Экономика

Это будет по-честному

Это будет по-честному Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Так сказал глава Минсельхоза, комментируя вопрос маркировки продуктов с добавлением пальмового масла. По словам Александра Ткачёва, в ведомстве «объявили войну» главному ингредиенту в «молочных продуктах». Сделано это для того, чтобы потребитель понимал, что он покупает: натуральный, к примеру, кефир, или с добавлением «пальмы».



ЦЕНА НА ВЕС «ПАЛЬМЫ»

 Цена маркированных продуктов будет теперь иметь собственное значение: «чистое и честное молоко» будет стоить дороже, а продукты с заменителем ​— дешевле. Так, во всяком случае, предполагается. Как пишут СМИ, впервые глава Минсельхоза об этой идеи рассказал в интервью «Коммерсанту», подчеркнув в нём, что ведомство, таким образом, хочет «защитить настоящих производственников, которые делают качественные продукты». Вопрос о вредности «пальмы» был аккуратно министром обойдён. «Вредно пальмовое масло или нет. Оставим этот вопрос для обсуждения медикам и ученым, — сказал он. — Пока же пусть потребитель сам примет решение».

Ситуация на отечественном молочном рынке сегодня такова. С 2008 года в России маслом и сыром считаются те продукты, которые сделаны из молока и сливок, а все остальные — «сырными продуктами», в которых используется пальмовое масло вкупе с другими маслами. Суть подделки состоит в замене молочного жира растительным. На этом сегодня и делают прибыли нечистоплотные игроки молочного рынка. И не только. Многие и рады работать честно, но кризис, санкции, закредитованность отрасли не оставила им выбора.

Россия за последние годы стала крупным импортёрам пальмового масла. В прошлом году завезла 706 тыс. тонн, а в этом — чуть меньше. С начала текущего года импорт вырос на 18%. Завозится много, т.к., производить продукты с заменителем дешевле и быстрее в кризисное время, когда темпы роста «молочки» замедляются, а молоко стало дефицитом — к тому же ещё и дорогим.

 К примеру, «сырный рынок», который принципиально зависим от сырьевой базы, «просел» значительно. Пригодного для сыроделия молока нет. Заграничные сыры почти не завозятся (бизнес российских импортёров сыров сократился в 10 раз), а российские не могут качественно и количественно покрыть высвободившуюся нишу. Во-первых, сыроделам натуральные сливки и молоко, которые должны использоваться в производстве сыра, обойдутся в копеечку. На магазинной полке даже сыр не из сегмента «премиум» станет дорогим продуктом и может долго дожидаться своего покупателя. Производить его массово невыгодно. Во-вторых, в России не так много сыроварен, способных выходить на значительный ежегодный объём. Крупных предприятий полного цикла осталось всего несколько — основные в Брянской области, на Алтае и в Мордовии, а все остальные — маленькие и средние сыроварни с максимальной мощностью 5 тыс. тонн в год. Три года назад в Ростовской области закрылась одна из четырёх старейших сыроварен с объёмом производства более 10 тысяч тонн в год, а в этом году пустили с молотка «Новочеркасский молочный завод». Об этом мы уже писали.

Одним словом, молочная отрасль переживает тяжёлые времена. Выбор у неё небольшой. Заводам остаётся либо надеяться на значительную помощь государства, что в условиях кризиса маловероятно, либо ждать частного инвестора — настоящего хозяйственника, который смог бы развить производство, что также неправдоподобно для массового пришествия добросовестных бизнесменов в отрасль, либо выкручиваться. Третий вариант сегодня — в приоритете.

Кризисный 2014 год создал максимально комфортные условия для агрессивного вхождения на рынок пальмового масла. Заводы активно заменяли и заменяют молочные жиры дешёвым пальмовым маслом. Так на полках магазинов появляется «сырный» продукт, который фасуют под видом молочного. С введением санкций «контрафактный вопрос» только обострился. Власти это понимают и… «узаконивают» вчерашнюю откровенную подделку.

Это привело к тому, что производить «молочку» на «пальме» или выпускать «контрафакт» под видом натурального продукта стало выгодно. При этом продавать честно, указав состав с заменителями, никто не рискует, опасаясь падения покупательского спроса. Это признаёт и глава Минсельхоза, подчёркивая, что приблизительно до 20% молочных продуктов «продаются с наличием таких немолочных жиров», но «многие это не указывают на упаковке, так как понимают, что это будет понижать спрос».


КРЫЛЬЯ, НОГИ И ХВОСТЫ

Был такой советский мультфильм. Там гриф и страус учились летать, споря о том, как это лучше сделать — с помощью крыльев, ног или хвостов. Размышления об оптимальном сценарном видении ситуации случились и в сельскохозяйственном ведомстве. Случились они также стихийно и с прогнозируемым результатом. Чиновники недолго думали, что же делать с пальмовым маслом. И придумали пойти по пути наименьшего сопротивления, понимая, что сегодня всё-таки кризис в России диктует основные правила игры. Репутация среди потребителей у «ингредиента» — далека от похвальных речей, зато среди предпринимателей — проверенная в кризис. Размышляли они, то ли вообще запретить ввоз, то ли ввести квотирование, то ли требовать от бизнеса обязательной маркировки товара. Пока всё говорит в пользу маркировки, хотя квотирование ранее поддерживали в Совете Федерации. Таким образом, возможно будет «легализовать» то, что сегодня продаётся под видом натуральной продукции, являясь подделкой. 

На теме фальсификата спекулируют и СМИ, и сами ведомства, борясь между собой за право «главного» всевидящего ока по стране. Складывается впечатление, что они за этот неполный год нашли в России больше продуктовых подделок, чем за все предыдущие годы. А обнародование данных носит болезненный соревновательный характер.

 В частности, главными врагами российского производителя называли совсем недавно Белоруссию и Украину, которые ранее поставляли нам до 60% сыров и молочной продукции. Всё это быстро объявилось вредным и поддельным, то есть тем, что замешано на ЗМЖ — заменителях молочного жира. Пропаганда за здоровый образ жизни без пальмового масла и прочих растительных заменителей велась активная и беспощадная. Затем контролирующие ведомства принялись и за отечественных игроков рынка. Росконтроль однажды сообщил, что около 70% молочной продукции на нашем рынке — это подделка, Роспотребнадзор приводил другие кардинальные проценты — 5-7%, но всех переплюнул недавно Россельхознадзор, заявив, что доля фальсифицированного сыра на российском рынке составляет почти 80 %! 

СМИ обрадовались «внезапной» сенсации и вышли с этой очередной «первополосной» новостью. Но веселье было недолгим. Минсельхоз данные опроверг, допустив 10-15% долю фальсификата, а глава ведомства лично попросил не пугать рынок. Вскоре в Россельхознадзоре заявили, что СМИ всё перепутали, интерпретировав неверно данные. 

При этом всем досталось за публичную болтовню от премьер-министра Дмитрия Медведева, который призвал чиновником аккуратно и ответственно обращаться со словом, выступая на заседании правительственной комиссии по импортозамещению. «Надо, чтобы все должностные лица, говоря такие вещи, либо сопровождали это комментариями, а из таких заключений нужно делать очень серьёзные выводы, либо не делали этого, если они не уверены в этих словах», — сказал он, попросив «всех обратить на это внимание». По его словам, как только такие фразы произносятся, «народ начинает волноваться и говорить, где же это самое импортозамещение, если 80% сыра фальсифицированы». И в своей оценке он совершенно прав. Многим министерским чиновникам пора уже не только отвечать за свои слова, но и за поступки, в том числе, и за публичную глупость, которая выливается в СМИ очередными «сенсациями», приправленными неверными цифрами от официальных источников. Или они уже ничего и никого не боятся, или ослеплены соревновательным духом, который приобрёл крайнюю степень выслуживания.

 При этом, действительно, а где реальные возможности и ресурсы под импортозамещение? Пока очевиден его обратный эффект. Засилье фальсификатов в «молочке» — один из них. А бороться с ним собираются по принципу «уравниловки» задним числом, вместо того, чтобы инвестировать в производство, поднимать, а не допускать банкротство молочных заводов, строить современные мощные сыроварни. Понятно, что кризис, что задачи перед государством стоят иной сложности.

Но что мешало всё это делать ранее? Большинство молочников и сыроделов оказалось в кризисе даже без стратегических резервных запасов (от «заначки» до сырья). А сыров на полках — почти изобилие! Причина в том, что локомотивом роста сегодня стал не настоящий сыр, а сырный продукт, замешанный на ЗМЖ и требующий меньше молочного сырья.

Впрочем, импортозамещение отдельно где-то присутствует. Например, когда заграничное сырное премиальное лакомство исчезло из сетей, российские предприимчивые бизнесмены решили наладить на своих заводиках их производство. И наколдовали сыр с плесенью, к примеру. Разница в том, что для его производства, условно, под копирку, а именно этого требуют сети от производителя, чтобы удержать покупателя, нет у нас пока ни технологий соответствующих, ни сырья, ни времени. Некоторые эксперты сырного рынка уверенно рассказывают, что наши «мудрили» и «мудрят» с технологическими процессами и сроками, например, сокращая срок вызревания, что сказывается на качестве продукта. Так появляются молодые российские сыры. Только, скорее всего, на кухню министерств и ведомств они не поставляются. А для российского потребителя радость: он теперь будет знать, что кушает некачественные продукты  — маркер уведомит. А вот опасны ли они для здоровья (канцерогены, например) — пока не уведомит, министр говорит — сходите к учёным и медикам. Вот такая российская жизнь.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Свершилось! Пограничники уничтожили первую партию «санкционного» сыра

Уже не смешно: санкционные продукты могут пустить под каток не только на границе




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

Яндекс.Метрика Индекс цитирования.
Рейтинг@Mail.ru