Молодые и безработные: каждый платит за себя

Молодые и безработные: каждый платит за себя

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии 

Если так пойдёт и дальше, то Россия в ближайшем будущем догонит Испанию образца последних лет, где высокий уровень безработицы среди молодёжи держится уже длительное время. По всем косвенным признакам в России формируется новый класс безработных — молодёжь. Уровень её социального доверия к государству — крайне низкий.


Россию может захлестнуть высокая волна безработицы. Она вынесет на берег разбитые надежды на лучшую жизнь молодого поколения страны. Срок, когда может быть достигнут пик, разные аналитики называют почти один — уже через пятнадцать или двадцать лет. К этому времени изменится структура предложений на рынке труда: людей с высшим образованием и соответствующими требованиями к работодателю будет намного больше, чем может позволить себе рынок. Усугубит ситуацию современное слабое инвестиционное участие государства в экономических секторах, которое скажется на будущем результате. В основу жизни в России окончательно ляжет формула «каждый платит за себя».


УЙТИ ИЛИ ОСТАТЬСЯ?

Кризис, который сегодня внёс серьёзные коррективы в правила игры на трудовом рынке, сыграет не последнюю роль в будущем. На данный момент разрыв между спросом и предложением работы — колоссальный. HeadHunter, к примеру, показывает такую октябрьскую картину: на сайте размещено более 18 млн. резюме соискателей, почти 327 тыс. вакансий, представлено более 476 тыс. компаний. Даже учитывая то, что многие вакансии и резюме — неработающие, ситуация выглядит катастрофичным образом.

Одни вынуждены работать не по профессии за любые деньги, а другие — по специальности, но соглашаться на меньшее. Кризис 2008-2009 гг. массово вымыл с рынка специалистов некоторых профессий, а многие компании, которые тогда пострадали, едва успев оправиться к 2012 году, попали в кризисный шторм 2014 года и снова были вынуждены провести оптимизацию по отработанной схеме: сократить издержки за счёт сокращения зарплат и «увольнений» сотрудников по собственному желанию.

По данным Росстата, в августе 2015 года уровень безработицы среди российской молодежи в возрасте 15–24 лет составил 16,5% — при общем показателе в 5,3%! «Экономическая ситуация, которая у нас развивается, явно не способствует росту занятости в формальном секторе», — отметил ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов, выступая на конференции, посвящённой 25-летию Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара. Он также подчеркнул, что предприятия «сбрасывают» персонал по традиционной «российской форме», резко снижая зарплаты без увольнения работников. По его словам, в некоторых компаниях сокращение заработных плат уже достигло 15–20%. «Я думаю, что в какой-то момент мы увидим, что новые люди не нанимаются», — сделал вывод экономист.

Проблему признают и официальные власти. «В настоящее время рынок труда в России характеризуется большой степенью неопределённости,— отметил заместитель руководителя Федеральной службы по труду и занятости Максим Паршин, выступая недавно на V социальном форуме «Рынок труда и политика занятости: состояние и перспективы развития». — Уровень официально зафиксированной безработицы в течение года вырос на 15%». 

По его словам, если сравнивать этот уровень с периодом 2008-2009 гг. то эти показатели вдвое ниже, но «спрос на труд резко снизился — наблюдается серьёзнейшее сокращение числа вакансий, которые есть в распоряжении органов занятости». Спрос упал в два раза. Одна из причин — высокий уровень неполной занятости, который увеличился на 40%.


РАБОТА ЗА ЕДУ

Некоторые компании, пережившие кризис 2008-2009 гг. и переживающие трудные времена сегодня, готовы снова пригласить новых сотрудников, но платить им они готовы меньше, чем предыдущим своим работникам. Таким образом, дешёвая рабочая сила формирует рыночную стоимость труда.

Показательно то, что происходит в торговле, которой не так страшны кризисы, банально, но люди будут покупать продукты и одежду всегда, если на дворе — не война. Несколько лет подряд, к примеру, зарплата продавца консультанта (при графике 2/2 с 10 до 22 часов) в Москве держится на уровне 20-24 тыс. рублей. Это — её максимальный уровень без учёта вычитаемого налога! И всегда находится тот, кто готов работать много, тяжело, но за небольшие деньги. Как правило, это студенты, которые зарабатывают карманные деньги, те, кто временно нашёл место в торговой сфере, где текучка из-за условий работы постоянная и большая, а также те, кому трудно найти новую работу в силу возраста. И платить им больше в ближайшее время не будут, так как на их место претендует ещё более дешёвая рабочая сила в лице потенциальных работников из республик бывшего СНГ.

Представьте, какая жизнь у тех, кто продаёт вам хлеб в булочном ларьке или варит кофе в кулинарной лавке с известным названием. Они работают шесть дней в неделю с 7 утра до 10 вечера, получая 1000 — 1 200 руб. за смену! Они встают в 5 утра, чтобы уже в 6 утра быть на работе и принимать поставку, чтобы к 7 утра витрины блестели, а в холодильных камерах красовались пирожные, тортики, а в крохотном зале разносился ароматный запах кофе.

Происходит так. Работаешь за троих, а получаешь за одного. Бухгалтер делает работу за себя и за того парня — кадровика, который ещё вчера сидел рядом, но был «попрошен» кризисным менеджером. Администратор — и за личного секретаря, и за пресс-секретаря, отвечая на звонки, ведя делопроизводство, заполняя сайт, готовя боссу кофе и тексты выступлений. Продавец — и за кассира, и за кладовщика, и за уборщика, консультируя, продавая, убирая залы, размещая товар. И кузнец, и жнец и на дуде игрец...

Люди терпят и работают, так как деваться им пока некуда. Кстати, это признаёт и Паршин, объясняя, что особенностью российского рынка труда «является огромный территориальный дисбаланс», уточняя, что работники зачастую терпят сокращения заработной платы, увеличение нагрузки, но не готовы поменять место работы, особенно если работа предлагается в другом регионе! А что, кризис регионы не затронул? Переезд в другой регион — это затратное мероприятие и для сотрудника, и для работодателя, если речь не идёт о варианте «жить, как гастарбайтер».

Прошлым летом многие солидные столичные айтишные компании и финансовые организации перевели своих дорогих специалистов из регионов на удалёнку, отправив их работать с мая по сентябрь домой, сэкономив на съёме квартир для них. Этим летом передышку взяли уже многие средние компании и предприятия в стране, оптимизировав свою работу в надежде, что всё утрясётся. Они или отправили сотрудников в отпуска, или предложили им неполный рабочий день, или приостановили производства. 

Кстати, пик сокращений можно ожидать уже осенью, так как многие предприятия не сумели выползти из кризиса, несмотря на летний перерыв, где они сэкономили на зарплатных издержках. Впереди у них — очередная оптимизация.


НА ЧЕМОДАНАХ?

По всем прогнозам, этот кризис будет затяжным и более жёстким, чем предыдущий. Реальные доходы населения в этот кризис пострадали больше, чем во время кризиса 2008-2009 гг. На горизонте — реальная безработица среди молодого населения, которую Россия встретит уже в 2017–2018 гг. Произойдёт то, что случилось в Испании, где безработица среди людей в возрасте до 25 лет составляет 49% (данные за август от Eurostat). Правда, у них есть социальные пособия, которые помогают им продержаться на плаву. У нас ситуация другая. Безработица сегодня растёт за счёт скрытой её формы в отличие от предыдущего кризиса. (Прогноз по безработице читайте в материале нашего Центра «Безработица в России»). Сложность её регистрации «приводит к фактической невозможности адекватно оценить происходящие в экономике процессы, а также позволяет использовать низкие показатели в политических целях, что подкрепляет позитивные социальные настроения».

Такие позитивные социальные настроения отлично отражаются официальным пропагандистским аппаратом. Он сообщает, что россияне живут трудно, но жизнью довольны, что Западные ценности им чужды, а родные пенаты — греют душу.

Социологи утверждают, ссылаясь на данные опросов общественного мнения, что россияне Запад очень не любят, но жизнь говорит об обратном. Одни едят в «Макдональдсе», хотят быть в тренде во всём: от верхней одежды до нижнего белья от кричащих зарубежных брендов, они ругают российских правителей и чиновников, ходят на демонстрации, но называют Россию «Рашкой». А другие пакуют чемоданы: их цель — добраться до Европы или Америки, чтобы быть востребованным специалистом и полезным гражданином.

По данным американского агентства Bloomberg, в этом году более 265 тыс. россиян обратились за грин-картой (при квоте всего 4 тыс.). В прошлом году желающих было меньше: в Штаты уехали по рабочим и студенческим визам более 245 тыс. человек, а в Европу — более 75 тыс. граждан, бросивших якорь в Великобритании, Германии, Испании, Швейцарии, Израиле. При этом число обращений за получением гражданства Израиля за последние пять лет выросло на 30%.

Среди потенциальных эмигрантов по большей степени — учёные, банкиры, специалисты по праву, перспективные выпускники вузов и квалифицированные специалисты. Кроме того, если в Америку отправляются состоятельные россияне, которые хотят обезопасить свои деньги с перспективой безопасного вложения, то в Европу едут работающие молодые тридцатилетние. Во-первых, им позволяет профессия и квалификация, во-вторых, они хотят больше зарабатывать и повысить свой профессиональный уровень.

То есть из страны уезжают в основном люди, обладающие финансовым или интеллектуальным капиталом, что отразится на дальнейшем развитии России. Подробнее читайте «Кто и почему бежит из России?»


КТО С ЗАПАДОМ, ТОТ — ПРОТИВ НАС

В стране складывается ситуация, когда уровень социального доверия достиг дна. «Политика Кремля ставит образованный класс перед выбором: либо выстраиваться под знаменем борьбы с Западом, либо уезжать», — пояснил вопрос Bloomberg политолог Александр Морозов, констатируя, что мозги из страны «утекают» стремительно. Россия оказалась в условиях международной изолированности с падающей экономикой, но с чётким курсом на ужесточение мер в различных областях.

По данным того же Bloomberg, массово уезжают учёные и специалисты в области высоких технологий, банковского дела и права, а технопарк «Сколково», который так горделиво, широко и публично рекламируется официальными властями, стал, по словам его бывшего директора по развитию Максима Киселева, «инкубатором для эмигрантов». 

О том, что в стране «закручиваются гайки», говорил также директор «Левада – Центра» Лев Гудков в мартовском интервью «НГ». Он отмечал, что из России уезжают самые успешные, предприимчивые и благополучные люди, те, кто добился тут успеха, те, кто принял это решение, думая и размышляя, что их тут ждёт. «Рост таких настроений стал особенно заметным ближе к весне 2011 года, когда стало ясно, что Путин возвращается и политическая система будет становиться все более жесткой и никаких инновационных реформ здесь не предвидится, а вся анонсированная Медведевым реформа о правовом государстве, о новациях – все оказалось пустыми обещаниями, болтовней, — рассказал он. — И люди почувствовали, что впереди ожидается усиление государственного давления, административный зажим, ограничения свобод, в том числе и экономических, что надеяться особо не на что».

Яркий пример — здравоохранение.«Мы задали в системе здравоохранения такие стандарты, на которые наши коллеги в Европе — где близкое по типу финансирования здравоохранение — тратят в четыре раза больше, — объяснил Кузьминов. — У них в два раза выше доход на душу населения. Против наших 4 они тратят 8–9% ВВПФормальнозаявленныегарантии медицинские одни и те же».

Ректор ВШЭ Ярослав Кузьминов назвал ещё одну важную причину, которая выталкивает россиян из страны. По его мнению, Россия идёт к модели жёсткого социального либерализма с низким уровнем межличностного доверия, минимизацией государственных гарантий и режимом «каждый платит сам за себя». «Плохая школа — как в начале 2000-х годов, детский сад как загончик, куда ты приводишь ребенка со своим бутербродом, клиника, куда ты приносишь свои лекарства», — пояснил он.

В ближайшие два-три года страна будет расти за счёт секторов, в которых нет инвестиций, а без стабильного источника инвестиций уже лет через двадцать Россия пополнит список стран с более низкой продолжительностью жизни, устаревшими технологиями, низким уровнем социального капитала. В такой стране образованная молодёжь жить не захочет. Предчувствуя это, она уже смотрит в сторону Запада. Кто сегодня только выходит на рынок труда, оканчивая вузы, требует социальных гарантий, но не получает их, а те, кто выйдет на рынок завтра, может столкнуться с серьёзной проблемой нехватки рабочих мест. И те и другие не будут работать руками при тяжёлых нагрузках и маленьких зарплатах, то есть в тех условиях, которые закладываются в последние годы, которые в будущем станут правилом. Куда они пойдут? Вряд ли они пойдут ковать рейтинг президента в 90%!


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Бедный сентябрь

Кто и почему бежит из России?

Завышенные ожидания от Минэкономразвития

Безработица в России

Россияне все чаще используют интернет для поиска работы




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
525
1401
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика