Оставайся жить в России или уезжай домой

Оставайся жить в России или уезжай домой

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Так могут сказать украинским беженцам в самое ближайшее время. Кабмин может закрыть все пункты временного размещения, где они находят приют. Одним словом, «мавр сделал своё дело, мавр может уйти».   


Длительное время  российские власти демонстрировали то, как Россия спасает несчастных людей, которые бегут от войны. Сегодня они решили указать им на дверь. Всё это напоминает очередную пропагандистскую кампанию, которая разворачивалась постепенно.

Сначала МЧС и региональные власти гостеприимно развернули пункты временного размещения (ПВР). Они сделали это после того, как в Россию из юго-восточных областей Украины хлынул поток беженцев. ПВР разбивались на территориях гостиниц, пионерских лагерей, детских садов и других социальных учреждений. Чиновники рекламировали программу по добровольному переселению соотечественников, живущих за рубежом, подчёркивая, что она заработала только полтора года назад, когда на участие в ней стали претендовать беженцы с юго-востока Украины. Также они рекламировали и рабочие места для них, указывая на открытые двери Биржи труда. И всё было хорошо. Затем ветер поменялся. (Читайте материал «Украинские мигранты в России: чужие среди своих»)

Некоторые СМИ стали аккуратно сообщать, что украинцы приезжали и продолжают прибывать в страну тысячами, их надо кормить и одевать, что обходится государственной казне слишком дорого. Они акцентировали внимание на том, что наплыв беженцев в Россию стал принимать невиданные ранее масштабы. Они писали, что «неблагодарные беженцы отбирают у россиян рабочие места».

Были и другие новости на уровне слухов, повествующие о том, что пункты ПВР незаметно закрываются. Затем одни регионы стали отчитываться в том, что на их территориях нет большого «скопления беженцев с Украины», а другие принялись жаловаться, что «между беженцами и местными стали часто возникать стычки, так как со всех, а особенно с бюджетников, уже содрали три шкуры в пользу украинских лишенцев». И закрутилось. 

Реакция на происходящее оголила различия в отношении к украинским беженцам в нашей стране. Что было искренним посылом, а что навязанным и искусственным — теперь вопрос. Фактически рост антимигрантских настроений  работал с перспективой на усиление радикальных настроений в обществе.

Сегодня СМИ сообщили, что российское правительство распорядилось до 31 декабря 2015 года закрыть все пункты временного размещения (ПВР) беженцев с Украины. С этой новостью вышло РБК, ссылаясь на представителя Федеральной миграционной службы (ФМС). Почему Кабмин принял такое решение, не сообщается.

На данный момент (по цифрам ФМС), в 65 российских регионах работают 299 ПВР. В них живут более 16 тысяч граждан Украины, а также вынужденные переселенцы без гражданства. Затратное, безусловно, мероприятие. В этом году на эти нужды правительство выделило миграционному ведомству более 3,2 млн. руб. К слову, один день пребывания для одного беженца в пункте стоит 800 рублей, включая проживание и питание. При этом ведомство готово выделить регионам на основании заявок от областных властей ещё и дополнительные средства на беженцев.

Как ранее сообщал руководитель ФМС Константин Ромодановский,  в России с 1 апреля 2014 года в страну прибыли свыше 1 млн. беженцев, около 400 тыс. из них получили статус временного убежища, ещё 200 тыс. — разрешение на временное проживание. При этом число переселенцев, которые планировали длительно проживать в России без каких-либо документов, превысило 600 тыс. человек.

Другими цифрами и фактами апеллируют эксперты Комитета гражданских инициатив (КГИ), которые отмечают, что чиновники провалили кампанию помощи переселенцам с Украины. О том, почему это так, рассказывается в аналитическом докладе «Трансграничная миграция и вызовы для России». Если коротко, то эксперты убеждены, что «Россия оказалась не готова к массированному притоку мигрантов с юго-востока Украины и не смогла эффективно использовать трудовой потенциал беженцев в целях развития своей экономики». Они также выяснили, что статус беженца предоставлен всего 317 тыс. переселенцам, статус временного убежища — 378 тыс., а участниками госпрограммы переселения соотечественников стали всего 40 тыс. приехавших с Украины. По мнению экспертов, миграционное ведомство не смогло наладить работу с беженцами. 

Практика работы с ними показала, «что вместо оказания конкретной поддержки затягивается решение вопросов с предоставлением социальной помощи, выделением жилья, оформления статуса беженца и временного убежища».

«Приехав на место назначения, многим приходилось трудоустраиваться не по специальности, что негативно скажется на их профессиональных навыках, — говорится в докладе. —  Опытные инженеры и профессионалы технических специальностей вынуждены работать грузчиками и строителями, чтобы как-то прокормить семью и оплатить временное проживание».

Очевидно, что решение о возможном полном закрытии ППР последовало за решением властей закрыть «льготный режим», действующий на протяжении года. Он предполагал, что украинские граждане могли находиться в России неограниченное время без необходимости оформлять своё пребывание. Теперь же всем выходцам  Украины, кроме беженцев из её юго-восточных областей, необходимо до 30 ноября обратиться в ФМС для определения своего статуса. Таких в России — около 400 тыс. человек, как сообщают в ФМС. А что делать всем остальным?


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Переселяемся

Украинские мигранты в России: чужие среди своих

Что готовит беженцам российский рынок труда?

Беженцы из Украины сегодня: правовой аспект



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3525
14040
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика