Совсем распоясались!

Совсем распоясались!

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

И опять выборочная справедливость. Минздрав Забайкалья запрещает медикам публично ругать коллег и начальство, особенно, если начальство сидит в Минздраве России или местном. Новый этап взаимоотношений обозначает проект Кодекса профессиональной этики и служебного поведения работников медицинских организаций. Инициативу регионального Минздрава осудили и в ОНФ, и в Минздраве РФ, несмотря на то, что федеральное ведомство имеет аналогичный проект, который и послужил примером для всех остальных регионов.


Если коротко, то этический кодекс для врачей, а точнее его третья редакция, запрещает им критиковать медицинских руководителей и чиновников от здравоохранения. В частности, в проекте сообщается, что врачи должны «воздерживаться от негативных публичных высказываний, суждений и оценок в отношении деятельности медицинской организации, её должностных лиц; органов исполнительной власти в сфере здравоохранения, их должностных лиц». Кроме того, положения проекта запрещают медицинским работникам обсуждать с «третьими лицами вопросы планирования и проведения государственных закупок, осуществляемых медицинской организацией, если это не входит в должностные обязанности работника», а также им возбраняется использовать «должностное положение для оказания влияния на деятельность государственных органов, органов местного самоуправления, организаций, должностных лиц и граждан при решении вопросов личного характера».

Реакция последовала незамедлительная. Так, правдорубы из Общероссийского народного фронта уже заявили, что возмущены проектом регионального этического кодекса. Вознегодовав всеми фибрами души, они решили обсудить вопрос на заседании регионального штаба ОНФ, куда будет приглашён на ковёр министр здравоохранения Забайкальского края. «Пункт о запрете на критику руководства медорганизаций и чиновников от здравоохранения противоречит основному закону РФ. Подобного рода ограничения могут быть установлены только федеральным законодательством в отношении лиц, обладающих особым правовым статусом, но никак не для работников медицинских организаций, — поясняет детали Николай Говорин — координатор Центра ОНФ по общественному мониторингу качества и доступности здравоохранения, сопредседатель регионального штаба в Забайкальском крае. — Над проектом надо поработать, и те шероховатости, которые входят в противоречие с федеральным законодательством, должны быть устранены».

Недовольны редакцией кодекса и в Минздраве РФ, указывая на шероховатости в области конституционных прав. «В соответствии с Конституцией РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова. При этом согласно статье 55 Конституции, права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В связи с этим, установление такого запрета не основано на праве и не может быть реализовано, — отмечает Олег Салагай — директор департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава РФ. — Нельзя забывать, что критические высказывания, несмотря на то, что они могут быть неприятны отдельным лицам, нередко играют очень важную роль в плане получения объективной информации «с мест» и точечного решения реальных проблем, волнующих и медиков, и пациентов».

Уточним, что данный проект регионального кодекса основывается на положениях Кодекса профессиональной этики медицинского работника, разработанного в прошлом году. По словам министра здравоохранения Забайкальского края Михаила Лазуткина, документ вынесен на общественное обсуждение. «Абсолютно все, кто пожелает: и медицинские специалисты, и те, кто просто неравнодушен к здравоохранению, могут высказать свое мнение. Любые, даже критические замечания по поводу кодекса — это хорошее начало для обсуждения в диалоговом режиме, — сообщается на сайте Забайкальского Минздрава от имени регионального здравоохранительного министра. — Изменения, которые были внесены в новую редакцию, отражают и события, которые произошли в региональной системе здравоохранения за последний год, в том числе и судебные решения, и выводы надзорных органов, и антимонопольной службы, и, конечно, жалобы пациентов. Вынося кодекс на обсуждение, мы планируем, что, когда он будет утверждён, многих проблем, с которыми мы столкнулись в 2015 году, удастся  избежать в следующем году».

Напомним, что в этом году проблемы региона (и не только Забайкальского края) в здравоохранении стали публичными. Они попали на страницы изданий, а также в поле зрения сентябрьского форума ОНФ «За качественную и доступную медицину», который прошёл Москве при участии его лидера — президента РФ Владимира Путина. Его участниками тогда стали врачи, пациенты, учёные, фармпроизводители, гражданские активисты, эксперты, журналисты, а также руководители профильных министерств и ведомств.

Если коротко, то в рамках Форума выяснилось, что в Магаданской области не хватает спецтранспорта, в Еврейской автономной области коммерциализирована единственная лаборатория, которая оказывает медицинские услуги жителям Биробиджана, а в Забайкальском крае сокращают врачей, койко-места, а некоторым медикам, которые работают в сельских районах, не платят зарплату уже очень давно. В краевой психиатрической больнице своевременно не выплачивают заработную плату и отпускные, а в Забайкальском краевом госпитале для ветеранов войн зарплатными деньгами закрывают кредиты по долгам госпиталя. Более подробно читайте материал «Рычаги выживания в медицине».

Также Михаил Лазуткин подчеркнул, что «в кодексе не идёт речь об ограничении свободы слова». «Сотрудники медицинских организаций могут, например, говорить о задержке заработной платы, если такой факт имеет место быть. Но не могут высказывать это в недопустимой форме: «зарплату не платят (кстати, если её не платят, то, как сказать иначе! Прим: Мозер), здравоохранение развалили, все разворовали, больных не лечат, во всем виноват главный врач», содержащей домыслы и неподтвержденные факты, — поясняет краевой министр. — Это уже корпоративная  этика, которую необходимо соблюдать. Говорить о фактах, безусловно, можно и нужно. А высказывать оценочные суждения, не имеющие под собой основы — недопустимо». Он также подчёркивает, чтоданный принцип не является новеллой, так как он отражён в Кодексах этики, принятых в ряде отраслей, а федеральные министерства ислужбы различной ведомственной принадлежности давно используют подобный принцип при формировании своей корпоративной культуры.

При этом Минздрав РФ по поручению вице-премьера Ольги Голодец ещё весной представил проект этического кодекса медработника. Об этом подробно писали «Известия», отмечая, что в проекте кодекса Минздрава — всего-то 25 статей, многие из которых напоминают лозунги. Так, одна из них гласит: «Работник системы здравоохранения обязан добросовестно выполнять свои профессиональные обязанности независимо от пола, возраста, расовой и профессиональной принадлежности пациента, его социального статуса и материального положения, вероисповедания, политических взглядов человека». При этом он не содержит конкретных рекомендаций, как лучше вести себя в той или иной ситуации, — например, «что именно лучше сказать, если пациент просит об эвтаназии или если женщина в роддоме сомневается, сможет ли она воспитать только что родившегося тяжело больного ребенка». Нет в кодексе отдельных правил для сотрудников регистратуры или медсестер, хотя Ольга Голодец поручила разработать этические нормы поведения для всех работников системы здравоохранения, «начиная от регистратуры поликлиники и заканчивая самыми тяжелыми учреждениями, где людям приходится проводить длительное время, где пациенты нуждаются в специальном уходе». 

Большинство из проектных статей — отсылки к федеральным законам «Об основах охраны здоровья граждан», «О защите прав потребителей», «О рекламе», к Гражданскому и Трудовому кодексам». В частности, несколько статей взяты из Кодекса Национальной медицинской палаты. К примеру: «Работники системы здравоохранения не имеют права допускать как публичных негативных высказываний о своих коллегах и их работе, так и в присутствии пациентов и их родственников. Профессиональные замечания в адрес коллеги должны быть аргументированными, доброжелательными и определяться защитой интересов пациента». 

На фоне этого возникает вопрос. Проекту этического Кодекса от Минздрава России можно дать не менее возмущённую оценку, чем проекту от Минздрава Забайкалья. Однако под бульдозер СМИ и ОНФ опять попадает злополучный Забайкальский край. Почему?

Символично, что ОНФ собирается совершить ещё один марш-бросок на предстоящем съезде, который, видимо, будет не менее разгромным и рассчитанным на громкое общественное порицание, негодование, чем предыдущий, продемонстрирует очередную публичную порку и кого-нибудь из региональных чиновников от Минздрава обязательно не только пожурят, но и уволят. Так уже было. При этом разве конкретные проблемы при системном кризисе в здравоохранении решены?

И ещё один важный момент. Хотелось бы ещё раз повторить мысль о том, что любой региональный чиновник, прежде всего, является рядовым исполнителем «вышестоящей» воли и проводником федеральной политики. Он более всего уязвим тогда, когда она оказывается неудачной (то, что реформа здравоохранения провалилась, признают уже на уровне президента, а после отчёта Счётной палаты по итогам региональных проверок, ситуация стала ясной). Тогда и находят крайнего на местах, который отдувается за всех и за то, что исполнял в «добровольно-принудительном порядке». Ему только и остаётся, что отбиваться от СМИ и ходить затем на ковёр. Безусловно, это не снимает с него вину, если таковая имеется, но это и не решает проблемы, а переключает внимание общества на показательные процессы в духе «хлеба и зрелищ», проводимые, как правило, под популистской идеей.


 ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

Рычаги выживания в медицине

Здравоохранение России: мифы, реальность, решения

ОНФ: зачем он нужен?



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4342
18951
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика