Народ доволен — посадки идут

Народ доволен — посадки идут

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии 

Журналисты — взяточники, полицейские и врачи — коррупционеры, а власти — главные борцы с плохишами, особенно в регионах. Ничего удивительного. Впереди — выборы. Социологи вышли с очередным отчётом о настроениях россиян, составив антирейтинг по уровню коррупции в стране.


Антирейтинг россиян по уровню коррупции возглавили ГИБДД, полиция и здравоохранение. При этом индекс борьбы с коррупцией впервые за 10 лет стал положительным! Работу властей в этой области отметили почти 50% респондентов. Об этом сообщает Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Данные опроса представлены на его сайте. Если коротко, то кредит доверия россиян потеряли сотрудники Госавтоинспекции (32%), полиции (21%) и здравоохранения (21%). СМИ также оказались в списке аутсайдеров: почти половина опрошенных (46%) с недоверием относится к событиям, которые освещает пресса. Рейтинг доверия журналистам в текущем году снизился до минимального значения (2,59 балла из 5 возможных). Половина опрошенных (52%) полагает, что в журналистской среде существует коррупция, в том числе 31% уверен, что многие журналисты — взяточники.


ХЛЕБА И ЗРЕЛИЩ

При этом успехи Кабмина в деле противодействия коррупции оценили 48% участников опроса (по сравнению с 30% в 2005 году). Кстати, тогда в стране так же проходили громкие коррупционные скандалы, в основном по линии здравоохранения. Боролись громко и публично. Показательна середина «нулевых». В 2000−2004 гг. была сформулирована правительственная концепция «Модернизация медицинской помощи в РФ», а в 2006 - 2010 гг. в стране реализовывался национальный проект «Здоровье». Параллельно отчётам об успешной реализации в эти годы  в стране волнообразно проходили громкие процессы  о коррупционных схемах при госзакупках. В народе их называли «делами о золотых томографах». Одно из самых нашумевших произошло в 2008 году: сотрудники Минздравсоцразвития заключили договоры с двумя коммерческими структурами на поставку в медучреждения  Москвы и Воронежкой области трёх компьютерных томографов Toshiba Aquilion по цене 89 млн. руб., и одного — по цене 95 млн. руб., при их рыночной стоимости 28-40 млн. руб.Федеральный бюджет понёс ущерб на сумму 200 млн. руб.

Это были годы президентства Дмитрия Медведева, которые прошли под лозунгом «борьбы с коррупцией». Тема широко освещалась СМИ. По телевидению развернулись теледебаты в духе «Как бороться с коррупцией в России», а главными активистами и помощниками власти были единороссы. В своё время депутат Госдумы, член партии «Единая Россия» Александр Хинштейн заявил, что «у «Единой России» есть чёткий, внятный план действий, как сделать Россию страной без криминала, страной без коррупционеров, страной без уголовников во власти. «Единая Россия» — единственная партия, в списках которой нет людей с криминальным прошлым». Тогда шли посадки, и народ был доволен. При этом летом 2011 года Фонд «Общественное мнение» сообщил, что более 80% россиян оценивают уровень коррупции как высокий, и постоянно растущий.

Посадки и теперь идут. И народ опять доволен, а коррупция никуда не уходит, но сегодня россияне отмечают, что она уменьшается: за полгода почти в два раза значительно снизилась коррумпированность институтов федеральной и муниципальной власти. По мнению аналитиков, не последнюю роль в данных представлениях россиян сыграл ряд показательных и разоблачительных процессов. Так, с новостью об аресте главы Коми Вячеслава Гайзера знакомы 60% россиян. Крепко засели в народной памяти не менее популярные коррупционные скандалы, например в ФИФА, а также задержание губернатора Сахалинской области Александра Хорошавина.

Борьба власти с коррупционерами во власти снова стала трендом от Кремля. Это объясняется тем, что впереди — две серьёзных выборных кампании, одна из них — президентская кампания – 2018, под которую Кремль уже сейчас начинает зачищать политическое поле. Общественности через СМИ планомерно доносят необходимый посыл, аккуратно вложенный в серию компрометирующих материалов.

Разоблачительные опусы рекордно строчит Общероссийский народный фронт (ОНФ), активно распространяя их через средства массой информации. Главными героями становятся чиновники на местах, которые транжирят государственные деньги. Правоту умозаключений призван подтвердить «губернаторский рейтинг», который не так давно опубликовали онээфовцы. Таким образом, россиянам демонстрируется, что в стране идёт реальная борьба с коррупцией. Виновниками всех бед России (от бюрократии до экономического кризиса) называют именно высоких чиновников в регионах, которым были вверены чаяния народа, а они не справились, променяв своё предназначение на личный шкурный интерес (при этом президентский рейтинг достигает 90%). Так ли это на самом деле?

Безусловно, проблема продажности во власти есть и с ней нужно бороться. Принципиальный момент заключается в том, что у нас начинают бороться не с самим процессом, а с отдельными его участниками, подгоняя нужное время и место. По этому правилу выбираются регионы, на которые в предвыборное время или кризисные годы накидывают ошейник, опасаясь влияния местных элит и протестных настроений в обществе. А надо понимать, что общественность — это и богатый, и бедный. И тот, кто может влиять на ситуацию, располагая репутационными или финансовыми возможностями, и тот, кто не может этого делать в полной мере, но чей голос может образовать большинство.

Общественность — это не только обычный среднестатистический россиянин, который ходитна работу от звонка до звонка, получает скромные деньги, выкраивая из них «на подарки» врачам, учителям, воспитателямдетских садиков, привыкший за всё платить, так как страна наша живёт уже лет пятнадцать по принципу «каждый платит за себя». И вот тут и заключается второй ключевой момент: а почему так сложилось?


ПЛАТИ. И ЕЩЁ РАЗ — ПЛАТИ

Всё дело в том, что у нас под каждое решение есть нормы. Простой пример. Конституция РФ даёт право бесплатной помощи гражданам. В частности, статья 41 гласит: «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений». Что происходит на практике? Большинство россиян готовы доплачивать официально за получение медицинских услуг более высокого качества, чем те, что оказываются в рамках ОМС. Ежегодно их доля увеличивается. Также они готовы давать взятки в государственных медицинских учреждениях. Об этом пишет медицинское издание Vademecum, ссылаясь на исследования ВЦИОМ и Ассоциации частных клиник Москвы и ЦФО. В 2014 году среди тех, кто в течение года обращался в госмедучреждения, 17% попадали в ситуацию, когда для получения медицинской помощи было необходимо передать медперсоналу подарок или деньги. Кроме того, и полис не всегда является входным билетом в медучреждение, где можно получить бесплатные медицинские услуги. Почему?

Об этом очень верно написал Александр Саверский — юрист, возглавляющий «Лигу пациентов» с2000 года. Он сказал так:  «Основой современной коррупции являются разночтения правовых норм. Но никто в стране не озадачен этой проблемой и её устранением, никто не сидит и не анализирует противоречия ни на этапе принятия законов, ни после. Там есть какие-то фильтры, вроде правового управления при президенте, при правительстве и комитетов в Госдуме, но они почему-то не справляются».

В 2011 году Минздрав дал россиянам право выбирать себе врача и медицинское учреждение. Закон об «Основах охраны здоровья граждан» (ФЗ № 326) чётко прописывает, что «для получения первичной медико-санитарной помощи гражданин выбирает медицинскую организацию, в том числе по территориально-участковому принципуне чаще чем один раз в год…», а там он выбирает себе терапевта, участкового, педиатра, семейного врача и т.д.

При этом на практике выбор превращается в пустой звук. Например, мне предстоит серьёзная операция, но я обоснованно не хочу, чтобы оперировали в больнице, к которой прикреплена. В просьбе откажут. Направление в другое медицинское учреждение я смогу получить только в том случае, если в моей больнице такие операции не делают. При этом по закону я могу выбрать ту поликлинику, которая больше нравится (даже в другом городе), независимо от прописки. Могу выбрать и врача, который мне нравится. Но при этом и врач по закону может мне отказать.

В одном из интервью профессор, заместитель директора ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава России Фарит Кадыров объяснил то, почему закон пробуксовывает. «При реализации отдельных положений Закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» выявился ряд ситуаций, которые не были отражены ни в законе, ни в подзаконных актах, — пояснил он. — В частности, при выборе гражданином врача последний имеет право не согласиться принять его в число своих пациентов. В таком случае главврач обязан предложить другого врача — и так, пока не будет исчерпан весь список. А что дальше? Подобных тонких коллизий возникает немало, они требуют уточнения, доработки подзаконных актов».

Кроме того, не смогу в срок попасть и к «чужому» бесплатному офтальмологу, даже если в поликлинике окулист — всего один по записи на неделю вперёд (в лучшем случае) и тот в отпуске или на диспансеризации. Альтернатива — частная поликлиника, в которой работают на полставки врачи из государственных ЛПУ.

Платить, но меньше, надо будет и в государственной поликлинике, так как врачи и ЛПУ поставлены в такие условия работы, а пациент всегда может выбрать: ждать своей очереди неделю к офтальмологу, узисту, рентгенологу или пойти в кассу и заплатить. Почти каждое государственное ЛПУ живёт за счёт коммерческих медицинских услуг и многим приходится до сих пор отрабатывать медицинское оборудование, взятое в кредит.


ЧУЖОЙ, СВОЙ

Кроме того, когда закон об «Охране здоровья» только вводился в практическую жизнь, главврачи опасались, что поликлиники и больницы станут жить в духе «тут густо, а там пусто», указывая на то, что народ перебежит в те ЛПУ, которые имеют современное медицинское оборудования и достаточное количество квалифицированных врачей и даже просто врачей. Массового перехода не произошло, на местах этот процесс тормозили: региональным чиновникам от Минздрава была спущена сверху «негласная» директива: закон применять осторожно, а главврачам — «чужих» пациентов стараться не брать.

О чём тогда этот «территориально-участковый принцип»? О том, что на самом деле участковый врач от одного участка не будет брать «чужого» пациента, а городская поликлиника Ленинского района, условно, не пропишет у себя пациента из Советского района. Проще говоря, «не ваш» терапевт не будет лететь к вам домой с другого конца города. У него «своих» пациентов — вагон и маленькая тележка. Утром всех надо успеть посетить дома, а в обед— принять в поликлинике, отсчитывая минуты на каждого из них и заполняя «талоны», которые и определяют его премиальную часть к заработной плате при условии, что будет выполнен норматив. На одного человека в районных поликлиниках до сих пор терапевту выделяются всего 10-12 минут, а онкологу — 20 минут. За это время доктор должен успеть поставить диагноз и назначить лечение. 

Такой норматив и время нагрузки на пациентов утвердил Минздрав, просчитав время приёма в минутах. В прошлом году (в разгар сокращения медицинских работников) ведомство требовало уменьшить время, а в этом году — увеличило. Теперь терапевт и педиатр должны будут тратить на одного пациента 15 минут, а невролог и акушер-гинеколог — 22 минуты. При этом, как говорят сами врачи, это нововведение не будет иметь смысла, если не расширить штат медицинских специалистов. А как можно это сделать, если в стране идёт массовое сокращение врачебного персонала и закрытие ЛПУ?

Законы не совпадают с требованиями жизни. Люди это понимают. Власти это знают. Когда протестные настроения или колоссальная усталость становятся очевидными для власти, то она запускает в общество известные манипулятивные механизмы, которые призваны настроить всё на нужный лад. Россияне предпочитают поверить (хотя бы на время), что люди, которые поступают плохо, несут за это справедливое наказания, что справедливость не может быть выборочной. Но так не может продолжаться вечно, так как проблема, выстроенная по принципу «что позволено Юпитеру, то не позволено быку», имеет системный характер. Нет никакой гарантии, что завтра этот антирейтинг по уровню коррупции в стране не обвалится с грохотом по всем пунктам.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Молодые и безработные: каждый платит за себя

Рычаги выживания в медицине

Платная медицина, как опасная болезнь

Ход конём от Минпромторга: оглашён расширенный список запрещенной к импорту в Россию медицинской техники

Пропаганда и действительность



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
5441
21541
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика