Последние 25 лет российская цивилизация находилась под сильным иноцивилизационным давлением, насколько существенно она эрозировала, или этого не произошло?

Вардан Эрнестович Багдасарян — д.и.н., проф., зам. главы Центра научной политической мысли и идеологии.

Конечно, казалось бы, произошедшая ценностная эрозия приводит к тому состоянию, что вообще никакого возрождения России в принципе быть не может, не должно быть. Рост преступности, пороки, гедонизм поразили постсоветские общества настолько, что восстановиться уже не возможно. Однако есть все-таки обнадеживающее обстоятельство.

Какое-то время назад Международный валютный фонд разразился аналитическим докладом. Оценка со стороны МВФ особенно показательна ввиду того, что фонд находится на принципиально иных методологических и ценностных позициях. Обсуждался вопрос: а почему Россия вообще сумела пережить 1998 год? По экспертным прогнозам, она должна была распасться. Перспективы выхода ее из кризиса не просматривались. Ответ полученный аналитиками МВФ состоял в том, что Россия сохранилась вследствие инертности ценностей. Сохраненные ценности, а не какие-либо из экономических факторов удержали страну от распада.

Обратимся к результатам международного социологического многолетнего проекта «Мировые ценности». Они показывают следующее. Конечно, российское население испытало мощнейший психологический удар. Но, несмотря на это, четко прослеживается тренд ценностного развития, идущего в диссонанс с трендом общества постмодерна. Если Запад идет и дальше семимильными шагами в направлении индивидуализма и секуляризма, то Россия – в прямо противоположном направлении. Китай аксиологически стоит на месте. Большинство стран тянется вслед за Западом, включая даже незападные сообщества. Россия – единственная, кто привносит в мир некую альтернативность.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3742
65554
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика