кавказе и в Крыму, в Татарстане и Якутии, — что ж я теперь лишь встрепенулся? Как мог я наслаждаться мёртвыми руинами поблизости от рекреаций ичкерийцев и лагерей «серых волков»? Ведь я же своим туристическим рублём их, по сути, и финансировал…

Что ответить? Сбитый самолёт всё изменил. Это было как 2 мая в Одессе — когда у всех что-то «щёлкнуло» в мозгу, и всё стало иначе.

Источник



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2310
7722
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика