Нить Ариадны от Минэкономразвития

Нить Ариадны от Минэкономразвития

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Нина Мозер

Чиновники решили бороться с «откатами» при госзакупках с помощью нового законопроекта. Главное экономическое ведомство страны предлагает ввести критерий публичности для участников проектов по линии государственных закупок, а также «удешевить» прозрачный контракт-миллиардник.


ДЕТАЛИ ПРОЕКТА

По замыслу авторов, прозрачность процесса снизит риск «распила» бюджетных денег, который организуют недобросовестные посредники, а также исключит возможность аффилированного сговора между заказчиком, подрядчиком, субподрядчиком и соисполнителем. Для этого Минэкономразвития предлагает сделать торги публичными, а также понизить ценовой порог контрактов, при которых будет раскрываться информация о субподрядчиках и соисполнителях. При этом данная информация открывается, если поставщик адресует субподрядчикам не менее 10% цены контракта. Эти меры, как сообщается в законопроекте («О внесении изменений в ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд»»), опубликованномнафедеральном портале проектов нормативных правовых актов, станут эффективным инструментом выявления и противодействия коррупции.

 На данный момент информация о субподрядчиках, соисполнителях крупных контрактов предоставляется заказчику, но не раскрывается публично. (При этом исключение из правила есть. Заказчик может раскрыть все карты, если проводится проверка по факту выявленного нарушения, но это не очень выгодно обеим сторонам, так как участникам проекта грозит расторжение контракта, пересмотр всех договорённостей — устных и материальных). Эта норма распространяется на контракты с начальной (максимальной) ценой свыше 1 млрд. рублей для обеспечения федеральных закупок и 100 млн. рублей для региональных. МЭР предлагает снизить существующую стартовую стоимость контрактов, которые раскрывают о них информацию: для федеральных заказов до 500 млн. рублей, а для региональных — до 50 млн. рублей. В ведомстве надеются на то, что, во-первых, бизнесмены, проигравшие торги, захотят узнать обоснованность собственного провала на площадке госзакупок, а во-вторых, рассчитывают, что информационная публичность действий остановит тех, кто обычно пользуется своим привилегированным положением.

В сфере госзакупок — случайных людей нет. Торги выигрывают те, у кого есть надёжный тыл — влиятельные покровители и очень большие деньги. Компании «с улицы» не могут пробиться к дорогим проектам от государства. Они могут обладать вполне приличными финансовыми возможностями, успешными реализованными проектами и профессиональной командой специалистов, но это не гарантирует им даже вход на торговую площадку, оккупированную виртуозами госзакупок. Это — аксиома.

Как подчёркивают в ведомстве, если законопроект вступит в силу, то заказчик будет обязан раскрывать информацию о субподрядных организациях через единую информационную систему госзакупок. В этом случае можно будет посмотреть, аффилирован ли заказчик с подрядчиком. Сегодня ситуация складывается такая. Государство поддерживает крупные инфраструктурные проекты. При этом контракты-миллиардники раздаются штучным компаниям олигархов. Обычному крупному бизнесу, не входящему в узкий круг приближенных к Кремлю, конкурировать с ними невозможно, впрочем, как и уличить в том, что они не всегда играют по честным правилам. Такие компании могут и не сообщать о своих годовых планах, минуя и публикацию информации о тендерах на своих сайтах. Но, не всегда.


ЕЖЕГОДНЫЕ НАДЕЖДЫ

О наглом воровстве в системе госзакупок сообщают высокие чиновники и первые лица государства, ориентируя соответствующие структуры на борьбу с мошенничеством и коррупцией, надеясь на положительный результат. На «ковёр» вызываются руководители ведомств. С них требуют отчёты в духе «покажите, как боретесь с коррупцией и мошенничеством». При этом спрашивают не только по громким делам, но и по самым обычным местным региональным разборкам. Складывается ситуация, когда без прямого вмешательства на уровне президента или премьера, решить вопрос не удаётся. Это происходит ежегодно. Антикоррупционный пакет законов расширяется, но действует выборочно, а главы ведомств отчитываются и отчитываются. В 2012 году глава Счётной палаты России (на тот момент) Сергей Степашин сообщил, что каждый год из бюджета страны похищается 1 трлн. рублей по линии госказупок. В то время гремело дело «Оборонсервиса», которое привело к отставке министра обороны Анатолия Сердюкова, а также сделало тему воровства государственных денег публичной и откровенно неприличной. Тогда было возбуждено несколько уголовных дел о мошенничестве с землями и акциями этой коммерческой компании аффилированной с Министерством обороны. В итоге за Анатолия Сердюкова села Евгения Васильева — начальник департамента имущественных отношений Министерства обороны, а сам экс-глава военного ведомства ушёл в тень. Тогда же миллиардную аферу провернули и по линии программы «Глонасс»: ОАО «Российские космические системы» потеряли 6,5 млрд. рублей, а главный конструктор РКС Юрий Урличич ушёл в отставку. 

В 2013 году СП РФ сообщила, что большинство контрактов – миллиардников заключалось и реализовывалось «в серой зоне правоприменительной практики и закупочных технологий». В том же 2013 году президент РФ Владимир Путин побывал с рабочей поездкой в Сибирском федеральном округе. На хитрых перекупщиков древесины там ему пожаловались местные бизнесмены средней руки. Для них эти ловкачи были, как кость в горле: выигрывали по блату все тендеры на закупку древесины, продавая её затем по неподъёмной цене для большинства предпринимателей. Этот факт узнал и глава Минэкономразвития Андрей Белоусов на рабочей встрече с президентом, докладывая о том, какой готовится комплекс мер по защите интересов производителей при их участии в тендерах и госзакупках и по исключению возможностей для махинаций со стороны посредников. Тогда Владимир Путин  отметил, что «ситуация, при которой приходится решать такие вопросы с президентского уровня либо с уровня Правительства Российской Федерации — недопустима, она тормозит развитие самой экономики». В текущем году на фоне борьбы с налоговыми уклонистами и государственного курса на деофшоризацию экономики СП РФ выступила с не менее громким заявлением о том, что госзакупки и управление госимуществом наиболее подверженная коррупции сфера. Председатель Счётной палаты РФ Татьяна Голикова заявила: «Мы отслеживаем контракты, которые заключаются с организациями, зарегистрированными в иностранных юрисдикциях. Из 280 проанализированных за последнее время договоров на общую сумму около 1,3 трлн. рублей выявлено 50 таких сделок на общую сумму около 272,4млрд.рублей».

В поле зрения «воровских» интересов попадает сфера строительства, а также капитального ремонта, транспортного обслуживания, закупка оборудования и техники. Одним словом, почти всё, во что вкладывает государство — от детских садиков до дорогих инфраструктурных проектов или стратегических космических комплексов. Вопрос в том, какие реальные возможности для борьбы с коррупцией есть у страны, где олигархи и политическая «родня» сидят на госзаказах, владея стратегическими отраслями? При таких исходных данных — какова роль государства в экономике? Какая команда её создаёт? И главное — кто размотает нить Ариадны в этом тёмном, но закрытом лабиринте «для своих»? Кто сел? И кто сядет? Если как сейчас — никто, то дело безнадежно.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

О бесах и не только

Пять вопросов по делу «Оборонсервиса»

Почему прокурор потребовал условный срок для Васильевой и зачем против нее возбудили второе уголовное дело?

Рейдерство — королевство сомнительных побед

Деофшоризация ─ крючок для большой рыбы или кто крайний?






Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1870
6249
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика