А был ли друг: Эрдоган пообещал Порошенко поддерживать претензии Украины на Крым

А был ли друг: Эрдоган пообещал Порошенко поддерживать претензии Украины на Крым

Эрдоган, которого в Кремле ранее называли «одним из крупнейших наших торговых и экономических партнеров», пообещал Порошенко дружбу — восстановить суверенитет и территориальную целостность Украины, несмотря на возобновленный диалог с Россией. А Порошенко предложил Эрдогану партнерское участие в приватизации украинских предприятий.


Президент Украины Петр Порошенко провел встречу с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, сообщает пресс-службы президента Украины. Отмечается, что Турция будет «и в дальнейшем оказывать Киеву поддержку в вопросе восстановления суверенитета и территориальной целостности Украины». По словам Эрдогана, возобновление диалога с Россией не повлияет на позицию Турции о непризнании «аннексии Крыма» и осуждении нарушения прав крымских татар. В свою очередь Киев допустит турецкие компании к участию в приватизации украинских предприятий. Собеседники уже договорились о проведении в ближайшее время украинско-турецкой рабочей группы по вопросам энергетики.

Напомним, что в этом году российские оценки Турции дважды менялись кардинальным образом. Турция для России была и другом-партнером, и врагом. Вначале на Эрдогана в Кремле смотрели как на нашего стратегического партнера через перспективу газовых проектов (и не только), называли «одним из наших приоритетных партнеров и хороших наших друзей». В декабре 2014 года государственный визит Путина в Анкару назвали историческим визитом (согласно дипломатическому протоколу, статус государственного визита является наивысшим в градации зарубежных визитов президента, используется не чаще одного-двух раз в год — прим. ред.).

И в сентябре 2015 года президент России Владимир Путин заявил, выступая на форуме «Россия зовет», что у России и Турции очень добрые отношения на протяжении уже многих лет, уточнив, что Россия поставляет большое количество энергоресурсов в Турцию, а у обеих стран есть крупные проекты и в энергетике, и в сельском хозяйстве, и в строительном секторе. Тогда же Путин заметил, что нужно понять, как выстроить совместные отношения с Турцией «на антитеррористическом треке».

Затем Путин и Эрдоган встретились в ноябре 2015 года на саммите G20. Тот визит был последним дружеским: меньше чем через две недели турецкие ВВС сбили российский бомбардировщик Су-24 на турецко-сирийской границе, задействованный в антитеррористической операции в Сирии. Россия ввела санкции против Турции. Дружба превратилась во вражду и помидорами «не отделалась», как показало время: турецкие товары стали называться ширпотребом, а Турция — «пособником террористов», зарабатывающим на контрабанде нефтью. 

 События вокруг нашего сбитого боевого самолета стали называться «ударами в спину». Атака Турции на Су-24 — это «удар в спину» от пособников террористов, заявил Владимир Путин, комментируя атаку турецкого истребителя на российский бомбардировщик. «Теперь еще и удары нам в спину, удары по нашим самолетам, которые борются с терроризмом», — сказал президент, уточнив, что турецкая атака произошла, несмотря на то что «мы с американскими партнерами подписали соглашения о предупреждении инцидентов в воздухе, а Турция, как известно, в ряду тех, кто объявили о том, что они якобы воюют с терроризмом в составе американской коалиции».

СМИ выходили с первополосными материалами по теме, перекармливая читателей кричащими заголовками.

Потепление в двусторонних отношениях началось после того, как 27 июня 2016 года президент Турецкой Республики выразил свою заинтересованность в урегулировании ситуации, связанной с гибелью российского боевого самолета Су-24, о чем сообщил в послании к Владимиру Путину. Детали вопроса сообщала пресс-служба Кремля. Отмечалось, что турецкий лидер выразил «глубокое сожаление по поводу произошедшего», подчеркнув, что готов «сделать все возможное для восстановления традиционно дружественных отношений между Турцией и Россией». Уже 29 июня Эрдоган и Путин провели телефонные переговоры, по итогам которых Путин поручил правительству восстановить связи с Турцией. И экономические связи с Турцией были восстановлены. Казалось бы, что исторических и геополитических противоречий, выходящих под газетной шапкой «фундаментальные», нет.

В июле 2016 года в Турции произошла попытка государственного переворота, которую турецкие СМИ назвали «кровавой пятницей». Было всё: бомбардировщики в небе, танки на улицах, бомбежки и стрельба, заложники, мятежники, люди форме и сторонники президенты. По сообщениям Генштаба страны, военная полиция, офицеры ВВС и небольшая группа генералитета составили активное ядро госпереворота.

Узнав о попытке госпереворота, турецкий лидер назвал мятеж «подарком от бога», общаясь со своими сторонниками в аэропорту Стамбула, объяснив позже свои слова тем, что мятеж поможет очистить армейские ряды, а это заявление отсылает к временам, когда Эрдоган еще не был президентом, а только боролся за власть.Главным заговорщиком президент Турции назвал прибывающего с 1999 года в добровольном изгнании в США Фетхуллаха Гюлена — влиятельного турецкого богослова и лидера общественного движения «Хизмет», насчитывающего миллионы сторонников в исламском мире.

После попытки путча Путин одним из первых позвонил Эрдогану, который высоко оценил поддержку российского президента. Звучала даже версия о том, что Путин всё знал, а Эрдогану удалось спастись только после того, как поступил тревожный звонок из Минобороны России.

И снова СМИ стали выходить с кричащими заголовками, перекармливая ими читателей.

А затем «турецкая тема» сбавила обороты. Страну заняли выборами в Госдуму. А вопрос, является ли Эрдоган союзником России, нужно ли продолжать заигрывать с Турцией, остался открытым, учитывая, что всё ранее сделанное и сказанное лидерами двух стран являлось тактическим решением в тех предлагаемых обстоятельствах. Так и не было предложено то, что должно выстраивать взаимоотношения России с Турции, во главе которой стоит человек с неоднозначными политическими пристрастиями, виртуозно эксплуатирующий религиозную повестку, который периодически «советует» России «не играть с огнем», который не сомневается в том, что «никто не сможет остановить распространение ислама в Европе», так как «мечети — наши бараки, купола — наши шлемы, минареты — наши штыки, а правоверные — наши солдаты» (напомним, что в 2007 году Эрдоган привел к победе на президентских выборах Абдуллаха Гюля — первого президента с исламистским прошлым и первого «неармейского» лидера страны, а затем и сам занял президентское кресло в 2014 году — прим. ред.).

России нужен такой союзник?  




Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2398
9098
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика