Почему Президент изменил подход к проблеме национальной платежной системы? VISA и Master Card остаются в России?

Ответ находится в более широком контексте, чем только область банковских платежных операций. Да, после прекращения этими платежными системами обслуживания российских банков, попавших под американские и европейские санкции против России, несуверенность платежных систем стала слишком очевидной. Хотя нужно сказать, что специалисты об этом знали прекрасно и уже в 90-е годы были затрачены средства на разработку суверенных платежных систем, но ЦБ РФ эти работы застопорил. Сработала все та же пятая колонна и лоббизм. Дело в том, что с каждого перевода средств только за подобную электронную операцию платежная система получает свою долю-отчисление о суммы перевода. Это немалые доходы из «воздуха». И уходят они зарубежному субъекту, этакий несуверенный налог на оборот. А кроме того, как стало очевидно любому, такая схема есть уязвимость страны в смысле собственной национальной безопасности. Такая же как использование компьютеров, элементной базы зарубежного производства с соответствующими «закладками» в государственном управлении, в оборонных системах. Именно последовательный переход на импорт в постсоветское время  «обеспечил» уязвимость страны.

Поэтому принятие закона, который создавал систему финансовых гарантий от подобного поведения зарубежных платежных систем, обязывая их делать отчисления в страховой фонд, контролируемый ЦБ РФ, было шагом е направлении суверенизации платежной системы в России. Правда, объемы отчислений, по словам Виза и Мастер кард, были назначены столь высокие, что их доходы в России не оправдывали бы столь высокую страховую плату. Хотя их настоящие обороты  являются коммерческой тайной, но допустим такой расклад. Они собрались уходить.

И тут выясняется, что заместить их некому и нечем. Разработка национальной системы не готова. Уж если Шойгу вынужден киберроты в армии создавать, то легко понять какая кадровая пустыня образовалась в стране в результате ее ЕГЭ, Болонской системы, сырьевой стратегии  и пренебрежения наукой, в том числе бюджетной и отраслевой. Некому делать, нет квалификации, утрачен опыт созидания и решения национально значимых задач. Это не трубопровод сварить и закопать. И это не болтать про Сколково и модернизации, инновации, инвестиционные климаты, обнажая собственные управленческие климаксы.

Выясняется, что быстро компенсировать уход действующих платежных систем не удастся.  Фактически это маленький пример действия санкций. Если Россия за 20 лет поставила себя в положение полусуверенного государства, то санкции на деле являются действенным механизмом внешнего управления страной. В чем это управление проявляется на сегодня?

    1.  В китайском контракте и в спешке под давлением обстоятельств сдачеэкономических интересов страны. Отвлечение 55 млрд долл. от действительно актуальных задач развития во внесырьевой сфере, того же импортозамещения. Но эти деньги пойдут на 4-6 лет в разработку сибирских месторождений, прокладку трубы и вывоз газа в Китай, а потом лет 10 погашение cебестоимости этих работ, т.е. фактически отсутствие реальных доходов.

    2.  В ударе по оборонному Госзаказу. Украина под давлением США перестала отгружать оборонные продукты по заказу 2014 года. Ряд из них (например авиамоторы) являются монопольно поставляемыми и замещены могут быть только за годы и при дополнительных затратах. Будут ли поставлены французские Мистрали – становится все более под вопрос.

    3.  В ударе по кредитному финансовому национальному механизму. Российская экономика выдавлена монетаристским приемом из суверенного кредитного механизма в зарубежный на 700 млрд долл! И встал большой вопрос о перекредитовании и будущем механизме воспроизводства российской экономики. Но пока пятая колонна, ЦБ РФ уже отчетливо продемонстрировали, что ничего менять в сторону суверенизации механизма не собираются. Значит, кроме ускорившегося чистого вывоза капитала, Россия получает еще и сокращение кредитных возможностей.

    4.  Впереди: эмбарго на товары, критическое значение которых в том, что они поставляются по импорту на уровне от 50 % до 99% всего потребляемого в России объема. Это от продовольствия и лекарств, до компьютеров и машиностроительного оборудования. Впереди сброс цен на нефть, от которой зависит более половины доходов бюджета страны. Как при такой зависимости претендовать на суверенное поведение? – Никак. Что и имели, и имеем.

Перечень только намечен, но он ярко показывает до какого состояния доведена страна. Показывает, что  быстро «по призыву», даже не приказу (пока слышны только странные формулы типа «призвал к импортозамещению!», а не приказал сформировать планы, выделить ресурсы, назначить ответственных)  ничего не получится.

Значит каков вывод?

Вывод таков, что внешнее управление страной действует. От решительной позиции по Украине, какую  показала крымская ситуация, страна «отползает». Она от позиции и самостоятельных действий отходит к риторике, призывам, осуждениям, разговорам, политическому перформансу и пиару.

Это означает, кроме прочего, что Донецк и Луганск российской реальной помощи и защиты не дождутся. Ополченцы либо должны разойтись и прятаться от репрессий, либо будут уничтожены. Русские будут украинизированы, как это происходит в странах Балтии, с чем Россия давно уже примирилась. Карт бланш Киеву на кровь Запад выдал полный.

Поэтому объяснение изменения позиции России по Виза и Мастер кард, изменений в закон о национальной платежной системе является следующим.

Один в поле не воин. Ручное управление и концентрация власти в одних руках имеют обратную сторону. Они бессильны против пятой колонны, которую вырастили эти же руки, а теперь на нее наталкиваются. Россия после патриотического самообмана крымской кампании возвращается в свое изначальное состояние. Т.е. «отползает», подсчитывая по пути убытки и утраты из-за санкций и развала отношений с Западом, которые выстраивались все 23 года. В общем-то несистемного, непланировавшегося, непросчитанного по последствиям развала. А поскольку соответственно  не было ни планов, ни подготовки  замещения этой либерально космополитической стратегии иной, суверенной, патриотической, в национальных интересах и с ориентацией на национальную безопасность, то сидит сейчас Россия у разбитого корыта. И сделает ли должные выводы, отвернет ли от 23-летней стратегии реально или как с Визой будет «отползать» и дальше - есть большой вопрос. Беда в том, что знает ответ только один человек. Но еще большая беда, что похоже и он ответа не знает. За искусственными рейтингами трудно реалии и горизонты различать.

Ответил: глава Центра, д.физ.-мат.н., д.полит.н. Сулакшин С.С.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1124
5032
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика