Протестные настроения: 15% рост

Протестные настроения: 15% рост

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

В регионах растут социальная напряжённость и протестные настроения. На митинги пока никто не пойдёт, но проголосовать на предстоящих выборах россияне могут по зову совести. К таким выводам пришли аналитики из Комитета гражданских инициатив. Все детали вопроса они пояснили в своём докладе.


Если коротко, то Комитет гражданских инициатив (КГИ) сообщил, что в регионах России неторопливо, но верно растут социально-экономическое недовольство и политическая напряжённость. Когда это может привести к протестам, предсказать нельзя, так как многое зависит от того, как своевременно отреагирует на народное недовольство федеральная и региональная власти. Кроме того, важно и то, какая политическая сила может поддержать такие настроения. 

Авторы доклада «Оценка социально-экономической и политической напряженности в регионах России за первое полугодие 2015 года» отмечают, что в первом полугодии 2015 года протестная активность в регионах России, по сравнению с аналогичным периодом 2014 года, возросла на 15 %. Они также подчёркивают, что россияне резко перестали интересоваться внешнеполитической темой, включая украинский конфликт, а всё внимание переключили на решение своих социальных проблем (доля социальных вопросов и проблем городской среды остаётся  стабильно высокой).

Самые недовольные с протестным духом, кроме Москвы и Санкт-Петербурга, живут в крупных регионах Сибири (Новосибирская, Иркутская области, Красноярский край), Башкортостане и Дагестане. А самые бедные и недовольные — в старопромышленных регионах Европейской части страны и Урала. Там эксперты КГИ зафиксировали самую отрицательную динамику доходов населения. При этом народ за вилы не схватится и на митинги не побежит. Несмотря на то, что в течение последнего года социально-экономическое положение россиян ухудшается, их реакция на все негативные факторы может выражаться скорее в протестном голосовании, нежели в протестных акциях. Причина заключается в том, что сильно изменился «характер взаимоотношений центра и регионов». Центр сменил милость на гнев. Яркий пример — арест губернатора Сахалинской области, а затем и верхушки республики Коми, обвинённой в создании преступной группы.

«Это принципиально новые отношения центра с регионами, тем более, что это произошло накануне выборов в Госдуму, то есть в тот период, когда центр обычно расположен и добр по отношению к региональным элитам», — отмечает политолог Николай Петров, подчёркивая, что сегодня ситуация изменилась молниеносно. «Денег становится меньше, раздавать «пряники» в том количестве, в котором их раздавали раньше уже невозможно и центр переходит к другим инструментам», — поясняет он.

При этом новые инструменты могут оказаться малоэффективными, так  как в регионах вызовут только серьёзное замешательство, а не добровольно-принудительное послушание, на которое рассчитывает Кремль. Чтобы социально-экономический протест принял форму политического, необходимо участие в нём политических организаций или независимых профсоюзов. Так считает ещё один докладчик — политолог Алексей Титков. По его словам, сегодня можно выделить два разных направления протестных настроений — социально-экономическое и политическое.  В 2011-2012 гг. массовые выступления в Москве проходили под политическими лозунгами и были связанны с  «качеством государственных и политических институтов, проблемами на выборах, коррупцией»,  но они проходили на фоне относительно благополучного состояния российской экономики.

Сегодня ситуация другая. Эти два протестных настроения переживаются россиянами параллельно и в одинаковом эмоциональном порыве. Безусловно, что рост общественного недовольства в кризис будет зависеть от того, как на это будут реагировать власти. Учитывая то, что в регионах стараются решать проблемы на ранних этапах, чтобы не получить от Центра «чёрную метку», то  сор из избы выноситься не будет. Эти процессы наблюдались весной и осенью, когда в некоторых регионах опять бастовали рабочие, учителя и медики, но публичной эта тема не стала. При таких условиях игры правителей  с народом терпение россиян может лопнуть к выборам.

Что касается роста протеста относительно нарушения трудовых прав, снижения заработной платы, инфляции и прочих социальных несправедливостей, то это явление будет поддерживаться длительное время только в тех регионах, где есть активные и влиятельные партии или профсоюзы. Там, где нет деятельной и влиятельной политической организации, протестный дух россиян может быть сломлен. История уже знала такие примеры.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2808
11143
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика