Популизм и малодушие 2015-го

Популизм и малодушие 2015-го

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

В 2015 году россияне узнали, что такое режим санкций, что такое война в Сирии, что сближает турок и помидоры. Они узнали много разных слов и выражений, которые успели разлететься на цитаты, им открылись тайные признания. Бизнесмены наделяют Путина великодушием — невиданным даже среди духовенства, церковные чиновники называют санкции шоковой, но необходимой терапией, а здравоохранительные чиновники решили спросить с главврачей за всё, что не удалось сделать в российском здравоохранении. 


Так, бизнесмен Владимир Кехман, оказывается, не знает второго человека, «который мог бы сравниться с Путиным по великодушию, даже среди духовенства». Гендиректор «Роснано» Анатолий Чубайс хвастался, что у компании «есть вторая премия помимо первой» из-за денег, которых «просто вот совсем много». Депутат заксобрания Свердловской области Илья Гаффнер посоветовал россиянам «поменьше питаться», если не хватает денежных средств и вспомнить, что русские люди, прошли голод и холод. А патриарх Кирилл убеждён, что, «если бы санкций не наступило, то нужно было бы обязательно их выдумать, потому что, к сожалению, без шоковой терапии мы иногда не умеем работать так, как нам необходимо работать».  

Но ещё мы узнали, каким может быть малодушие, вынесенное за скобки. Сначала предложили запретить устанавливать «бэби-боксы», потом призвали отменить бесплатные аборты, а затем решили спросить с врачей за низкую рождаемость. Авторство каждой из идей — разное, а страшная действительность в России — одна на всех. Младенцев находили в парках, канализационных трубах, мусоропроводах, колодцах и на помойках, а депутаты и высокие чиновники упражнялись в красноречии, соревнуясь в демонстрации возможных карательных мер. 

Перевод бумаги и популистские изыскания — не иначе. Или всё намного серьёзней: у государства нет денег на масштабную реформу по линии здравомыслящей демографической политики и нет аргументов, которые смогли бы справедливо покрыть социальную карту обнищания населения — и материального, и духовного.


ПОЧТИ УЗАКОНЕННЫЙ ШАНТАЖ

Алтайский губернатор Александр Карлин предложил применять дисциплинарное воздействие на руководителей медицинских учреждений с низкими показателями рождаемости.


«Есть у нас территории и медицинские учреждения, которые демонстрируют показатели рождаемости, не дотягивающие до среднекраевых, — возмутился он, указав на виновников происходящего. — Есть те, кто заслуживает нареканий и дисциплинарного воздействия. (…) К примеру, в больнице Троицкого района за год принято 60 родов, а это одни роды в неделю! Надо выяснить, где медики лучше делают аборты, чем принимают роды».

По его мнению, модернизированные поликлиники и больницы уменьшат число абортов, увеличат рождаемость в регионе. «Мы потратили огромные деньги, чтобы преобразить наши учреждения отрасли родовспоможения — провели строительство, реконструкции, капремонты и оснащение учреждений оборудованием, — сказал он, уточнив, что сегодня надо приложить максимальные усилия, чтобы уменьшать показатель абортов в последующие годы.  — Нужно следить за тем, как происходит загруженность мощностей и если она неравномерная, то это приведёт к ухудшению санитарной ситуации. За этим нужно следить и «спрашивать за это» с главврачей». 

Такие рекомендации губернатор озвучил на заседании совета администрации по вопросам демографической политики, сообщив, что для Алтайского края проблема прерывания беременности актуальна, несмотря на то, что за последние несколько лет региональным властям удалось снизить её остроту. Позже чиновники от здравоохранения заявили, что слова Александра Карлина не так поняли, что, разумеется, он был не прав, одним словом, погорячился.

Во-первых, как можно наказывать за то, что законодательно разрешено? Если в отношении врачей всё же последуют репрессии, то, как это отразится на общей обстановке внутри медицинского сообщества региона? Очевидно, что пользы от мероприятий для галочки с перспективой оказаться среди российских регионов с хорошими демографическими показателями, пользы от введения карательных механизмов не будет, как и не было ранее. Все эти популистские воздыхания и преступная болтология в целом не являются работоспособными инструментами демографической политики. Они не улучшают позиции нашей страны в рейтинге стран с высокой долей абортов. По осторожным прогнозам, Россия лидирует по числу искусственных прерываний беременности (на 2014 год один аборт на двое родов). При этом речь идёт только о легальных медицинских вмешательствах. 

Врачам надо просто дать возможность спокойно работать: кому-то принимать роды, а кому-то искусственно прерывать беременность. Это — работа и её кто-то должен делать. Объявлять войну и угрожать докторам — последнее дело. Бороться надо с теми, кто занимается криминальными абортами. Обличать из губернаторского кресла надо местных шарлатанов. Наказывать с высокой трибуны надо тех, кто по телевизору в рейтинговое время рекомендует россиянам лечить рак с помощью БАДов, свекольного сока или растираний водкой.

Во-вторых, учитывая характер реплик, настоятельные рекомендации от краевого губернатора могут привести к тому, что медицинские учреждения из страха испортить показатели будут отказывать женщинам, которые решились на аборт.  В-третьих, они также могут привести к опасному и нежелательному эффекту — всплеску криминальных абортов или «туризму» в соседние регионы, где эта медицинская манипуляция проводится проще. Об этом говорят и в медицинском сообществе. Врачи-гинекологи неоднократно подчёркивают в своих интервью на эту, безусловно, болезненную для страны тему, что агрессивная политика чиновников, которые, фактически, используют инструменты давления на главврачей, спровоцирует ряд опасных реакций.

Государство должно вести работу по поддержке детства и материнства / отцовства, популяризации статуса родителя, и на этих основах выстраивать эффективную семейную политику. Более подробно читайте материал «Аборт. Работа над ошибками?». Без этих механизмов любые карательные меры возымеют только кратковременный и лозунговый  эффект на уровне пропаганды с нулевым результатом в будущем.


Но кто об этом обстоятельно думает, когда высказывает или поддерживает нежизнеспособные идеи, предпочитая транслировать в общество свои пиар-портреты? Публичные люди (и светские чиновники, и чиновники от церкви, и депутаты, и вся прочая публика из телевизора), делающие маленькую и большую политику на улицах или в кабинетах (или причастные к этому процессу публичные люди), могут демонстрировать разную идеологию, но использовать одни и те же методы и подходы. Их развращает собственная безнаказанность, подогреваемая разрешением «сверху». Или что-то иное?


ПОПУЛИЗМ И МАЛОДУШИЕ

Весной 2015 -го Ульяновский губернатор Сергей Морозов предложил отменить бесплатные аборты. 


Такое заявление он сделал на заседании областного совета по семейной и демографической политике, ссылаясь на линию, которую в этом вопросе активно проводит РПЦ. «Я полностью поддерживаю инициативу Патриарха Московского и всея Руси Кирилла по поводу отмены государственного финансирования прерывания беременности», — заявил он тогда, уточнив, что «речь идёт не о полном запрете абортов, а о комплексном подходе к их регулированию с сохранением возможности прерывания беременности по медицинским показаниям». 

По данной логике, если вывести эту услугу за рамки государственного финансирования, то показатель рождаемости станет расти галопирующими темпами?  Жизнь имеет иной опыт. Он говорит о том, что частные клиники пополнятся новыми клиентами и поднимут тариф. Кроме того, доля криминальных абортов резко вырастет.

Ещё страшнее: не найдя возможности сделать аборт в медучреждении, женщина может попытаться избавиться от плода самостоятельно. Она может или умереть сама, или добиться цели, но кустарным и зверским способом, покалечит свой организм, изуродует душу. Зато в статистику роддомов такие аборты не войдут! И тот, кто лгал с трибуны, улыбаясь и понимая, зачем всё это нужно, восторжествует и получит те самые положительные показатели. 


«ЭТИ ЯЩИКИ»…

Ещё один опус, но уже осенью 2015-го, озвучил депутат Госдумы от ЛДПР, член Комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций Виталий Золочевский. Он предложил законодательно запретить установку «бэби-боксов», так как они увеличивают рост отказников! 


«Лоббисты считают, что родители, не желающие содержать своего ребёнка, просто оставят малыша в таком ящике, — выразил он свою гражданскую позицию в интервью «Известиям». — Уверен, что эти ящики провоцируют родителей отказываться от своих чад очень простым способом». По его мнению, за оставление ребёнка в «бэби-боксе» следует ввести уголовную ответственность! Наказывать родителей предлагается штрафом до 500 тысяч рублей или ограничением свободы на срок до двух лет и штрафом в размере 200 тысяч рублей! Парламентарий даже подготовил соответствующие поправки в уголовный кодекс. Что тут можно сказать?!

Кстати, для ЛДПР — это не новость. В практической программе ЛДПР (в параграфе об абортах) записано, что женщину нужно уговаривать рожать — за это государство выделит ей 100 тысяч рублей. «Аборты. В нашей стране их делают до двух миллионов в год. Нужно уговорить женщину рожать. Узнать причину, почему она не хочет иметь ребенка. Если это нежеланный ребенок — пусть родит, нужно убедить её. За ребенка государство выделит ей деньги. Дополнительно 100 тысяч рублей за рождение, — говорится в «Практической программе ЛДПР».Государство забирает этого ребенка в Дом малютки для последующего усыновления желающими или передаёт его патронатной семье, которая получает заработную плату за воспитание детей, юридически не являющихся их детьми».

Видимо, депутат Золочевский и его единомышленники не понимают, что «эти ящики» спасают жизнь грудничкам. Что крохам там оказаться лучше, чем на помойке. Видимо, те, кто лоббирует эти преступные инициативы, не понимает  если есть самый крохотный в мире шанс спасти жизнь, то этот шанс надо использовать, так как он нужен здесь и сейчас.


«Как сознательные граждане — мы должны всегда смотреть на позицию со стороны младенца. Этот младенец находится рядом с человеком, от которого зависит всё. Он не может убежать, не может позвать на помощь,  не может позвонить в какие-то специализированные службы. Если человек, находясь на какой-то грани, решился оставить его в подъезде или на улице, привязав шарик, или в магазине, или решился кому-то передать и сбежать, то лучше пусть он попадёт сразу в руки врачей, — рассказывает руководитель проекта «Колыбель Надежды» Елена Котова (в интервью «Эху Москвы»), подчёркивая, что есть случаи, когда мамочки возвращались за своими детьми. — Дети были возвращены обратно в биологические семьи, потому что они прошли ДНК-экспертизу, они объяснили свой поступок ситуацией, в которой оказались, и, соответственно, органы опеки пошли навстречу, чтобы соединить маму с ребенком».

«Бэби-бокс» — специально оборудованные камеры с колыбелью, где мать, решившая отказаться от ребенка, может его оставить. Их устанавливают при медицинских учреждениях или религиозных организациях. Бэби-боксы работают в некоторых регионах страны. Среди них — Москва, Московская, Владимирская и Калининградская области,  Краснодарский и Камчатский края. В России «бэби-боксы» впервые появились только в 2011 году. 

О том, что грудничков выбрасывают в мусорные баки, то, что они не нужны своим матерям, которые бросают малышей на улице или убивают, об этой непопулярной теме публично говорить в России не принято. По словам Елены Котовой, самым шокирующим в уголовных делах (которые она изучала), где мамы убили своих детей, было то, что все эти женщины были обычными людьми: некоторые из них даже работали в государственных структурах, проживали совместно с другими родственниками, а соседи о них отзывались крайне положительно.  И  «общество вокруг просто не замечает эту проблему...».

Не принято признавать неприятную правду: если мать захочет избавиться от ребёнка, то она это сделает. Не так давно в одном из московских парков нашли новорожденного. Он выжил. Его мать оставила младенца в парке под деревом, так как ранее не смогла определить его в Дом малютки из-за того, что не получила свидетельство о рождении сына. Пресса приводит такой её комментарий: «Я в дом малютки звонила,  мне сказали, что без свидетельства о рождении его принять не могут, а мне паспорт менять надо. Мне в ЗАГСе отказали в выдаче свидетельства о рождении». Ещё рассказала — прежде чем оставить ребёнка на улице, она долго гуляла с ним в парке, а покормив и дождавшись пока малыш уснёт, положила его под дерево и убежала. К слову, у горе-матери есть две девочки, которые воспитываются в детском доме, куда она отдала их сразу после рождения. 

Возможно, что она не знала о «бэби-боксе» в Москве, возможно, что она боялась оставить ребёнка в роддоме. Возможно всё. При этом совершенно очевидно: «бэби-бокс» повышает шанс ребёнку выжить. «По нашим законам, даже если женщина не просто оставила ребёнка в общественном месте, а отдала его в руки медперсоналу больницы, её могут преследовать по статье 125 Уголовного кодекса РФ («Оставление в опасности»), — рассказывает руководитель проекта «Колыбель надежды» Елена Котова в интервью «Ленте.ру». — Бэби-боксы нужны именно для того, чтобы в страхе перед наказанием, женщина не причинила вред своему ребенку. Пусть лучше она отдаст его в «бэби-бокс», чем выбросит».

И это далеко не единичный случай. Это происходит повсеместно. Мамаши, которые выбрасывают своих детей, не повысят стране рождаемость.


По логике наших чиновников и РПЦ, которая является главным лоббистом, демографическую ситуацию можно улучшить, если запретить аборты, ликвидировать «бэби-боксы», которые причисляются ими к пропагандистским  инструментам, повышающим рост отказников (а то, что закрытие «бэби-боксов» повысит риски для малыша быть выброшенным на помойку, они не говорят, хотя реальность вокруг об этом уже давно кричит), а также шантажировать главврачей, спекулируя на профессиональных обязанностях и делая ставку на популизм, прикрываясь формулировками о «духовных ценностях». Каковы их личные человеческие ценности?

Все эти разговоры и публичные дебаты о введении запретов, карательных мер, давлении на врачей здравомыслящего человека вгоняют в ужас, особенно когда шпаги скрещиваются публично, а разговор приобретает политический оттенок. В таких обстоятельствах обычному человеку почти невозможно найти рациональное зерно. Откуда ему знать, почему сегодня одни оправдывают подобные инициативы,  а другие обвиняют проводников таких идей в малодушии и глупости? 

Как определить, кто прав, если на уровне государственной политики нас планомерно убеждают, что карательные механизмы находят серьёзную поддержку в лице общества? О каком обществе идёт речь? Когда всё это началось? 

Что они будут делать, когда закроются «бэби-боксы», а страна расширит границы кладбища для грудничков и малышей? 

Как признать, что каждый отказник — это будущие нежелательные траты государства. На место в детском доме, на жильё, на обучение. 

Что они будут говорить, когда запретят бесплатные аборты, а кустарные или коммерческие аборты станут замалчиваемой нормой в стране? Как они будут смотреть в глаза докторам, придя к ним по личным медицинским делам, которых сегодня «дожимают» карательными «плоскогубцами»? 

Всё это — к вопросу о малодушии, совести и мужестве. 


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Взять репутацией

Совсем распоясались!

Рычаги выживания в медицине

Здравоохранение России: мифы, реальность, решения



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1514
7027
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика