Опрос от ФСО: в моногородах усиливаются депрессивные настроения

Опрос от ФСО: в моногородах усиливаются депрессивные настроения

Почти 60% жителей моногородов не довольны тем, как они живут. И это, как говорится, ещё мягко сказано. Они назвали «нетерпимым» социально-экономическое положение своих городов. Ещё 5% россиян считают, что они живут за чертой бедности, а 36% говорят, что найти достойную работу в их городе фактически невозможно


Таковы данные закрытого социологического опроса, который в декабре 2015 года провела Федеральная служба охраны Российской Федерации (ФСО России). При этом июньские цифры аналогичного опроса были намного скромнее. Опрос был проведен в 201 населенном пункте, включив чуть более 55 тыс. участников. Если коротко, то респондентам предложили выбрать несколько вариантов ответа на вопрос: «Какова, на ваш взгляд, нынешняя социально-экономическая ситуация в городе, где вы живете?» Как «благоприятную» ее оценили 3,9% опрошенных, как «нормальную, терпимую» — 31,3%. «Терпимой с трудом» ее назвали 42,4% и как «нетерпимую» оценили 17,4%. Затруднились ответить на вопрос 5% опрошенных.


С результатами закрытого опроса ознакомился РБК. Как пишет издание, ссылаясь на слова представителя Фонда развития моногородов, «данная аналитика готовится для отнесения моногородов к категориям — «красным», «желтым» или «зеленым». (О критериях моногородов читать тут). Всего в России насчитывается (по новым правилам) 319 моногородов с населением более 3 тыс. человек, где на одном предприятии работает не менее 20% от общего числа занятых. Всего в них проживают 14 млн. человек, а это почти десятая часть населения страны. И только в 71 городе социально-экономическое положение «можно назвать стабильным». 

Об этом говорил премьер-министр Дмитрий Медведев в рамках правительственного совещания в моногороде Усолье-Сибирском в июле 2015 года. Тогда же он отметил, что в правительстве рассматривают варианты стимулирования деловой и предпринимательской активности в моногородах. 


«Предпочтение будет отдаваться проектам, которые стимулируют повышение инвестиционной активности», — уточнил он. Также премьер-министр рассказал о проекте территорий опережающего развития (ТОР) — мере поддержке, недавно запущенной правительством, предусматривающей льготные налоговые и прочие режимы в кризисных монопрофильных городах. Предпочтение будет отдаваться проектам, предусматривающим создание нового производства, обеспечивающим кооперацию и привлечение малого, среднего предпринимательства к реализации инвестпроектов в моногородах.

На фоне будущих планов развития моногородов реалии таковы: за год, начиная с 2014 года число моногородов, которые относятся к категории кризисных, т.е. тех, которые правительство включает в первую «красную» категорию по сложности социально-экономического положения, увеличилось с 75% до 99%. При этом в Фонде развития моногородов подчеркивают, что правительство обещает помогать не только самым проблемным из них, но и тем, кто сможет «защитить» свои инвестпроекты. Так, и «города-отличники» смогут получить статус ТОР. В  Фонде считают, что «шансы на поддержку должны иметь все», не оглядываясь на то, в какой из трёх зон они находятся.

Уровень безработицы в моногородах, по словам главы Минтруда Максима Топилина, вырос более чем на 20% против 10% роста  в среднем в России. «Мы постоянно осуществляем мониторинг в том числе и на ситуации на рынке труда, в том числе и в моногородах. За прошлый год во всех населенных пунктах уровень безработицы увеличился на 10%, то в моногородах увеличение составило на 20%», — отметил министр. При этом он пояснил, что это не означает, что все моногорода находятся в критической зоне с точки зрения ситуации на рынке труда. «Очень большое количество моногородов имеют нормальные показатели безработицы», — пояснил он. При этом из 300 моногородов в 206 уровень безработицы выше, чем в среднем по России, и в 84 превышение составляет в два и более раз.


То, что ситуация с моногородами в России ухудшается, кстати, на том же правительственном совещании признавал и министр экономического развития Алексей Улюкаев. «По нашим расчетам, тех средств, которые у нас забюджетированы на 4 года, (хватает) на 20-30 моногородов, на 20-30 проектов. У нас 319 всего, 94 относятся к числу кризисных, т.е. нам нужно очень внимательно будет посмотреть на бюджет, сейчас будем трехлетку смотреть с тем, чтобы хотя бы не потерять этих позиций, а лучше их немножко укрепить», — отметил Улюкаев. Он также рассказал о том, что на поддержку моногородов через фонд поддержки муниципалитетов в 2014 году было предусмотрено выделение 3 млрд. рублей, в 2015 году — 5 млрд. рублей, а в 2016-2017 годах — по 10,8 млрд. рублей. Более подробно о проблемах моногородов читайте материал «Проблемы моногородов» (фрагмент Х главы V тома монографии «Национальная идея России»)

В 2014 году в Минэкономразвитии предложили «закрывать» неперспективные моногорода, а их безработных жителей переселять в другие места (о том, как жить тем, кто остался, не имея возможности нормально работать, продать квартиру или дом (чтобы переехать в более благополучное место) в заброшенном городе с вымирающими социальными институтами, не рассказали). Как писала пресса, согласившимся пообещали помогать с выкупом жилья и работой, предложив 400 тыс. рублей «проездных»). Инициатива принадлежала министру труда и социальной защиты Максиму Топилину. 

Города-претенденты на закрытие (в основном) сосредоточены в Сибири и на Дальнем Востоке. «Когда-то они были построены для развития тех или иных месторождений. На сегодня ресурсы исчерпаны, и что-то придумать там невозможно. Мы считаем, что проще такие населенные пункты закрыть» — пояснял изданию директор профильного департамента Минэкономразвития Андрей Соколов. На тот момент в России было примерно 340 моногородов (хотя кто-то говорил, что их гораздо больше: 350 и даже 700), где проживало 16 млн. человек (чуть меньше 10% населения страны). Затем появились новые правила. И монопрофильных городов стало меньше. 

При этом принцип помощи остался прежним. Проблему начинают решать, когда наступает кризис, когда власть понимает, что очень скоро появятся проблемные точки, которые могут рвануть, накалив народное недовольство до крайнего предела. Однако решить проблему в кризис невозможно, т.к., как нужны долгосрочные проекты и постоянное финансирование. И надо начинать с концепции и типа моногородов. Надо понимать, что есть те моногорода, которые можно изменить, где не надо людей переселять, а  есть такие моногорода, которые можно только поддерживать, т.к., исторически сложилось так, что они — «моно». И иначе они существовать не могут. Что получается? Москвой назначаются ответственные менеджеры, чья задача (так получается на выходе) — отчитаться о проделанной работе при сжатых сроках и маленьких деньгах. А теперь ещё предлагается под общий гребень причесать города из разных категорий — равные условия под финансирование могут быть созданы для тех, кто находится в кризисном «красном» секторе, а также, кто живёт немного лучше.

При этом ФСО позднее  опровергла информацию от РБК о закрытом соцопросе, сообщив, что, если бы такой опрос и был, то «его результаты не могут находиться в открытом доступе, это делается для иных целей и задач».



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2066
17594
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика