Операция «санация»: не пощадим никого

Операция «санация»: не пощадим никого

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Говорили — санация, а выходит — зачистка банковского поля в пользу сильных, авторитетных и подконтрольных государству. Бизнес бежит из страны с деньгами, идеями и проектами, а Центробанк продолжает отбирать у банков лицензии. На этот раз в его списке на выход оказались четыре кредитных организации, в том числе и рейтинговые игроки банковского сектора — московский Связной банк и НОТА-банк. 

Причины разные: одни утратили капиталы, а другие проводили сомнительные трансакции. При этом — не всё так просто: важно и то, кто конкретно стоит за банками-изгнанниками, которых попросили с рынка, и то, что их лишают возможности инвестировать в экономику страны, и то, что регулятор, таким образом, перекрывает лазейки, с помощью которых компании выводят деньги из-под контроля государства. 


Центробанк не щадит никого: у любого среднего или крупного банка сегодня могут отозвать лицензию. Что и происходит. Только в ноябре мегарегулятор остановил лицензии 17 кредитных организаций. Ситуации в каждом случае разные. Вчера отозвал лицензию на осуществление банковских операций у волгодонского банка «Максимум» (Ростовская область) с формулировкой «руководство проводило высокорискованную кредитную политику и не создавало адекватных принятым рискам резервов на возможные потери по ссудам», а сегодня — сразу у четырёх кредитных организаций, в том числе у рейтинговых игроков банковского сектора — московского Связного банка и НОТА-банка. Об этом сообщается на сайте ЦБ. «Связной Банк (АО) допускал нарушения банковского законодательства и нормативных актов Банка России в части недооценки кредитного риска. В результате формирования резервов, адекватных принятым рискам, кредитная организация полностью утратила собственные средства (капитал)», — говорится в документе.

Акционеры же Связного банка планируют рассмотреть вопрос о ликвидации кредитной организации в декабре. История со Связным банком длится давно: его партнёры и кредиторы решили избавиться от непрофильного актива.


Впервые о серьёзных проблемах банка стало известно в конце 2014 года, когда основатель ГК «Связной» Максим Ноготков получил уведомление о дефолте по долгам и был вынужден отдать за долги главный актив — контрольный пакет группы, служивший залогом. С осени 2014 года по весну 2015 года вкладчики изъяли из банка 23 млрд. рублей. Показатель достаточности банка упал до катастрофической отметки уже в октябре  — до 0,98% (при минимальном нормативе ЦБ в 2%). При этом спасательный круг в сложное время бросил Финпромбанк, который был готов вывести Связной банк на рельсы, но регулятор кандидатуру не пропустил. Как писала пресса, на санацию банка надо было найти 10 млрд. рублей. 

А сегодня в ЦБ отмечают, что Связной банк можно было бы спасти, если бы появился новый эффективный собственник . «Были, на самом деле, определённые надежды на то, что в основном рыночными способами удастся восстановить деятельность этого банка, — пояснил зампред ЦБ Алексей Симановский. — Надежды не оправдались, потому что не нашлось заинтересованных лиц, инвесторов, которые бы захотели «вложиться» и поднять деятельность этого банка». По его словам, «дыра» в капитале банка была небольшая, связанная с его розничным портфелем. В силу ухудшавшихся обстоятельств, а также в условиях невозможности привлечения новых кредитов из-за ограничений ЦБ банк начал «сдуваться»». 

Нежелание инвесторов санировать банк может быть вызвано сворачиванием беззалогового розничного кредитования, на котором он ранее специализировался. «Рынок беззалоговых кредитов быстро сокращается, поэтому рыночной ниши Связного уже фактически нет, —  пояснил вопрос начальник управления анализа финансовых институтов рейтингового агентства «РИА Рейтинг» Андрей Манько, подчеркнув, что банк самостоятельно справиться со своими проблемами уже  не мог. — У исторического основного акционера Ноготкова в кризис закончились деньги, новый контролирующий акционер Малис (Олег Малис — основатель, управляющий партнёр инвестиционно-консалтинговой группы компаний Solvers, прим. Мозер), по всей видимости, не захотел «вкладываться» в этот актив». 

Максим Ноготков: «Самым драматичным оказалось то, что мои представления о партнёрах не совпали с реальностью. То есть речь об отсутствии поддержки партнёров, кредиторов, о недостатке доверия, если так можно выразиться. А всё, что связано с доходами и прочим, не драма вообще. К этому я спокойно всегда относился».


Он также рассказал изданию «Форбс», что было предложено несколько вариантов, как можно было вернуть деньги: «были предложены способы сохранить ряд компаний, включая банк, и самым драматичным для меня стало то, что эти варианты не были приняты». Максим Ноготков уехал в США, где займётся международным проектом в области социальных коммуникаций, выбрав местом интеллектуальной дислокации Силиконовую долину. Интервью экс-владельца «Связного» Максима Ноготкова читайте в издании «Форбс» в материале «Максим Ноготков: «Агрессия, самоизоляция и конфликт с западным миром — это путь в никуда»». Вообще, чтобы понять, что происходит сегодня в России (и не только сегодня, а вообще всегда), надо понимать (или хотя бы стремиться к этому) о чём думают люди, которые выстраивают бизнес, что для них принципиально важно, а что нет. 

Тогда точнее понимаются процессы и более чёткой становится перспектива развития страны. Можно двадцать четрые часа в сутки говорить с публичных трибун о стратегических целях и задачах, о приоритетах и ценностях и т.д....  Всё это обнуляется, если под все эти громкие заявления нет условий. Деньги должны работать, а бизнес должен выходить с полезными для своей страны проектами.  


Изучив финансовое положение Нота-банка и оценив качество его активов, выяснилось, что превышение величины обязательств банка над его активами составляет более 26 млрд. рублей без учёта рисков, связанных с возможными требованиями по исполнению гарантий на сумму свыше 8 млрд. рублей. ЦБ решил банк не спасать, а провести процедуру урегулирования обязательств перед кредиторами, чьи требования подлежат удовлетворению в составе первой очереди, в том числе физлицами. 

В течение двух недель Агентство по страхованию вкладов (АСВ) проведёт отбор банка – приобретателя, который возьмёт на себя обязательства НОТА-Банка перед физлицами (по новым правилам, если банк теряет право на работу, то может приниматься решение не о выплате компенсаций, а о передаче обязательств закрытого банка другому). Если конкурс состоится, то вкладчики смогут  восстановить доступ к своим средствам на счёте в банке-приобретателе с 8 декабря. Как сообщается на сайте АСВ, такой подход позволит полностью сохранить вклады физлиц, превышающие страховую сумму (1,4 млн. рублей). 

Всего на обслуживание в банк-приобретатель могут быть переданы обязательства перед кредиторами, требования которых в соответствии с законодательством о банкротстве подлежат удовлетворению в составе первой очереди, на общую сумму до 5,5 млрд. руб. Одновременно банк-приобретатель примет часть имущества Банка на соответствующую сумму. При этом  для решения вопроса Центробанк и АСВ использовали схему работы с вкладчиками банков, у которых отзываются лицензии, которую откатали летом на Пробизнесбанке. 

Однако, если в Нота-банке Центробанком была назначена временная администрация (как писала пресса), то ситуация с отзывом лицензии Пробизнесбанка (по информации регулятора, банк проводил высокорискованную политику, размещая средства в низкокачественные активы, и после формирования резервов капитал оказался утрачен) некоторые эксперты называли беспрецедентной: «ЦБ не делал сообщения о введении временной администрации, впервыеотзывалась лицензия у санатора, ведьв апреле 2014 года Пробизнесбанк начал санировал банк «Солидарность», — пояснил вопрос (изданию «Форбс») директор аналитического департамента «Русрейтинг» Елена Николаенко.

ЦБ сначала отключил банк от системы банковских электронных срочных платежей и запретил пользоваться корсчётом в Банке России, а затем (через несколько дней) «подключил его вновь, и, по словам источников из Пробизнесбанка, прошли платежи неизвестных юрлиц. 


Несмотря на это, на следующий день лицензия была отозвана. В ЦБ и АСВ от комментариев отказались». Промбизнесбанк был самым большим банком в структуре финансовой группы «Лайф» миллиардера Сергея Леонтьева. На момент ликвидации обязательства банка превышали стоимость активов не менее чем на 67 млрд. руб. Об этом сообщил зампред ЦБ Михаил Сухов, отметив, что санировать банк было нецелесообразно, а бумаги в иностранных депозитариях Пробизнесбанка имели все признаки фиктивности. Среди них — ценные бумаги в иностранных депозитариях; финансовые требования на иностранный «псевдобанк»; необеспеченные аккредитивы, не имеющие очевидного экономического смысла; фиктивные срочные сделки, а также иные операции, характер которых не позволяет определить действительную стоимость активов, поэтому оздоровление Пробизнесбанка было экономически нецелесообразным процессом. 

Лишение лицензии Пробизнесбанка привело к потерям инвестиций со стороны иностранных инвесторов. Кроме того, ликвидация Пробизнесбанка нанесла многомиллиардный ущерб: пострадали более 4 млн. вкладчиков и почти 200 000 юрлиц. 

Также лицензии потеряли московский банк «Балтика» и самарский Ипотечно-земельный банк. Среди причин отзыва лицензии у Московского банка «Балтика» ЦБ назвал размещение денежных средств в низкокачественные активы, а также нежелание руководства создавать резерв на возможные потери по ссудам и прочим активам, что привело к потери банком капитала. 

В банке «Балтика» нашли криминальный «молдавский след», который тянется ещё с осени прошлого года. Тогда правоохранительные органы расследовали дело о незаконном выводе из России через Молдавию почти 700 млрд. рублей! 


Деньги выводились преступным путём с 2011 по 2014 гг. В афёрах были замешаны известные предприниматели, а в преступную схему включилось 19 банков (лицензии у многих были вскоре отозваны). Среди них был и банк «Балтика». Иностранные компании заключали договоры займов, согласно которым российские компании якобы получали ссуды на сотни миллионов долларов (от $100 млн до $875 млн) или выступали по ним поручителями. Как писали «Ведомости», обязательства по фиктивным долгам не исполнялись, и кредиторы обращались в суды Молдавии. Поручителями по кредитам выступали  молдаване из социально уязвимых семей, которые не знали ничего о своём участии, как следует из их заявлений (подписи  были сфальсифицированы).

Средства снимались со счетов примерно 100 российских компаний в 21 российском банке, затем переводились в адрес 19 компаний, зарегистрированных в Великобритании, Новой Зеландии, Белизе и также имеющих счета в молдавском и латвийском банках.

Ситуация с отзывом лицензии у Ипозембанка обстоит иначе. По информации ЦБ, банк был вовлечён в проведение сомнительных финансовых операций: не соблюдал требования законодательства и нормативных актов Банка России в области противодействия легализации доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма в части своевременного и качественного представления информации в уполномоченный орган. Кредитная организация также участвовала в осуществлении сомнительных транзитных операций в крупных размерах. Подробнее о банках, попавших под ликвидацию, читайте на сайте АСВ, а о политике ЦБ читайте материал нашего Центра «Новая политика Центрального Банка».

До ликвидацции Связной банк занимал 150 место по величине активов в банковской системе России, Промбизнесбанк — 51, Нота-банк — 97, банк «Балтика» — 162,  Ипозембанк —  657, а банк «Максимум» —  675. 

Ещё один важный момент. Недобросовестные бизнесмены используют различные схемы вывода капитала из России в страны, где деньги будут защищены. При этом банки не всегда могут отследить подозрительные сделки, рискуя репутацией. Какие суммы ежегодно оседают на зарубежных счетах — точно никто не скажет.

В публичном пространстве есть только предположения, которые периодически озвучиваются со стороны то Центробанка, то Кабмина, то из Кремля. Оценки разные: от $1 до $30 млрд. В прошлом году Центробанк сообщил об одной схеме увода капитала с использованием фиктивного импорта: объём вытекших средств за 2012-2013 гг.  достиг $48,3 млрд.

В этом году провести сомнительную сделку будет трудно: страны, в чьи юрисдикции недобросовестные предприниматели ранее выводили средства, вводят жёсткие меры в отношении российских клиентов. В некоторых европейских странах компаниям предлагают доказать юридическую чистоту переводимых средств. Подкрепить этот процесс надо будет весомой папкой с документами. Такие меры введены  с середины прошлого года. Видимо, сработал «украинский фактор». 

Публичная риторика такова: чтобы остановить вывод капитала из страны, необходимо создать выгодные условия  для инвестиций и обеспечить собственнику, а также инвестору правовые гарантии. Но государство поступает иначе — собирает всё в своих руках с перспективой на национализацию. При этом пока деньги изымаются из банков и перестают работать. (Криминальные истории не учитываются).

Вся наша экономика будет государство, а всё, что происходит вокруг, — это масштабный банковский кризис, который стал самым затяжным за последние 20 лет. Так сказал Герман Греф.


При этом худших последствий удалось избежать благодаря опыту кризиса 2008–2009 гг., а также своевременному вмешательству государства. По словам главы Сбербанка Германа Грефа, процесс очистки банковского сектора продлится ещё несколько лет, которые станут серьёзным испытанием для банков. «Мы видим нулевую прибыль банковского сектора, громадное формирование резервов, ЦБ приходится очищать банковский сектор от банков, которые таковыми не являются, — пояснил он РБК. — В целом ситуация очень тяжёлая в банковском секторе, но уже контролируемая».

Впервые об угрозе «масштабнейшего» банковского кризиса глава Сбербанка заявил ещё зимой текущего года, указав на то, что из-за падения цен на нефть банкам придётся резко увеличивать объёмы своих резервов, а государству — протянуть руку помощи: «При цене $45 за баррель придётся сформировать примерно около 3 трлн. руб. резервов за 2015 год. Это означает, что государство будет капитализировать банки и повышать свою долю в них, а банки будут покупать индустриальные предприятия и становиться финансово-промышленными группами... Вся наша экономика будет государство».

Фактически Центробанк выстраивает модель ручного управления, при которой произойдёт перераспределение финансовых потоков в пользу крупнейших банков, которых выберет государство, куда уйдут бывшие клиенты  ликвидированных банков.

Пока ЦБ накачивает банки деньгами, но ставит довольно жёсткие условия, которые становятся часто непосильными для предприятий, которые кредитуются  у банков с проблемами из-за непосильных условий от регулятора. Примерно 50% оборотных средств производственных предприятий — это заёмные деньги. Собственные средства многие из них уже «проели», пытаясь выплыть на первой волне кризиса. Остаётся надежда на заёмные средства, но банки могут просто отказываться кредитовать предприятия в текущих экономических условиях.  

Банки должны увеличить кредитование реального сектора экономики, но платежеспособность заёмщика (как правило закредитованного) не внушает им доверия: большинство предприятий просто не смогут вернуть кредит. И деньги опять не будут работать. Кроме того, банки не могут сегодня рисковать, чтобы не оказаться непрофильным активом.

Важно и то, кто конкретно стоит за банками-изгнанниками, которых попросили с рынка, кто являлся их крупнейшими акционерами. Многие из банков (прямо или косвенно) контролировались бизнесменами, которые создавали свои финансовые империи, начиная с 1990-х годов. Например, ПАО «Нота-банк» было зарегистрировано в Тюмени в середине 1994 года как Тюменский Региональный Банк Развития. Как сообщается на сайте banki.ru, он является головной организацией банковской группы, в структуру которой входит дочерняя кредитная организация ООО «КБ «Витязь». До ликвидации Нота-банк, специализировался на обслуживании компаний военно-промышленного комплекса, а крупнейшим акционером был фармдистрибьютор «СИА Интернейшнл». 

Промбизнесбанк, основанный в 1993 году, был казначеем ФГ «Лайф», перераспределяя финансовые потоки внутри группы, обеспечивая комплексную технологическую поддержку бизнесов всей группы и определяя направления развития региональных подразделений. Кроме того, активно работал с международными финансовыми институтами. Список можно продолжить. 

Если всё пойдёт по плану и дальше, то только крупные банки с консолидированным капиталом будут диктовать правила игры. При этом топовая группа, скорее всего, будет представлена банками, контролируемыми государством: многим игрокам «под» частным капиталом пробить этот заслон будет сложно. А возможно, что и нецелесообразно. Дороже — удержаться в седле. 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1631
9038
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика