Выйти вон

Выйти вон

Автор Татьяна Владимировна Воеводина — предприниматель, публицист и блогер.

Прошло сообщение о том, что власти США рассматривают вопрос о выходе страны из Совета Организации Объединенных Наций по правам человека. Состоится такой выход или нет и, если состоится, то когда — это всё американские вопросы, а мне бы хотелось поговорить о наших.

Потому что для нас это очень поучительный опыт — просто сама по себе возможность вот так взять и откуда-то по собственному почину выйти. Выйти, потому что нет никакой причины там оставаться.

На протяжении всей постсоветской истории мы только и делали, что рвались вступить куда-то, не разбирая дороги и уж тем более не рассуждая, какая нам в том корысть, рвались, точно купчина в дворянское собрание — чтобы нам, сиволапым, припасть к высшим и необсуждаемым ценностям. Так оказались мы в ВТО, от которого нам одни убытки. Так продолжаем оставаться в олимпийском движении, где нас унижают, а мы оправдываемся, точно двоечник перед завучем, вместо того, чтобы взять да и уйти безо всяких объяснений. И вот Америка, с которой мы за последние четверть века привыкли брать пример и взирать как на учителя, являет пример того, что можно, по крайней мере, думать о том, чтобы выйти из важных международных организаций на том основании, что это не соответствует государственным (или, как они выражаются, национальным) интересам.

Мне думается, нам полезно было бы рассмотреть вопрос о выходе даже не о из Совета по правам человека, а — из самих прав человека. Вернее, наконец перестать почитать их чем-то сакральным и неприкосновенным.

Надо понимать, что права человека — это очень разрушительная материя. В XVIII веке с помощью доктрины естественного права (частью которой и являются эти самые права человека) ломали вековую французскую монархию. С их же помощью расшатывали, ломали двести лет спустя  советский строй. В своей глубине это вообще антигосударственное учение. Утверждая, что базовые права человек получает не от государства, а невесть откуда, а государства должны почтительно слушать провозвестников этих прав, хитрые (и примкнувшие к ним предельно наивные) люди подтачивают авторитет и суверенитет государства.

Во времена Вольтера и Руссо подтачивали авторитет монархии в пользу поднимающейся буржуазии. Под их знаменем она, буржуазия, доламывала феодальные государства, которые ей мешали. Мешали границы и таможни мелких княжеств и герцогств? Даёшь свободу передвижения! Мешали цеховые ограничения — даёшь свободный доступ ко всем занятиям! Мешал контроль местного начальства — даёшь неприкосновенность жилища!

Сегодня стоит задача подточить и разломать авторитет национальных государств вообще в пользу транснациональных корпораций и космополитического финансового капитала. Ему тесно в старых рамках , а поскольку эти самые рамки создавало и поддерживало государство, ему захотелось это государство — разломать. И опять пригодились права человека. А для того, чтобы государство разломать — нужно подточить его легитимность. Именно поэтому провозвестники «прав человека» настаивали, что эти права даёт НЕ государство. Права — выше государства. Меж тем никаких прав у человека от рождения, от природы, от Бога нет и быть не может. Права он получает только в государстве. Нет государства — и прав никаких нет.

Свободный и добродетельный дикарь, «естественный человек», выдуманный «женевским гражданином» Руссо, никаких прав не имел: какие права в лесу? Кто сомневается, может съездить в тайгу или в амазонскую сельву и там покачать права. Концепция прав человека и вообще естественного права, такая с виду безобидная, такая добрая и даже сентиментальная, разложила старую государственность и привела к самой знаменитой и самой кровавой буржуазной революции — к Великой Французской. Вообще всё сентиментальное и человеколюбивое очень легко оборачивается резнёй и слезами. Кровавыми в том числе. Говорят, Робеспьер плакал просветлённо-умилёнными слезами, читая «защитника вольности и прав» Руссо. А спустя несколько лет — отправлял врагов республики пачками на гильотину. Это уже не «говорят» — это точно.

Как же обойтись без прав человека? Очень просто. Прямо сказать: у нас есть политические, гражданские, трудовые и многие иные права, есть права, вытекающие из уголовного права, а прав человека — нет.

В нашей государственной правовой доктрине учение о правах человека отсутствует. Но для того, чтобы всё это объявить, надо иметь кураж и чувствовать себя в своём праве. Широта взгляда нужна, исторический и философский кругозор. А у нас вечно жмутся, тушуются, самих себя стесняются — вдруг лохами окажемся? Как же так: наши великие западные учителя для чего-то культивируют эти права человека, а как же мы?

Лучше всех о них в своё время сказала знатная диссидентка и правозащитница В. Новодворская: «Я лично правами человека накушалась досыта. Некогда и мы, и ЦРУ, и США использовали эту идею как таран для уничтожения коммунистического режима и развала СССР. Эта идея отслужила своё, и хватит врать про права человека и про правозащитников». Нам всем было бы полезно обрести такую ясность и прямоту суждений.

Источник




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4478
14468
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика