Минздрав — признался

Минздрав — признался

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Минздрав РФ признался в зависимости от импорта и в энергичном исполнении импортозамещающей политики: 70% всех отечественных препаратов включают долю зарубежной и дорогой компоненты, а фармацевтические заводы в стране открываются и строятся.


Импортное замещение лекарств — это вопрос национальной безопасности. Так говорят чиновники от здравоохранения, комментируя ситуацию на российском рынке лекарственных препаратов. По данным Минздрава, 70% всех препаратов можно смело отнести к импортным. Среди них — лекарства, имеющие в составе компоненты, произведённые за рубежом. «Мы пока ещё очень импортозависимые на фармацевтическом рынке, — отмечает глава Минздрава Вероника Скворцова. — Более 70% всех лекарственных препаратов — это препараты, являющиеся либо чисто импортными, либо имеющими в составе субстанцию, которая изготавливается вне нашей страны».

Все такие препараты подорожали из-за инфляции в стране. Например, стоимость лекарств, не входящих в список жизненно важных (ЖНВЛП), по данным Росздравнадзора, с января по сентябрь выросла на 16,2%. (В перечень ЖНВЛП включены более 600 препаратов, из которых около 120 не производятся в России.) При этом стоимость препаратов низшего ценового сегмента (до 50 рублей) из перечня ЖНВЛП, цены на который контролирует государство, в этом году подросла на 13%. 

Об этом ранее сообщил глава Росздравнадзора Михаил Мурашко в рамках Всероссийской конференции «Государственное регулирование в сфере обращения лекарственных средств и медицинских изделий». В целом стоимость важных для жизни лекарств, по данным Росстата, увеличилась в сентябре текущего года на 21,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Остановить рост цен на такие препараты должен перенос их производства в Россию. Об этом ещё в марте заявил премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, подчеркнув такую необходимость. По его словам, чтобы защитить россиян от скачков цен из-за изменения курса рубля, необходимо, чтобы российские предприятия выпускали 90—95% лекарств из списка ЖНВЛП. «Тогда мы не будем подвязаны к колебанию курса валют, а оно всё равно будет происходить, мы с вами понимаем: мы живём в рыночных условиях. Поэтому задача номер один — это перенос производства основных лекарств на территорию нашей страны. И мы этим занимаемся», — подчеркнул глава правительства, выступая на форуме социальных работников в Ярославле.

Из-за колебания курса рубля компоненты лекарств, поступающие в Россию, подорожали и дорожают дальше. По версии чиновников, выход сегодня такой — открывать новые, но  не зарубежные фармпроизводства в стране, чтобы лекарства для россиян стали доступнее.

О том, как обеспечить российский лекарственный рынок отечественными препаратами, говорили ещё три года. В правительстве поставили задачу — сделать всё возможное и невозможное, чтобы доля отечественных лекарств на рынке к 2020 году была не менее 50%, а медицинских изделий — не менее 40%. Этот призыв прозвучал на заседании Кабмина, где рассматривалась госпрограмма по развитию фармацевтической и медицинской промышленности. Минпромторгу и Минздраву было поручено «проложить рельсы» по новым неизведанным территориям, которые должны превратиться в будущем в территории развития фармацевтической отрасли в стране.

Локализовать производство иностранных медизделий в тех его сегментах, которые у нас не производятся или производятся недостаточно, пока удаётся с большим трудом. Дело продвигается медленно. В прошлом году в стране открылись всего два фармацевтических завода «по производству новых препаратов высочайшего класса», а в течение ближайших двух-трёх лет планируется открыть ещё два.

При этом первые успехи уже есть сегодня. Немецкая фармацевтическая компания открыла в Калужской области своё локальное производство. Завод будет выпускать на предприятии инновационные препараты в таких областях, как кардиология, онкология, респираторные заболевания, воспалительные процессы. Предполагается, что будет выпускаться около 80% препаратов, зарегистрированных в России (около 30 наименований). На данный момент — это самый крупный инвестиционный проект в области фармацевтики в России. Инвестиции, вложенные в производство, составили $224 млн. Весной в Калуге открылся детский инсулиновый завод. Российский рынок решила освоить датская компания.

Кроме Калуги, иностранные компании стали резидентами крупных российских фармацевтических кластеров в Ярославле, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Подмосковье. В локализацию производств уже вложено более $2 млрд. от зарубежных фармкомпаний. Перечень ЖНВЛП расширился: 67% препаратов уже выпускается в России.

При этом многие соглашения о строительстве фармзаводов на территории России были подписаны несколько лет назад — до кризиса. В индустриальных парках свои производства разместили мировые лидеры фармацевтической отрасли. Если проблема «дорогих лекарств» и будет решена за счёт выпуска дженериков, то вопрос обеспечения рынка лекарственными препаратами собственного производства от формулы до упаковки — нет. Во-первых, зарубежные производители, организуя тут контрактные производства, не передают технологии на препараты с действующим патентом. Во-вторых ответственным лицам за государственную политику в стране дешевле и проще содержать «зелёную улицу» для импортного медицинского изделия, чем развивать (особенно в кризис) собственные медицинские современные технологии, так как для этого пока нет достаточной научной базы, которую правители постепенно транжирили последние двадцать лет, сделав выбор в пользу импортоприглашения. Это привело к тому, что наша массовая фармацевтическая промышленность оказалась неконкурентоспособной и незащищённой государством.

Показательно то, как принято у нас решать острые вопросы. Когда лекарства резко подскакивают в цене, то Минздрав посылает в аптеки отряд из Росздравнадзора («…мы видим, что иногда бывают скачки, но тут же стараемся посылать внеплановые проверки Росздравнадзора», — так однажды пояснила вопрос подорожания лекарств вице-премьер Ольга Голодец), затем прибегают возмущённые общественники-активисты и различные партийцы. Аптеки получают нагоняй и цена снижается. Какое-то время — всё прекрасно. Об этом громко сообщают СМИ. Затем история повторяется. При этом все её участники понимают, что если лекарство в аптеке подорожало, то вопросы надо задавать не директору аптечного пункта, который представляет собой обычного наёмного сотрудника, а поставщикам товара и отделу маркетинга аптечной сети, так как они определяют это местное ценообразование с оглядкой на рынок.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Рычаги выживания в медицине


Недовольных медициной стало меньше. Значит все хорошо?

Здравоохранение России: мифы, реальность, решения

Платная медицина, как опасная болезнь

Ход конём от Минпромторга: оглашён расширенный список запрещенной к импорту в Россию медицинской техники


Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
1113
4903
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика