Шутка года: 75% россиян получают «белую зарплату» и почти не боятся безработицы

Шутка года: 75% россиян получают «белую зарплату» и почти не боятся безработицы

С точки зрения управления занятостью текущий кризис страна преодолевает намного лучше, чем кризис 2009 года, говорят социологи, проанализировав данные октябрьского опроса. Страх потери работы находится у россиян на 8-м месте, пропуская вперёд такие страхи, как «рост международной напряжённости», «рост цен», и даже «риск катастроф и стихийных бедствий». 


По данным опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ),  10% респондентов заявили, что получают полностью неофициальные оклады, 12% рассказали о «серой» зарплате, ну а 75% поведали о «белой» (респондентам предложили ответить на вопрос: некоторые работодатели выплачивают своим работникам зарплату неофициально, «в конвертах», в Вы лично получаете всю зарплату по официальной ведомости, или же Вам приходится получать всю зарплату или ее часть неофициально, «в конверте»? — прим. ред.).  Что касается проблемы безработицы, то ее актуальность, по данным опроса, в октябре немного выросла по отношению к сентябрю. При этом отмечается, что в сравнении с показателем октября прошлого года ситуация сегодня выглядит менее напряженной. Только 26% респондентов признались социологам, что среди их близких есть люди, потерявшие работу в последние несколько месяцев.

Также россиян продолжает волновать вопрос, связанный с трудоустройством. Рост индекса проблем с трудоустройством наблюдается на фоне снижения доли тех, кто не сомневается в возможности трудоустройства на хорошую должность в случае увольнения (с 27% до 19%), и увеличения доли тех, кто полагает, что в этом у них возникнут серьезные трудности (с 25% до 32%), поясняют социологи.

«Страх потери работы находится у жителей нашей страны только на 8-м месте, пропустив вперёд такие страхи, как „рост международной напряжённости“, „рост цен“, и даже „риск катастроф и стихийных бедствий“. Это закономерно, так как с точки зрения управления занятостью текущий кризис мы преодолеваем намного лучше, чем кризис 2009 года. В свою очередь, общественное сознание вполне адекватно отражает тот факт, что безработица не стала массовым явлением», — объясняет эксперт ВЦИОМ Олег Чернозуб.

По его словам, резкое обострение восприятия риска потерять работу произошло в конце 2015 года и было связано с тем, что к началу зимы 2016 года неблагоприятные последствия кризиса «докатились» до прежде благополучных регионов — доноров, «Однако ничего страшного с точки зрения роста безработицы в зиму 2015—2016 гг. не произошло, и общественное сознание постепенно успокоилось», — считает эксперт.

Тем не менее, сейчас замечено некоторое увеличение озабоченности проблемами безработицы со стороны общества, однако однозначного ответа на вопрос, насколько устойчивым окажется этот тренд, пока нет. В решающей степени он будет зависеть от того, «насколько успешно экономика страны продолжит преодолевать последствия кризиса», пояснил Чернозуб.

Еще раз повторимся. Лучше жить мы не стали. Среди стабильностей — всё те же дороговизна, низкие доходы, отсутствие надежного рабочего места, местами сплошная безработица, но привычные и обнадеживающие кричалки из телевизора. Уровень жизни и реальные доходы россиян снижаются третий год подряд. Рынок труда и предложений в кризис, мягко говоря, скромный. Скандалы с невыплатой заработной платы учителям, врачам, рабочим, бюджетникам и небюджетникам периодически просачиваются и в прессу, перебираясь из социальных сетей в телевизор.

Статистическое ведомство периодически озвучивает неутешительные цифры, а высокие чиновники констатируют, что пришло «время затянуть потуже пояса». Это значит, что вопрос заключается не только в падающих зарплатах, но и в общем падении уровня жизни населения.

В июне Росстат сообщил, что численность населения с доходами ниже величины прожиточного минимума в России в I квартале составила 22,7 млн. человек. При этом бедных людей в стране только за прошлый год стало на 3, 1 млн. больше (при этом в статистике не учитывались жители Крыма и Севастополя — прим. ред.).

В июле в обзоре Центра макроэкономического анализа Альфа-банка, отмечалось, что в стране усилилось неравенство: неравномерность в распределении доходов в России растет в связи с заморозкой зарплат в госсекторе, а то негативно влияет на показатели розничной торговли и, соответственно, на восстановление экономики.

В августе Росстат подтвердил предположения о том, что особенностью нынешнего кризиса является растущее неравенство в доходах. Коэффициент Джини в России увеличился в первом полугодии впервые с 2012 года. Рост неравенства назвали «тенденцией текущего кризиса». Если в 2008 году в разгар кризиса правительство принимало решение о повышении зарплат бюджетникам на 30%, то сейчас реальные доходы населения сокращаются из-за нехватки средств в бюджете на социальную помощь, отмечал директор Института труда и страхования РАНХиГС Александр Сафонов. 

Если в предыдущий кризис государство «накачивало» деньгами целые отрасли и банки, но на этот раз ситуация складывается иная: государство обещает выполнять свои социальные обязательства, но количество бедных людей в стране продолжает расти. Резкий рост бедняков стал еще одной особенностью нынешнего кризиса. Лишних денег в казне нет. И у работодателя нет.

В ежемесячном мониторинге (2015 г. — июнь 2016 г. — прим. ред) социально-экономического положения граждан Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС указывалось, что 46,8% россиян заметили ухудшение своего материального положения, а совокупность респондентов, видящих ухудшение ситуации и рассматривающих ее как полномасштабный кризис, превышало 30%.

Главным трендом социального самочувствия является негативная стабилизация — «готовность рассматривать текущее экономическое положение как нормальное на фоне продолжения воздействия негативных эффектов в сфере занятости — угрозы потери работы, снижения уровня оплаты труда, задержек ее выплаты, неполной занятости» , отмечали авторы мониторинга.

В октябре Минфин предлоджил ввести пособие на бедность. О подобной инициативе рассказала заместитель министра финансов Татьяна Нестеренко в интервью «Российской газете». По ее словам, в материальной поддержке больше всех сейчас нуждаются семьи с детьми до 16 лет, особенно семьи с двумя и более детьми и одним работающим родителем. 

В ноябре Счетная палата представила прогноз социально-экономического развития страны на 2017–2019 годы. Из документа следует, что бедняков в стране уже через два года будет на 1,4 млн. человек больше, чем в 2015 году.

О том, что в условиях инфляции число бедных людей в России «будет расти неминуемо», отмечалось высокими чиновниками еще в 2014 году. В 2015 году с неутешительными прогнозами вышел Роструд, подчёркивая, что кризис внёс очень серьёзные коррективы в трудовую жизнь россиян. С одной стороны — безработица, а с другой — резкое сокращение вакансий. Уже в этом году очень бедных людей, которым едва хватает денег на продукты и товары первой необходимости, стало неприлично больше, чем годом позже. В этом можно убедиться, если проследить то, как менялись данные социологических опросов.

Прогнозируется дальнейший рост бедняков в стране, а «люди массовых профессий» — учителя, врачи, медсестры, рабочие невысокой квалификации, даже военнослужащие — сегодня составляют определяющую долю в структуре бедности (многих пенсионеров, безработных и больных людей можно назвать не бедными людьми, а нищими людьми — прим. ред.).

Поэтому, несмотря на то, что с высоких трибун и из карманных агентств продолжают укреплять представления о стабилизации экономической ситуации в стране (как она может наступить, учитывая, что страна облеплена санкциями и участвует в двух войнах, вопрос), число пессимистов еще достаточно велико. И эта история про что угодно, только не про 75-процентную «белую зарплату» в России.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
6098
20375
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика