По понятиям: изучение общественного мнения могут приравнять к политической деятельности

По понятиям: изучение общественного мнения могут приравнять к политической деятельности

Представители всех думских фракций внесли в Госдуму законопроект, который призван уточнить, что такое «политическая деятельность» для НКО. Фактически любая активность может стать политической. Фактически речь идёт о лоббизме, но только с позиции замалчивания.


Ранее этот законопроект, уточняющий понятие «политической детальности» для НКО, разработал Минюст, а теперь он внесен на рассмотрение в Госдуму без изменений. Минюст предложил считать «политической» практически любую деятельность НКО «в целях оказания влияния на выработку и реализацию государственной политики, на формирование государственных органов, органов местного самоуправления, на их решения и действия». Определены формы этой активности: публичные мероприятия и обращениялюбая деятельность, связанная с выборами, влияние на выборы и референдумы, включая формирование избирательных органов, обращения к государственным органам, публичная оценка их работы, влияние на общественное мнение (в том числе его изучение), привлечение граждан к политике, а также финансирование всего перечисленного. ​Исключение составляет сфера науки и культуры — если нет цели повлиять на органы власти!

Осенью 2015 года президент РФ Владимир Путин распорядился создать рабочую группу по выработке предложе​ний о дополнительном регулировании НКО. Возглавил ее первый замруководителя президентской администрации Вячеслав Володин, а в ее состав, например, вошли представители Минюста, Генпрокуратуры, Общественной палаты и Федерального собрания. 

Как пишет пресса, ранее поправки раскритиковали в Комитете гражданских инициатив Алексея Кудрина и в президентском Совете по правам человека. Так, в КГИ считают, что неправильно считать организацию и проведение круглых столов, общественных дискуссий или форумов НКО политической деятельностью. Они предлагают ограничить возможности Минюста и органов прокуратуры в толковании закона об НКО — иностранных агентах. По мнению экспертов, политической деятельностью можно считать выдвижение кандидатов на выборах, участие в предвыборной агитации, организацию сбора средств в избирательные фонды или содействие в этом. Кроме того, к политической деятельности можно отнести, например, продвижение в общественном мнении положительного или негативного образа кандидатов, консультационное и организационное сопровождение кандидатов на выборах.

Осенью прошлого года в Москве прошёл Общероссийский гражданский форум. Открывая мероприятие, глава КГИ, экс-министр финансов РФ Алексей Кудрин подчеркнул, что в российском гражданском обществе наблюдаются противоречивые процессы. 


Это значит, что количество НКО сокращается, что «реальный ущерб работе НКО наносит закон «об иностранных агентах», но общественники отстаивают свою позицию, надеясь, что власть сдержит многолетние обещания и поправит закон.Также он отметил, что большинство НКО взаимодействует с властью, решая «самые острые пробелмы». «В сфере гражданского общества наблюдаются противоречивые процессы: количество НКО сокращается, по-прежнему реальный ущерб работе НКО наносит закон «об иностранных агентах», причем обещания поправить его до сих пор не реализованы. Радует, что многие общественники не сдаются, отстаивают свою позицию. Тем не менее создаются новые общественные объединения, хорошо, что создаются молодежные объединения», — пояснил глава КГИ. При этом он подчеркнул, что «несмотря на то, что не растет или даже снижается количество НКО — в силу законодательных и нормативных проблем — количество активных людей растет», подразумевая тех, чьи предложения учитываются или используются при подготовке законов.

Весной 2015 году Кудрин также раскритиковал закон об НКО, комментируя внесение фонда «Династия» (одного из частных спонсоров проектов в области науки и образования в России), созданного основателем ОАО «Вымпелком» Дмитрием Зиминым, в список иностранных агентов, назвав его «ущербным». А в Общественной палате внесение «Династии» в список, назвали плохим примером. «Это плохой пример другим. Вместо того чтобы мотивировать людей создавать подобные фонды, помогать российской науке, мы создаём совершенно другое. Это решение идет во вред стране», —  сказала член Общественной палаты Елена Тополева-Солдунова,  добавив, что фонд «Династия» поддерживает молодых российских учёных, мотивируя их не уезжать работать за границу.

Председатель СПЧ Михаил Федотов считает, что по данному проекту Минюста «любую деятельность можно признать политической». 


Фактически разработанные Минюстом поправки в закон об НКО еще больше расширяют его возможности в плане применения. Это выяснилось в рамках заседания СПЧ, которое прошло ранее, где участники встречи обсуждали разработанные Минюстом поправки в закон о НКО-агентах. «Получается, что политической деятельностью можно считать письмо в администрацию города или района с просьбой вырыть колодец. Ведь эта попытка повлиять на решение чиновников, — обратился он тогда круководителю департамента по делам НКО Минюста Владимиру Титову. — И получается, что задача, которая была поставлена после встречи с президентом — сделать так, чтобы в реестр не попадали НКО, которые не занимаются политической деятельностью, не выполнена».

Закон, обязывающий финансируемые из-за рубежа и ведущие политическую деятельность НКО регистрироваться в качестве иностранных агентов, был принят в 2012 году. С тех пор политики и правозащитники спорят о его формулировках и корректности. С момента его принятия СПЧ, Общественная палата, депутаты Госдумы, а также разные правозащитные и общественные организации предлагали не раз внести как смягчающие, так и ужесточающие поправки.

С июня 2014 года Минюст получил право принудительно включать НКО в реестр иностранных агентов. В списке — более 100 организаций, например, правозащитная ассоциация «АГОРА» и Сахаровский центр.​«Агоре» уже предписали «ликвидироваться». Верховный суд Татарстана вынес соответствующие постановление в начале февраля. В ассоциации намерены обратиться в вышестоящую инстанцию. Уточним, что правозащитная ассоциация объединяла 35 юристов, работающих в 40 регионах, была учреждена в 2005 году несколькими правозащитными организациями Татарстана, Чувашии и Забайкальского края, а в 2014 году ее внесли в  реестр некоммерческих организаций — «иностранных агентов» по решению Минюста.

Складывается впечатление, что те, кто лоббирует эти поправки, вокруг видит исключительно одну дезинформацию, а на любые протестные акции смотрит с позиции карающего правосудия, использующего только репрессивные методы. Или тут есть нечто иное? Так, доцент Финансового университета при правительстве России Сергей Костяев считает, что речь идёт о лоббизме (более подробно читайте «Агенты и «агенты»: как регулируют деятельность НКО в России и США» на страницах «Forbes»).  При этом «суть американского законодательства о лоббизме — а именно на этот опыт ссылались авторы идеи регистрации НКО как иностранных агентов — не в том, чтобы заклеймить позором людей, влияющих на власть, а в том, чтобы сделать процесс принятия государственных решений максимально прозрачным и увеличить тем самым ответственность власти перед обществом». 

Также он поясняет и коренное различие между США и Россией в правовом подходе к регулированию отношений граждан и власти. Оно заключается в том, что в России действует карательная система, а за океаном лоббизм базируется на первой поправке к Конституции США, которая гласит, «что «Конгресс не имеет права ограничивать народ в подаче обращений к правительству об удовлетворении жалоб». Иными словами, лоббировать что-то — значит просить власть удовлетворить жалобу!».



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
858
3694
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика