Рейтинг «Тюрьма и бизнес»: Forbes о том, за что сажают очень богатых

Рейтинг «Тюрьма и бизнес»: Forbes о том, за что сажают очень богатых

Вопрос свободы предпринимательства в России может рассматриваться в известном контексте — «попрессовали, обобрали и отпустили». Об этом знает президент. Об этом знают те, кто побывал за решеткой. Forbes составил рейтинг бизнесменов, подвергшихся уголовному преследованию. Как указывают авторы проекта, методика нового рейтинга позволяет соединить два важных компонента — размер состояния и уровень ограничения свободы. 


Герои рейтинга — люди, которых очень не любят обычные россияне, предпочитая называть их ворюгами. В стране нет справедливой судебной защиты, из-за произвола чиновников и силовиков. Так сказал один из них — экс-банкир Глеб Фетисов, который расплатился со вкладчиками, вернув им в 2015 году 14,2 млрд. рублей, но дело о мошенничестве против которого еще не закрыто. Сейчас он находится под домашним арестом благодаря поручительству известных людей, которые держали деньги в его банке, например, режиссеру Никите Михалкову и советнику президента РФ по вопросам региональной экономической интеграции Сергею Глазьеву.

До ареста в 2014 году Фетисов был известным предпринимателем и начинающим независимым политиком, который очутился за решеткой по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере. Версии были разные. Более полная представлена в материале Forbes «Зеленый политик: почему миллиардер Глеб Фетисов оказался в тюрьме». Через два года он обозначил симптоматику инвестиционного климата в стране на фоне привычного судебного прессинга, сказав, что «огромное количество дел либо не имеет судебной перспективы, либо разваливается в суде, но у тебя, как у инвестора, уже нет никакого желания вкладывать деньги». О прессинге и обдираловке со стороны людей закона говорил и президент.

Созвучные нотки. В декабре 2015 года президент России Владимир Путин обратился с посланием к Федеральному Собранию. В нём он обозначил ряд ключевых посылов, важных на тот момент, например, поблагодарил наших военных, находящихся в Сирии, начав выступление. Приступив к основной части послания к Совфеду, президент раскрыл еще ряд узловых тем. Среди прочего, россияне узнали, что Турция «одними помидорами не отделается», а коррупционеры должны «попадать в зону повышенного внимания правоохранительных органов и гражданского общества». Если с помидорами всё было предельно ясно, то с коррупционерами дело обстояло сложнее, так как борьба с коррупцией, которая является препятствием для развития России, в стране проходит под девизом «попрессовали, обобрали и отпустили».

При этом он тогда подчеркнул, что избыточная активность правоохранительных органов разрушает деловой климат в стране, призвав следственные органы и прокуратуру обратить на это особое внимание. По данным президента, за 2014 год в РФ было возбуждено 200 тыс. уголовных дел по экономическим преступлениям, а до судов из них дошли всего 46 тыс., еще 15 тыс. дел «развалились» в судах. «Получается, приговором закончились лишь 15% дел», — подытожил президент, уточнив, что абсолютное большинство фигурантов этих дел (83%) полностью или частично потеряли бизнес, а также резюмировав — «то есть их попрессовали, обобрали и отпустили».

Фактически президент обозначил очень важный экономический и общественно значимый вопрос — это вопрос свободы предпринимательства. Кроме того, он вывел проблему давления на бизнес с помощью Уголовного Кодекса на самый высокий уровень. Как подчеркивает издание, именно поэтому появился рейтинг Forbes «Тюрьма и бизнес», позволяющий исследовать тему экономических преступлений, а также измерить уровень давления на участников списка самых богатых бизнесменов страны, которые не застрахованы от уголовного преследования.

Тюрьма и бизнес. Составители рейтинга изучили статистику экономических преступлений, начиная с 2000 года (статистика была подготовлена Институтом проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге — прим. ред.). Если до 2002 года включительно самой популярной экономической статьей было присвоение или растрата (ст. 160 УК РФ),  на которую приходилось почти 38% (44 359) выявленных экономических преступлений, то в 2003 году лидерство перешло к другой статье — мошенничество (ст. 159 УК РФ), на которую приходилось 46% выявленных экономических преступлений (50 902). Всплеск мошенничества, как пишут авторы рейтинга, был зафиксирован в кризисные 2008–2009 годы, когда доля ст. 159 УК РФ перевалила за половину, составив 53,5% и 54% соответственно. В 2014 году на мошенничество приходилась уже лишь треть выявленных экономических преступлений.

Если обобщить, то статистика по уголовному преследованию участников списка Forbes в целом вписывается в общероссийскую тенденцию: мошенничество — самая популярная статья. Из 64 случаев предъявления обвинения двенадцать — по ст. 159, девять — по ст.160 и столько же — по ст. 174 (легализация денежных средств, приобретенных преступным путем), пять — по ст. 199 (уклонение организации от уплаты налогов), четыре — по ст. 198 (уклонение физического лица от уплаты налогов). 

Рекордсменами по количеству статей, по которым были предъявлены обвинения, стали, безусловно, бывшие владельцы ЮКОСа Михаил Ходорковский, в освобождении которого значительную роль сыграла канцлер Германии Ангела Меркель, а также Платон Лебедев: у каждого по 10 статей. При этом Ходорковского и Лебедева составители исключили из нового рейтинга, объяснив, что история предпринимателей — это «случай, не имевший аналогов в российском правосудии».

После исключения фигурантов «дела ЮКОСа» из исследования самым состоятельным человеком, который подвергся уголовному преследованию, оказался владелец АФК «Система» Владимир Евтушенков: когда против него было возбуждено дело, Forbes оценивал его состояние в $9 млрд. По второму показателю — ограничение свободы — лидировал бывший владелец «Моего банка» Глеб Фетисов: он провел в СИЗО полтора года в отличие от Евтушенкова, который провел три месяца под домашним арестом. Фетисов расплатился с вкладчиками уже на свободе, но дело против него не закрыто.


СправкаБанк России лишил «Мой банк» лицензии в феврале 2014 года, диагностировав, что банк имеет отрицательный капитал, а дыра превысила 10 млрд. рублей. Проще говоря, банк тратил больше, чем зарабатывал. До последствий глобальной банковской зачистки банк представлял в отчетности капитал 2,4 млрд. рублей при реальных активах в 22 млрд. рублей, но продолжал работать и даже расти, пользуюсь доверием среди кредиторов и гарантиями поддержки. Регулятор долгое время тянул с его «списанием» из лидерской команды. До отбора лицензии «Мой банк» входил в число 200 крупнейших банков страны со вкладами почти 10 млрд. рублей, обсуживал и VIP-вкладчиков. 


По просьбе Forbes бизнесмен написал статью «Уже сам факт покупки банка приравнивается к мелкому хулиганству», в которой экс-банкир задается вопросом о мере ответственности владельцев компаний за то, что происходит с их бизнесом. Далее приведены некоторые выдержки из статьи.


Фетисов: «Наверное, только в нашей стране кампания по привлечению инвестиций в экономику сопровождается привлечением инвесторов к уголовной ответственности. В цивилизованном мире такой способ работы с бенефициарами назвали бы форменным грабежом. 

У нас же предпочитают говорить об индивидуальном подходе к каждому инвестору: если и сажают, то не всех, остальным дают заработать. Игра слов оборачивается суровой реальностью — посадками в СИЗО и отъёмом собственности.

Возможно, все дело в особенностях национальной филологии. Слово «инвестиции» нашим чиновникам очень нравится, слово «инвестор» уже вызывает легкую неприязнь. А слово «бенефициар» и вовсе воспринимается не иначе как ругательное, словно бенефициар — это не конечный собственник или выгодоприобретатель, а мошенник, теневой воротила, скрывающийся от правосудия под корпоративной вуалью.

Подмена понятий произошла не сейчас, а лет десять назад, когда чиновники высмотрели в бенефициарах угрозу национальной экономике и поставили их в один ряд с пособниками террористам, коррупционерами, уклонистами от уплаты налогов в особо крупных размерах.

Хотя на деле российские бенефициары прятались за спину иностранных корпораций не потому, что они преступники, а из-за отсутствия на тот момент в стране справедливой судебной защиты, из-за произвола чиновников и силовиков».


Как пишет издание, эта тема Фетисова пересекается с уголовным делом против другого миллиардера, Дмитрия Каменщика, которого подозревают в том, что в целях экономии он ослабил меры безопасности в аэропорту Домодедово (оказал опасную услугу), в результате чего смертник Евлоев беспрепятственно проник в аэровокзал и совершил теракт, унесший жизни десятков людей. По совокупности двух факторов Каменщик оказался на шестом месте рейтинга «Тюрьма и бизнес». Каменщик согласился выплатить компенсации пострадавшим, но пока остается под домашним арестом. Уточним, что Генпрокуратура считала фигурантов дела о нарушениях в аэропорту Домодедово невиновными в гибели людей при теракте в январе 2011 года и в феврале просила отпустить их из-под стражи. Детали вопроса сообщал «Эксперт. Подробности вопроса читайте в материале Forbes «Тюрьма и бизнес: рейтинг бизнесменов, подвергшихся уголовному преследованию».

Фото Артема Коротаева / ТАСС




Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6507
21337
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика