Минтруд: не хочешь работать — плати налог для тунеядцев!

Минтруд: не хочешь работать — плати налог для тунеядцев!

Минтруд задумался о том, чтобы ввести налог для трудоспособных, но неработающих россиян. В ведомстве ссылаются на инновационный опыт Белоруссии в данном направлении. При этом в прошлом году отмечалось, что в России «никакого налога на тунеядство не будет», «никто и никогда не говорил про такое, но с этим надо что-то делать». Видимо, рекордный рост числа малоимущих россиян и безработных граждан в кризис заставил чиновников пересмотреть своё отношение к вопросу. 


В Министерстве труда и социальной защиты РФ озвучили идею ввести налог для трудоспособных граждан, которые официально нигде не работают. Об этом сообщил статс-секретарь — замминистра труда Андрей Пудов на международной конференции «Социальное страхование». По его словам, опыт можно перенять у Белоруссии, где уже произошли подобные «серьезнейшие инновации». «Коллеги наши из Белоруссии, может, поделятся опытом, у них серьезнейшие инновации произошли. Они ввели так называемый налог на тех лиц, которые находятся в трудоспособном возрасте, но не уплачивают страховые взносы, не заняты в трудовой деятельности. Они на такой серьезный шаг пошли. Мы пока эту тему обсуждаем, у них такое решение уже принято», — пояснил он.

Также Пудов отметил, что  легализация рынка труда — в приоритете у министерства. Так, в регионах созданы специальные комиссии, которые выявляют предприятия, где люди работают без заключения трудового договора и ведут с ними работу по легализации. Благодаря проделанной работе в прошлом году официально оформили на работу более двух миллионов человек, а с начала текущего года — уже более 400 тысяч. По мнению чиновника, «это является основанием для того, чтобы разработать меры законодательного порядка».

Уточним, что весной 2015 года президент Белоруссии Александр Лукашенко подписал декрет «О предупреждении социального иждивенчества», призванный стимулировать «трудоспособных граждан к трудовой деятельности». В соответствии с документом «тунеядцы» (в том числе постоянно проживающие в стране иностранцы и лица без гражданства) должны ежегодно уплачивать в казну сбор в размере 20 базовых величин.

Напомним, что в России вопрос о необходимости принятия закона о тунеядстве уже поднимался ранее. Так, в 2015 году министр труда и социальной защиты Максим Топилин заявлял, что налога на то, что граждане не работают и не хотят работать, в России не будет, однако надо решать вопрос с социальной ответственностью таких россиян и нагрузкой на страховые фонды. «Никакого налога на тунеядство не будет, безусловно. Налог на тунеядство или что-то еще — это неправильно: у нас труд свободен. Но надо думать, каким образом включать в процесс людей, которые не хотят работать, чтобы каждый участвовал в системе формирования страховых фондов и так далее»,— сказал он.

С неутешительными прогнозами в прошлом году выходил и Роструд, подчёркивая еще осенью 2015 года, что кризис вней серьезные коррективы в трудовую жизнь россиян. С одной стороны — безработица, а с другой — резкое сокращение вакансий. И нынешний кризис может сыграть не последнюю роль в будущем. Разрыв между спросом и предложением работы — колоссальный. Реалии таковы, что одни вынуждены работать не по профессии за любые деньги и на любых условиях, а другие — по специальности, но соглашаться на меньшее. Хорошо, если в обоих случаях прилагается трудовая книжка. 

Кризис 2008-2009 гг. массово вымыл с рынка специалистов некоторых профессий, а многие компании, которые тогда пострадали, едва успев оправиться к 2012 году, попали в кризисный шторм 2014 года и снова были вынуждены провести оптимизацию по отработанной схеме: сократить издержки за счёт сокращения зарплат и «увольнений» сотрудников по собственному желанию, а также «содержать» работников, не оформляя трудовых книжек, избегая налогвоого бремени. Фактически значительная доля россиян, вынужденных работать при таких предлагаемых обстоятельствах, попадает в число тунеядцев. А остальная трудится у «добросовестных» работодателей — на предприятиях, «сбрасывающих» персонал по традиционной «российской форме», резко снижая зарплаты без увольнения работников.

Кроме того, в России формируется новый класс безработных — молодёжь, чей уровень социального доверия к государству является крайне низким. Так, в августе 2015 года Росстат тревожно констатировал, что уровень безработицы среди российской молодежи в возрасте от 15 до 24 лет составил 16,5% — при общем показателе в 5,3%. Такая экономическая ситуация точно не способствует росту занятости в формальном секторе.

В 2015 года серьезные нотки зазвучали и в Федеральной службе по труду и занятости. Там заявили, что «рынок труда в России характеризуется большой степенью неопределённости», а «уровень официально зафиксированной безработицы в течение года вырос на 15%». Об этом сообщил заместитель руководителя Федеральной службы по труду и занятости Максим Паршин, выступая на V социальном форуме «Рынок труда и политика занятости: состояние и перспективы развития». Тогда же он отметил, что  если сравнивать этот уровень с периодом 2008-2009 гг. то эти показатели вдвое ниже, но «спрос на труд резко снизился — наблюдается серьёзнейшее сокращение числа вакансий, которые есть в распоряжении органов занятости». Спрос упал в два раза. Одна из причин — высокий уровень неполной занятости, который увеличился на 40%.

Что мы имеем в 2016 году? Реальные доходы россиян падают второй год подряд, малоимущих россиячн стало больше, на предприятиях проходят то массовые сокращения, то «по собственному желанию». Высокие чиновники признают, что именно резкий рост числа бедняков — это важное отличие нынешнего спада в экономике от кризиса ­2008 –2009 гг. При этом премьер-министр Дмитрий Медведев заявляет, выступая на форуме «Единой России», что ситуация на рынке труда находится под контролем. И она даже лучше, чем в кризисные 2008-2009 гг. благодаря усилиям правительства: «Мы взяли под жесткий контроль положение дел на рынке труда. И результат налицо: ситуация лучше, чем была в кризис 2008-09 года. Тогда в стране было более 9% безработных, а по итогам 2015 года — чуть больше 5,5%». 

При этом очевидно, что в ближайшие два-три года страна будет расти за счёт секторов, в которых нет инвестиций, а без стабильного источника инвестиций уже лет через двадцать Россия пополнит список стран с более низкой продолжительностью жизни, устаревшими технологиями и низким уровнем социального капитала. В такой стране образованная молодёжь жить не захочет. Предчувствуя это, она уже смотрит в сторону Запада. Кто сегодня только выходит на рынок труда, оканчивая вузы, требует социальных гарантий, но не получает их, а те, кто выйдет на рынок завтра, может столкнуться с серьёзной проблемой нехватки рабочих мест. И те, и другие не пожелают работать руками при тяжёлых нагрузках и маленьких зарплатах, то есть в тех условиях, которые закладываются в последние годы, которые в будущем могут стать характерной чертой жизни в России.   

Кстати, как уже в этом году сообщал Росстат, отчитываясь по предварительным выборочным итогам за январь-февраль 2016 года, в России живут более 4 млн. безработных (5,8 % от экономически активного населения), а к ним относятся и те, кто активно ищет работу, но не регистрируется в службе занятости. В государственных же учреждениях службы занятости населения в качестве безработных было зарегистрировано 1,1 млн. человек. Уже в марте статистическое ведомство констатировало, что официальная безработица в России с начала года увеличилась на 7%. Кроме того, отмечалось, что министерство получило уведомления от служб занятости о предполагаемых увольнениях работников в 25 тысячах организациях, в которых работают около 7,9 млн. человек.

После того, как в СМИ прошла информация о «налоге на тунеядство», пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков оперативно заявил, что в Кремле никаких решений по этому вопросу не принималось: «этот вопрос прерогатива правительства. Какой-либо позиции выработанной или единой на этот счет нет».  



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
734
2625
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика