Господа украинцы, а не поехать ли вам опять в Сибирь?

Господа украинцы, а не поехать ли вам опять в Сибирь?

Украинским беженцам предлагают переселиться в Сибирь и на Дальний Восток. Инициативу озвучили в КПРФ, а Минвостокразвития её поддержало. По мнению парламентариев, запуск инвестиционных проектов в регионе сформирует широкий спрос на рабочую силу. При этом в прошлом году Россия оказалась не готова к массированному притоку украинских мигрантов, а также не смогла эффективно использовать их трудовой потенциал.


Как отмечают в Минвостокразвития, до 2020 года в Дальневосточном федеральном округе будет организовано более 50 тыс. рабочих мест. По мнению чиновников, их могли бы занять украинцы. Ведомствоуже поставило в известность Федеральную миграционную службу (ФМС) о том, что этот вопрос имеет серьёзные обоснования. Дело осталось за малым — проработать всё в конструктивном и обстоятельном ключе. Предполагается, что в территории возможного и приоритетного заселения будут включены Республика Бурятия, Забайкальский край, Камчатский край, Приморский край, Хабаровский край, Амурская область, Иркутская область, Магаданская область, Сахалинская область и Еврейская автономная область.

При этом в ФМС полагают, что разрабатывать специальную программу не следует, так как эту задачу по переселению украинских беженцев в Сибирь и на Дальний Восток можно выполнить с помощью уже существующей государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Россию соотечественников, проживающих за рубежом.

«Сегодня приём соотечественников в рамках региональных программ переселения осуществляют 59 субъектов Российской Федерации, в том числе 9 субъектов, входящих в Сибирский федеральный округ (республики Бурятия и Хакасия, Алтайский, Забайкальский и Красноярский края, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Омская области), и 7 субъектов, входящих в Дальневосточный федеральный округ (Камчатский, Приморский и Хабаровский края, Амурская, Магаданская, Сахалинская области, Еврейская автономная область)», — сообщили газете «Известия», которая вышла с этой новостью, в пресс- службе ведомства.

По данным ФМС, за последние два года в регионы Сибири и Дальнего Востока в рамках программы уже прибыло около 70 тыс. человек, из них более 29 тыс. — переселенцы из Украины. 


Всего же в Россию с 2014 года приехали более 150 тыс. украинцев. По данным ФМС, в настоящее время в России находится около 2,6 млн. украинских граждан, из которых 1,1 млн. человек — выходцы с юго-востока Украины. Уточним, что коммунисты предложили пересилить украинских беженцев ещё в декабре прошлого года. При этом место было выбрано, скорее всего, не случайно. Многие регионы из «списка на приоритетное переселение» — сложные с экономической точки зрения. Там трудно найти работу. Местные жители уезжают в более благополучные регионы, а места выбывших занимают мигранты, в основном трудовые. Для большинства из регионов по-прежнему главной проблемой остается миграционный отток населения. Демографию стараются вытягивать за счёт программ по переселению соотечественников из-за рубежа.

В Забайкальском крае, к примеру, реализуется подпрограмма «Создание условий для улучшения демографической ситуации». В прошлом году в региональном министерстве труда и социальной защиты населения отмечали, что люди уезжают из всех дальневосточных регионов. «Наши земляки предпочитают переезжать в Республику Бурятия, Иркутскую, Новосибирскую, Московскую области, Краснодарский и Красноярский края, в город  Санкт-Петербург, — пояснила начальник отдела социального партнерства и демографической политики Минтрудсоцразвития Забайкальского края Радмила Каргина. — Что касается возраста мигрантов,  то 75 % покидающих край — люди трудоспособного возраста. При этом на место уехавших забайкальцев прибывают граждане из других странБольше всего мигрантов в Забайкалье из Таджикистана, Туркмении и Азербайджана».При этом в регион приезжают и граждане Украины в рамках программы по переселению соотечественников из-за рубежа.

Ещё один важный момент заключается в том, что на Дальнем Востоке не так просто найти работу, особенно в нынешнее кризисное время. 


Ещё в 2014 году, как СМИ сообщали об успешных мероприятиях по переселению украинцев на Дальний Восток, местные чиновник осторожно указывали на главную проблему —отсутствие целевого набора специалистов, которые требуются на Дальнем Востоке. «Наши предприятия просто рвутся принять людей на работу. В Алдане подготовлено общежитие, но там ждут сведущих в золотодобывающей промышленности, — пояснил вопрос Александр Власов, заместитель председателя правительства Республики Саха (Якутия).— В Чернышевском много пустых квартир, компании готовы поселить туда людей, но опять же хозяйственным руководителям нужны специалисты, они не будут иметь дела с теми, кто не оказывается таковым. Он также рассказал тогда о том, что многие приехавшие с Украины хотят быстро устроиться на работу, но процесс оформления документов происходит не так быстро, как хотелось бы им.

Александ Власов: «Сотни работников — станочников, клепальщиков, сварщиков — готов взять, например, Комсомольский-на-Амуре авиационный завод. Да еще и оплачивать им жилье. Но это режимное предприятие. Чтобы попасть сюда на работу, нужно пройти весьма длительную проверку. Такая же картина и на других оборонных производствах».

Чиновники тогда порекомендовали работодателям принимать беженцев по временной схеме. Кроме того, многие рабочие места для беженцев были не в городах, а в сельской местности. Например, в Еврейской АО (на тот момент) было порядка 100 вакансий с жилплощадью — места для врачей, учителей, но в отдалённых посёлках. Чиновники тогда отмечали, что людей, попавших в город, практически невозможно было отправить в сельскую местность. И такая ситуация стала характерной для многих регионов ДФО, принявших беженцев.

Напомним, как было раньше. В самом начале украинского вопроса МЧС и региональные власти гостеприимно развернули пункты временного размещения (ПВР), а осенью 2015 года всё быстро свернули. 


В самом начале украинского вопроса МЧС и региональные власти гостеприимно развернули пункты временного размещения (ПВР). Они сделали это после того, как в Россию из юго-восточных областей Украины хлынул поток беженцев. ПВР разбивались на территориях гостиниц, пионерских лагерей, детских садов и других социальных учреждений. Чиновники рекламировали программу по добровольному переселению соотечественников, живущих за рубежом, подчёркивая, что она заработала только тогда, когда на участие в ней стали претендовать беженцы с юго-востока Украины. Также они рекламировали и рабочие места для них, указывая на открытые двери Биржи труда. И всё было хорошо. Затем ветер поменялся. (Читайте материал «Украинские мигранты в России: чужие среди своих»).

Некоторые СМИ стали аккуратно сообщать, что украинцы приезжали и продолжают прибывать в страну тысячами, их надо кормить и одевать, что обходится государственной казне слишком дорого. Они акцентировали внимание на том, что наплыв беженцев в Россию стал принимать невиданные ранее масштабы. Они писали, что «неблагодарные беженцы отбирают у россиян рабочие места». 

Были и другие новости на уровне слухов, повествующие о том, что пункты ПВР незаметно закрываются. Затем одни регионы стали отчитываться в том, что на их территориях нет большого «скопления беженцев с Украины», а другие принялись жаловаться, что «между беженцами и местными стали часто возникать стычки, так как со всех, а особенно с бюджетников, уже содрали три шкуры в пользу украинских лишенцев».И закрутилось. И всё изменилось. В ноябре 2015 года российское правительство распорядилось до 31 декабря 2015 года закрыть все пункты ПВР беженцев с Украины. Высказывались различные предположения, почему это так. Одно из них было простым — решение о возможном полном закрытии ППР последовало за решением властей закрыть «льготный режим», действующий на протяжении года. Он предполагал, что украинские граждане могли находиться в России неограниченное время без необходимости оформлять своё пребывание. Согласно тем изменениям по срокам, всем выходцам  Украины, кроме беженцев из её юго-восточных областей, необходимо было до 30 ноября обратиться в ФМС для определения своего статуса. Таких в России  на тотм момент было почти 400 тыс. человек.

Эксперты Комитета гражданских инициатив (КГИ) отметили тогда, что чиновники провалили кампанию помощи переселенцам с Украины. О том, почему это так, рассказывается в аналитическом докладе «Трансграничная миграция и вызовы для России». Если коротко, то эксперты убеждены, что «Россия оказалась не готова к массированному притоку мигрантов с юго-востока Украины и не смогла эффективно использовать трудовой потенциал беженцев в целях развития своей экономики». 

Они также выяснили, что статус беженца предоставлен всего 317 тыс. переселенцам, статус временного убежища — 378 тыс., а участниками госпрограммы переселения соотечественников стали всего 40 тыс. приехавших с Украины. По мнению экспертов, миграционное ведомство не смогло наладить работу с беженцами. Практика работы с ними показала, «что вместо оказания конкретной поддержки затягивается решение вопросов с предоставлением социальной помощи, выделением жилья, оформления статуса беженца и временного убежища». «Приехав на место назначения, многим приходилось трудоустраиваться не по специальности, что негативно скажется на их профессиональных навыках, — говорится в докладе. —  Опытные инженеры и профессионалы технических специальностей вынуждены работать грузчиками и строителями, чтобы как-то прокормить семью и оплатить временное проживание».




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2415
8206
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика