Эрдоган не будет воевать с ИГИЛ на стороне Дамаска

Эрдоган не будет воевать с ИГИЛ на стороне Дамаска

Что и требовалось доказать. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в интервью новостному каналу «Аль-Арабия» заявил, что не сядет за один стол по сирийскому вопросу с сирийским президентом, «чья легитимность находится под сомнением».


Он также пояснил, что Владимир Путин предложил ему присоединиться к антитеррористической коалиции, правда, когда состоялся этот разговор между двумя лидерами, остаётся загадкой. «Сирия, Иран, Ирак и Россия сформировали в Багдаде альянс и предложили Турции присоединиться, но я сказал президенту Путину, что я не могу сидеть рядом с президентом, чья легитимность находится под сомнением», — сообщил он, подразумевая президента Сирии Башара Асада.

Напомним, что отношения между Москвой и Анкарой резко ухудшились после того, как бомбардировщик Су-24М из состава российской авиагруппы в Сирии 24 ноября был сбит турецким истребителем F-16. На данный момент, как сообщают официальные СМИ, Россия проводит в Сирии воздушную операцию, помогая правительству этой страны в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство». Помимо России, террористов уничтожают силы коалиции во главе с США.

Кто помнит, как всё начиналось? Сначала президент Сирии Башар Асад попросил президента России Владимира Путина помочь ему защитить свой режим и государственность Сирии, помочь военной мощью в противодействии боевикам. Москва согласилась, а затем заявила, что её план не отличается от американского.

Американкий план исключает Башара Асада из политического будущего Сирии. Сам же Башар Асад часто подчёркивает в своих интервью, что война с ИГИЛ затягивается только из-за желания Запада его снять. На судьбу Асада США, Иран и Россия смотрят с противоположных позиций. Если США настаивают на его уходе, Иран заявляет о поддержке, то Россия говорит, что судьбу Сирии должен решить сирийский народ. «Судьба Президента Сирии. Я много раз говорил и хочу ещё раз повторить. Мы никогда не согласимся с тем, что кто‑то со стороны, где бы то ни было будет кому бы то ни было навязывать, кто должен где руководить. Считаем, что только сирийский народ должен определить, кто им должен управлять и по каким стандартам, по каким правилам», — подчеркнул президент России Владимир Путин в рамках ежегодной Большой пресс-конференции 17 декабря, отвечая на вопрос журналистов о судьбе Башара Асада.

При этом тогда же он заявил и о  поддержке инициативы Соединённых Штатов. «В том числе по подготовке резолюции Совета Безопасности ООН по Сирии, а именно с проектом этой резолюции приехал госсекретарь. В целом это нас устраиваетДумаю, что после ознакомления с проектом и сирийские власти это должно устроить. Хотя что‑то, может, и не нравится»,— сказал он, пояснив, что в попытке разрешить конфликт «всегда возможен компромисс, но уступки должны быть сделаны с обеих сторон».

Совет Безопасности ООН принял резолюцию по Сирии, которая предусматривает переговоры сирийской оппозиции и властей Сирии. При этом вопрос о политическом будущем президента страны Башара Асада, которого на Западе считают военным преступником, в документе не рассматривается.

Почти в это же время пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест заявил, что нет оснований говорить о сближении позиций Москвы и Вашингтона в отношении Сирии, так как Москва акцентирует внимание только на поддержке режима Башара Асада. «Военные действия России сосредоточены в тех областях, где находятся группы людей, выступающие против режима Асада, боевиков ИГ там нет. Это не соответствует политике, взглядам и приоритетам ни США, ни 65 стран коалиции», — сказал представитель Белого дома.

Это заявление не открывает нового прочтения темы во взаимоотношениях России и Запада, который утверждает, что Россия борется не с ИГИЛ, а с умеренной антиасадовской оппозицией, которая поддерживается силами Башара Асада. Международная коалиция апеллирует к тому, что Россия наносит авиаудары не по ИГИЛу, а по дислокации сирийской оппозиции.

Что касается Эродгана, то он подчеркнул в интервью, что между Анкарой и Багдадом «отношения хорошие». «Когда ИГ вошли в Ирак, иракцы попросили нас о помощи, и мы сказали им, что готовы. Мы попросили их определить подходящее место для установки наших баз, что они и сделали. Всё это началось в конце прошлого года, и в марте мы уже были в районе Башика», ─ отметил он.

Говоря об отношениях между Турцией и Ираном, турецкий президент сообщил, что известные разногласия есть, но он бы не хотел, чтобы они влияли на «добрососедские отношения». Кроме того, он  подчеркнул, что «существуют попытки в мире разделить нас, и нам необходимо объединить усилия и собраться вместе». «Посмотрите на то, что происходит в Ираке, Сирии, Палестине и Ливии, ─ пояснил он. ─ Мы должны преодолеть эти проблемы, и если нам это удастся, исламский мир станет более могущественным». 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2792
11460
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика