Внешняя политика

Кто развязывает мировые войны?

Ищи кому выгодно. Так, напомню, римские юристы советовали выявлять при дефиците прямых улик виновников преступлений. Еще в большей степени, чем в юриспруденции этот подход применим к сфере политики, в которой принимаемые решения, равно как и акторы их принятия, не имеют публичного характера. Преступления в политике имеют несоизмеримо большее число жертв, чем те преступления, которыми занимается юриспруденция. К таким очевидным преступлениям - преступлениям против человечества относится развязывание войны. Тем более, если речь идет о войне в мировом масштабе. Но у организованного преступления должен быть, очевидно, заказчик. Отсюда постановка вопроса - кто заказал первую мировую войну? Ищи кому выгодно...

О том, что война не была сплетением случайных обстоятельств свидетельствует ее предвидение с точным описанием реализованного сценария еще до сараевского инцидента. Таким предвидением, вплоть до деталей, стала адресованная еще в феврале 1914 года записка на имя царя бывшего министра иностранных дел Петра Дурново. Вышла даже недавно книга, в которой он именуется как «русский Нострадамус». Инициирующую роль в развязывании грядущего мирового конфликта Дурново отводил Великобритании, утрачивающей экономическую и военную гегемонию в мире и пытающуюся этому воспрепятствовать. Основные тезисы записки сводились к следующим положениям: «Даже победа над Германией сулит России крайне неблагоприятные перспективы...

Эта война потребует таких огромных расходов, которые во много раз превысят более чем сомнительные выгоды… Мы попадем в финансовую экономическую кабалу к нашим кредиторам… Россия, несомненно, будет ввергнута в анархию, пережитую ею в приснопамятный период смуты 1905 — 1906 годов…

В случае неудачи, возможность которой, при борьбе с таким противником, как Германия, нельзя не предвидеть,

социальная революция, в самых крайних ее проявлениях, у нас неизбежна… Германии, в случае поражения, предстоит пережить не меньшие социальные потрясения, чем России…». Но если последствия в виде геополитических и экономических потерь, анархии и социальной революции для России в случае войны являлись очевидными для бывшего российского министра, то они были очевидны и для визави России. Из этой очевидности следует, что проектируя войну, ее проектеры рассчитывали на соответствующий катастрофический исход, как для Германии, так и для России. Соответственно, отнюдь не Россия являлась интересантом мирового военного конфликта.

Основная стратагема США, а прежде Британской империи, состояла в недопущении самой возможности того, чтобы кто-либо смог бросить геостратегический вызов американской мировой гегемонии. Такой вызов в двадцатом столетии артикулировали Германия и Россия (СССР). Экономически это выражалось в выходе их на вторую позицию в доле мирового ВВП и сокращении отставания от США. После этого по странам-конкурентам наносился геополитический удар. Итогами Первой мировой, Второй мировой и «Холодной» войн являлось низвержение американского противника. Собственно ради этого они, по-видимому, и затевались.

Сейчас новый вызов американской гегемонии артикулируется Китаем. Рассмотрение Китая в качестве главного соперника США в борьбе за гегемонию в мире является на настоящее общим местом футурологического дискурса. Согласно опросам, в том, что КНР одержит победу в глобальном соперничестве, верит большинство населения ряда западных стран. До трети самих американцев считает, что не США, а именно Китаю будет принадлежать в будущем роль мирового гегемона.

Как будут на этот вызов реагировать США? Не вызывает сомнения, что выйти Китаю вперед они не позволят. Серьезность вызова предполагает серьезность ответа. Исходя из исторического опыта способ противодействия очевидный – масштабная война.

Противоречия, связанные с вызовом Германии, дополнялись внутренними противоречиями внутри англосакского мира. Это сегодня США и Великобритания рассматриваются в мировой едва ли ни как единое целое. Но так было далеко не всегда. Существующей поныне американо-английский альянс и сложился на завершающем этапе Первой мировой войны. До войны же отношения США и Великобритании носили конфронтационный характер. Антибританские настроения в США в 1914 году были даже сильнее антигерманских. Происходила смена мирового экономического и финансового лидера. Великобритания утрачивала свое лидерское положение. На первое место в мировой экономике вышли США. Столкновение прежнего лидера Великобритании с другим потенциальным конкурентом в борьбе за лидерство Германией и третьим претендентом в более отдаленной перспективе – Россией было, безусловно, на руку американскому капиталу. Первая мировая война подытожила произошедшую мировую инверсию.

Обе мировые войны соотносились с процессом изменения механизмов глобальной финансовой системы. Федеральная Резервная система США была, как известно, учреждена всего за полгода до Сараевского убийства. После победы Антанты в Первой мировой войне вместо прежнего золотого паритета была установлен режим плавающих управляемых валютных курсов. Универсальными резервными валютами стали доллар и фунт-стерлинг. Установилась де-факто финансовая гегемония англо-саксонского мира. Однако мировой кризис и появление геополитических акторов, бросающих вызов англо-саксонскому гегемонизму, привел в 1930-е годы к обрушению установившейся было системы. А далее – Вторая мировая война, Бреттон-Вудс и установление принципа доллар-золото, как основы международного денежного обращения. Будет ли сопряжен новый финансовый переход с сопоставимыми геополитическими потрясениями? Вероятность такого сценария, как показывают происходящие события, возрастает. Ямайская финансовая система трещит по швам. Артикулируются вызовы в отношении к глобальной гегемонии доллара. Для США такая ревизия имела бы, очевидно, характер системного обрушения. Поэтому они будут делать все возможное, чтобы ее не допустить. А арсенал этих возможностей хорошо известен.

Первая мировая война привела к обрушению прежней полицентричной мир-системы, основанной на балансе сил ряда конкурирующих друг с другом западных колониальных держав. Она явно задала логику перехода к однополярному миру. США после войны становятся экономической и финансовой державой № 1. Но произошедшая на финальной стадии войны революция в России создает перспективу выдвижения альтернативной мироустроительной парадигмы.

Следующий шаг в этой логической цепочке связывается со Второй мировой войной. Итогом ее явилось установление модели двухполярного мира. Поражение СССР в «холодной войне» приводит к фактическому установлению однополярной американоцентричной системы. Для ее окончательного установления, с соответствующей институционализацией («мировое правительство»), может возникнуть запрос на новый глобальный военный конфликт. Главный интересант войны оказывается, по сути, тот же, что и сто лет назад.

Ответил: Замглавы Центра научной политической мысли и идеологии, д.и.н. Вардан Багдасарян


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments

6935
35711
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика