Утонули…

Утонули…

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер, Союз народной журналистики. Новосибирск

В этот раз не сгорели. В этот раз утонули.

Кто до сих пор не в курсе, что случилось в Карелии — можете узнать здесь.

Пересказывать не буду. Хочу сказать о другом — о причинах.

Но не о причинах данного конкретного случая — в них разберется следствие, которое наверняка найдет виновных в руководстве лагеря, в руководстве республики, может быть где-то еще.

Скажу о причинах подобных трагедий вообще.

Фундаментальные причины у трагедии в Карелии те же самые, что у трагедии в Хромой лошади, у многочисленных трагедий с пожарами в больницах и домах престарелых, а также у многих других происшествий.

Кто-нибудь скажет, что эта причина — халатность и она одинаковая у всех подобных трагедий во всем мире.

Не совсем так.

Халатность — не единственная и вообще не основная причина.

Основная причина — отсутствие должного контроля за безопасностью услуг, оказываемых частными компаниями, со стороны государства.

А халатность этих частных компаний, экономия на безопасности — уже следствия.

Когда нет должного контроля со стороны государства, частные компании неизбежно начнут экономить на безопасности. Просто одни сэкономят чуть-чуть и ничего не случится, а другие сэкономят покрепче и дело кончится трагедией.

И потом уже, после трагедии, обнаружится, что спасательных жилетов на всех не хватило, что у организаторов были долги, что у кого-то на что-то не было разрешения, что были использованы легковоспламеняющиеся материалы, что где-то не было огнетушителя, что пожарная часть оказалась слишком далеко, что здание построено с нарушениями, из некачественных материалов и так далее и тому подобное.

Когда есть возможность экономить — частный бизнес неизбежно начнет экономить, потому что такова парадигма, таковы законы бизнеса. Просто кто-то сэкономит немного, в пределах допустимого, а кто-то сэкономит крепко и на всем.

Сэкономит или украдет — суть одна.

Максимальная прибыль — вот парадигма капиталистического общества, в рамках которой бизнес экономит (оптимизирует затраты), а отдельные руководители и должностные лица воруют (берут взятки). Должностные лица, которые должны осуществлять контроль за качеством и безопасностью оказания услуг, тоже действуют в парадигме получения максимальной прибыли. Они хотят жить не хуже бизнесменов, так же красиво, они тоже являются членами капиталистического общества, в котором деньги — главный критерий успеха.

В результате возникает система, когда частные компании получают возможность экономить на безопасности, потому что должностные лица заняты не столько контролем этой безопасности, сколько заботой о собственных доходах.

И дело не только в отсутствии норм и стандартов безопасности, хотя такая проблема тоже существует. Даже там, где нормы и стандарты есть, они соблюдаются очень выборочно — лишь в том случае, если бизнесмены и контролирующие органы думают о безопасности больше, чем о собственном доходе.

А там, где у людей на первое место выходит личный доход — никакие нормы и стандарты не помогут, потому что они будут нарушаться и использоваться лишь для дополнительного обогащения должностных лиц и борьбы с конкурентами.

Вводят строгие стандарты — проверяющие органы принимаются «кошмарить бизнес», бизнес начинает откупаться от проверок — растет коррупция. Но это вовсе не значит, что одновременно растет безопасность, потому что те, кто хорошенько проплатят инспекторам «абонемент», могут жить без проверок много лет, пока ничего не сгорит, не утонет или не рухнет.

Потом президент выступает с предложением «прекратить кошмарить бизнес», число проверок сокращается, либо функции контроля вовсе передаются самому бизнесу, как случилось с введением СРО в строительстве.

В результате, что ни делай — контроль со стороны государства за безопасностью жилья, детского отдыха и других услуг неуклонно снижается.

Как только что-то сгорит, утонет или рухнет с большим числом жертв — сразу по всей стране начинаются проверки данных видов заведений.

Сгорела Хромая лошадь — начали проверять все ночные клубы. Сейчас утонули дети — начались проверки всех баз отдыха.

Но потом волна проверок пройдет и будем жить как прежде, до следующей трагедии.

Готов спорить, что сейчас, когда уже подзабылась Хромая лошадь, снова появились ночные клубы с теми же нарушениями требований пожарной безопасности.

И не нужно говорить, что во всех странах так.

Проблемы с безопасностью есть везде. Или почти везде. Трагедии тоже случались, случаются и будут случаться. И в Советском Союзе тоже трагедии были.

Но количество трагедий и их причины все-таки разные.

Современная Россия отличается от многих других стран и особенно от Советского Союза очень низким уровнем государственного контроля и высоким уровнем коррупции, что очень характерно для страны, живущей при клептократии и диком капитализме. Большинство стран Запада — это страны, в которых система государственного контроля над бизнесом развивалась на протяжении длительного времени и находится на более высоком уровне, чем в России.

С коррупцией в большинстве западных стран ситуация тоже лучше, чем у нас.

С Советским Союзом и вовсе не сравнить — тогда частного бизнеса просто не существовало и все виды услуг были государственными, а значит находились под государственным контролем.

Разрушив Союз и отказавшись от советской системы, Россия ударилась в обратную крайность, когда бизнесу можно все, а если чего-то нельзя, но очень хочется — опять же можно, только надо кому надо откатить, заплатить — и можно ни в чем себе не отказывать.

Современная Россия — это не просто «капстрана», это страна дикого, незрелого капитализма, страна запредельной коррупции — клептократии, которая носит системный характер.

Пришедшие к власти после 1991 года либеральные демократы, которые управляют страной по сей день, последовательно сокращают роль государства в производстве товаров и оказании услуг населению, сохраняя за государством в основном ВПК и контроль над сырьевым сектором.

Современная Россия — это ультралиберальное государство, в котором почти все, что не касается ВПК и сырьевого сектора, передано на откуп бизнесу.

Образование постепенно становится частное, медицина — частная, строительство — давно уже частное, даже контроль за строительством в последнее время осуществляют СРО — частные конторы.

Поэтому не нужно удивляться, что случаются трагедии, подобные карельской.

Эти трагедии носят системный характер.

Вся сфера производства товаров народного потребления и оказания услуг населению передана в частные руки, а безопасность товаров и услуг контролируют коррумпированные госструктуры, которые осуществляют свои функции в основном «набегами», после больших трагедий, а все остальное время работают очень выборочно, следуя в том числе и пожеланию президента «не кошмарить бизнес». Пожелание само по себе хорошее, но толку от него в нашей системе мало.

И пока руководство страны на самом высоком уровне не откажется от линии на строительство ультралиберального государства, пока наше общество не откажется от парадигмы дикого капитализма «деньги понад усё», пока мы не вернемся к построению социально ответственного, социалистического государства — подобные трагедии будут происходить очень регулярно.

Можно сказать, что трагедия в Карелии — это лишь часть гораздо более масштабной трагедии, случившейся со всей нашей страной — трагедии отказа от социального, социалистического государства в пользу ультралиберального примитивно-капиталистического сырьевого придатка Запада.

И «утонули» можно сказать не только про детей в Карелии.

Так можно сказать про всех нас.

ВСЕ МЫ В ПРЯМОМ ИЛИ ПЕРЕНОСНОМ СМЫСЛЕ УТОНУЛИ ЗА ПОСЛЕДНИЕ 25 ЛЕТ.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4557
21094
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика