Слишком много денег: крутые виражи бюджета

Слишком много денег: крутые виражи бюджета Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии 
Госинвестиции втёмную, невыданные субсидии и «лишние» деньги на латание кризисных дыр. Реализация бюджета-2014 показала такой результат. Данные представила Счётная палата РФ, указав на то, что с таким богатым опытом надо провести работу над ошибками при планировании однолетки.

Неистраченные деньги на инфраструктуры, социалку и антикризисные мероприятия. Таков итог реализации «раздутого» бюджета-2014. Об этом сообщила глава Счётной палаты РФ Татьяна Голикова, представив в Госдуме доклад об его исполнении, а также подчеркнув, что бюджет-2016 не должен повторить прошлых ошибок, а — свёрстан предельно точно с прицелом на эффективность заложенных в него средств. «Мы почему-то все время находимся в поиске того, что нам нужно что-то потратить дополнительно, найти ещё деньги на какое-то увеличение. Мне кажется, не с этого надо начинать, — пояснила она. —Нужно начинать с эффективности использования тех средств, которые мы уже выделили. Их стало слишком много». Одним словом, где-то сократить, а где-то прибавить — неверный ход.


«Лишние» деньги

Предостережение от СПР — не случайно. Лейтмотивом повествования стали бюджетные нарушения. Их госаудиторы подсчитали на сумму 263,7 млрд. руб., при этом «с признаками» нецелевого использования — 989 млн. руб. Вывод один — почти все главные распорядители бюджетных средств, заявляя о будущих тратах, не использовали федеральные деньги по назначению. Среди них — Роскосмос, МЧС, Минздрав и Роструд. 

«Лишними» оказались и средства по линии антикризисных дел. В частности, Минпромторг получил, но не воспользовался 20 млрд. руб., которые предназначались для субсидирования фонда технологического развития. С госинвестициями также складывается не менее печальная картина. Уставные капиталы госкомпаний накачиваются деньгами, но эффективность таких инвестиций низкая: 84 млрд. руб. из 152,6 млрд. руб. осели на банковских счетах. СПР говорит об этом уже не первый раз. Ещё в 2013 году Татьяна Голикова на заседании бюджетного комитета Госдумы отметила, что некоторые госкомпании не расходуют федеральные деньги, абюджетное приложение со взносами в уставные капиталы госкомпаний «всё толстеет и толстеет».

Ещё один серьёзный момент. По словам г. Голиковой, «все запутались, что мы финансируем и как мы финансируем», где полномочия субъектов, а где — федерального центра. Федеральный бюджет руководит 194 межбюджетными трансферами. Остаточные средства (на 1 января 2015 года) составили 126 млрд. руб., а это те деньги, которые должны были пойти на инфраструктуру и социалку. Ненужные федеральные деньги появились в Московской, Калининградской, Ростовской областях и в Крыму: министерства и ведомства просто вовремя не довели их до конечного получателя.

С учётом открывшихся реалий по исполнению бюджета-2014 в Счётной палате уверены, что внутренние экономические запасы у Правительства не настолько сильны и велики, чтобы эффективно решить предстоящие задачи бюджета-2016. При этом есть одно «но». В 2012 году регионы, имея за плечами огромные долги и «дефицитные реалии», наращивали расходы. В финансовый кризис 2014 года они вошли с тем, что имели, а точнее с голым кошельком и незащищённым тылом. Тогда была необходима поддержка Центра. Однако федеральная помощь в виде дополнительных трансфертов регионам не направлялась, как в кризисный 2009 год. Тогда и стал очевидным кризис региональных бюджетов, а в Счётной палате, оказывается, «все запутались», отмечая «излишнюю сложность отношений федерального и региональных бюджетов».



Вся надежда на заначку

На данный момент Минфин предлагает урезать расходы казны на 650 млрд. рублей, а «закрыть» финансовые дыры планирует из двух стабфондов, аккумулирующих 80% сбережений. ( Фонд национального благосостояния и Резервный фонд — две главные заначки от государства). Иначе стране в ближайшие два или три года не выжить. Дефицит федерального бюджета только за первые четыре месяца 2015 года составил 995,79 млрд. руб (4,4% ВВП), а сейчас уже превысил 1 трлн. рублей. Что будет дальше? Дешёвая нефть может «съесть» у федбюджета 2 трлн. руб. в будущем году. 

Глава финансового ведомства Антон Силуанов уверен, что противостоять кризисным реалиям нужно жёстко. Ранее он заявил, что одной из причин сложной экономической ситуации, в которой оказалась российская экономика, является чрезмерная мягкость бюджетной политики предыдущих лет. Сегодня же важно понять, что наращивать расходы уже нельзя, а цель бюджетного процесса 2016 года должна сводиться к политике сохранения расходной части на уровне прошлого года (15 трлн. руб.). При таких вводных данных Минфин заявляет, что сможет сверстать бюджет с дефицитом менее 3% ВВП, финансировать разрыв между доходами и расходами и остановить колоссальную утечку из Резервного фонда (на данный момент в ФНБ и Резервном фонде сосредоточено  9,6 трлн. руб.).

При этом ставка на Резервный фонд по части покрытия дефицита бюджетных средств — не так сильна. При действующих санкциях он может обеднеть уже к следующему году.

Другой вопрос — по какому принципу будет свёрстан новый бюджет. На фоне падающего экономического роста, ухудшающихся финансовых показателей и рекордно низких цен на нефть предложенный план по спасению может и не сработать, если будет сделан по принятым правилам. Показательный пример — бюджет 2015. Главный финансовый документ страны принимался исходя из прогнозируемых показателей, которые были заложены в него в декабре 2014 года и верстался в расчёте на стоимость нефти $100 за баррель, тогда как её реальная цена на тот момент уже упала до $85. Весной 2015 года принятый бюджет пересмотрели: его расходная и доходная части были сокращены. Неужели в нашем Белом доме не думали на перспективу?

Принципиальный момент заключается и в том, каким способом будут найдены деньги в условиях ограниченных финансовых ресурсов государства, учитывая падающий уровень доходов?! За счёт кого придётся стимулировать целые отрасли экономики страны, которые резко просели ещё в прошлом году? На кого могут рассчитывать регионы, особенно малоразвитые, не говоря уже о тех, кто находится на грани дефолта? Если в бюджете 2014 года оказалось так много ненужных денег, то какой же будет «однолетка» (два сценария рассматривает сегодня правительство вместе с президентом Владимиром Путиным), учитывая виртуозное умение российских чиновников «работать» с федеральными деньгами. Такое ощущение, что и меры, предложенные правительством, не более чем тоже однодневка. Никакой стратегии на будущее не видно. Только сокращаться. Даже дефицит не покрывается.  А что будет делать страна дальше? Откуда брать доходы? А когда введут нефтяное эмбарго? Когда дефицит бюджета станет процентов 45? Это правительство в рамках своей неизменной либерально-монетаристской доктрины ответить не в состоянии.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Суверенен ли российский бюджет

Обновлённый макропрогноз: реквием по процветанию

Уплотнить бюджеты регионов, расчехлив министерства. Смелый план или популистская идея?




Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
846
2444
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика