Спящие ядерные силы НАТО в Польше — «заход» США на Россию или «прицел» на Балканы?

Спящие ядерные силы НАТО в Польше — «заход» США на Россию или «прицел» на Балканы?

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Минобороны Польши может примкнуть к программе Североатлантического альянса, разместив у себя ядерное оружие стратегического и тактического назначения НАТО. Несмотря на опровержение от польской стороны, слух уже пошёл. Фактически Польша решает — быть ли ей военным складом для США? Среди ядерных держав, входящих в Североатлантический альянс, только Штаты предоставляют союзникам ядерное оружие. Чего боится польское руководство, заявив о возможном присоединении к натовской программе?


То ли вброс, то ли ещё что-то. Сначала СМИ сообщили о том, что Польша ведёт работу по ядерному обмену с НАТО, а затем заключили, что это не так, сославшись на опровержение польского оборонного ведомства. «Министерство обороны заявляет, что в настоящее время не ведет какой-либо работы по вступлению нашей страны в ядерную программу Nuclear Sharing НАТО», — говорится в сообщении.

При этом Associated Press, ссылаясь на заявление польского оборонного министра Томаша Шатровского, ранее написало, что Министерство обороны Польши может присоединиться к программе Североатлантического альянса, которая даёт возможность размещать часть своего ядерного арсенала на территории страны-члена альянса. По словам Шатровского, Минобороны обсуждает вопрос, стоит ли запрашивать доступ к программе «ядерного обмена» внутри НАТО для усиления своей защиты. Как отмечает издание, польские СМИ, комментируя высказывания замминистра обороны, подчеркнули особенно, что о намерении попросить НАТО о размещении ядерного оружия говорится впервые. Со ссылкой на международное издание об этом написало РБК.

Среди 28 членов альянса есть три ядерные державы — США, Франция и Великобритания. Из них только Соединенные Штаты предоставляют союзникам ядерное оружие. В рамках программы ядерное оружие на своей территории разместили Бельгия, Германия, Италия, Нидерланды и Турция. Фактически Штаты не только хранят тактическое ядерное оружие в Европе, но демонстрируют готовность использовать его, создают все необходимые условия, чтобы повысить свою боевую эффективность.

При таком раскладе Польша получает натовский щит, полную зависимость от политики Штатов, а Россия — ещё одни большие проблемы, особенно по части репутационных рисков на международной политической арене. Статус ядерной державы, безусловно, защищает нашу страну от крайне необдуманных шагов со стороны Запада, но в то же время даёт дополнительный повод ТАМ назвать Россию неуправляемым агрессором и приписать ей имперские амбиции, намекая на её планы по агрессивному расширению своих территорий и сфер влияния.

И даже при таких входных данных об этом можно рассуждать только на уровне гипотез. Во-первых, России сегодня совсем — не до этого, во-вторых США рисует фейковый образ врага, чтобы воспользоваться экономической слабостью России для расширения и укрепления собственных имперских берегов. В-третьих, Европа оказалась широким шахматным полем в руках трёх держав — США, России и Китая. А то, что они являются могущественными государствами (со своими минусами и плюсами), отрицать нельзя.

К натовскому щиту. Если коротко, то Польша влилась в НАТО на четвёртой волне расширения в 1999 году вместе с Венгрией и Чехией, несмотря на то, что не отвечала всем требованиям, которые НАТО предъявляло к странам, претендующим на вступление в альянс. По оценкам политологов, у поляков не было гражданского контроля армии, торговые предприятия продавали оружие странам с сомнительной репутацией, а реформа экономики не проводилась. Ускорил процесс удачный исторический момент. К тому времени горбачёвская «перестройка» ослабила влияние СССР на Польшу, что позволило Варшаве формировать самостоятельную политику в отношении Советского Союза, а также выстраивать страну по принципу рыночной демократии. В самом начале девяностых годов польское руководство протаптывает дорожку в бельгийский Брюссель — в штаб-квартиру НАТО, а затем с польской территории окончательно выводятся российские войска.

В 1995 году на президентских выборах Леха Валенсу побеждает Александр Квасьневский, взявший курс на радикальное преобразование страны с лозунгом «Выбираем будущее» — вступление в ЕС и НАТО. Он был готов выполнить все необходимые условия для захода в альянс. И в 1997 году Польшу (вместе с Венгрией и Чешской республикой) позвали на мадридскую встречу НАТО, где начались переговоры о присоединении к альянсу, но с перспективой проанализировать тему ещё раз на высшем уровне в Вашингтоне, что затем и произошло. (Детально читайте «Путеводитель по материалам саммита НАТО в Вашингтоне», 23-25 апреля 1999 год). Вопрос был решён быстро. В 1999 году вступает в НАТО, а в 2004 — в ЕС.

Польша поддерживала почти все «миротворческие» шаги альянса: и в Югославии, и в Афганистане, и в Ираке. Сегодня разыгрывается «сирийская карта», где важен каждый голос. Россия говорит, что борется с ИГИЛ, а Запад называет Россию агрессором, который может назвать врагом всякого, кто осмелится встать на пути или кто замечен в связях с террористами. Как это бывает, Россия продемонстрировала на примере Турции, которую на весь мир назвала базой для вербовки и отправки террористов в Сирию.

Боимся оказаться в списке. С этой стороны, а точнее в одном прочтении, Польша боится оказаться в списке стран, которую Россия может объявить «пособником терроризма». Впрочем, боится и остальная Европа, которая «принимает» беженцев, среди которых есть боевики. Весной текущего года английское издание «Sunday Express» вышло с материалом о том, как террористы вливаются в поток нелегальных мигрантов в портах турецких городов Измир и Мерсин, откуда через Средиземное море прибывают в Италию, а затем устремляются в другие европейские страны, в частности в Швецию и Германию. 

Затем немецкая газета «Süddeutschen Zeitung» написала о том, что только 10-12% прибывающих в Германию  «сирийцев» являются гражданами Сирии, а среди беженцев, которых, кстати, принимают по «упрощённой схеме», безусловно, могут присутствовать как «приспешники Асада», так и «палачи из ИГИЛ». На фоне обострённых отношений России с Западом этот вариант может иметь перспективы в сценарном развитии.

С другой стороны, Европа боится, но боится публично, понимая, что находится под «оккупацией» США и вынуждена петь с ними в унисон, объявляя Россию агрессором и оглашая все производные от этого процесса. Понимая и то, что членство в НАТО означает втягивание в военные конфликты, проще говоря, тот, кто готов вступить в НАТО, должен быть всегда готовым к войне.

Имперские амбиции и образ оккупанта. Есть и другой момент, который связан с имперскими амбициями российского руководства (как часто об этом пишет пресса), которые Запад называет планами по оккупации, продвигая в европейском обществе именно такой образ нашей страны через СМИ. Осенью 2014 года пресса со ссылкой на зарубежные СМИ писала о том, что экс-премьер Польши Дональд Туск якобы ранее получал предложение от российских властей оккупировать Львов и разделить Украину. По словам бывшего министра иностранных дел Польши Радослава Сикорского, Россия якобы планировала «раздел» Украины ещё в 2008 году. Об этом сообщало  американское издание Politico Magazine, подчёркивая, что Россия пыталась привлечь Польшу к вторжению на Украину.

Летом текущего года Россию негласно назвали агрессором уже в Норвегии, где сняли телесериал про русскую оккупацию. Эта новость вышла на британском BBC. При этом телесериал начали снимать ещё в 2013 году, когда Россию и Европу Крым ещё не рассорил. И когда Россию на весь мир не назвали агрессором. Сторонники различных теорий заговоров сразу указали на то, что всё это — одна из глав американского заговора по демонтажу России. Может и так, а может это была отдельная глава из совсем другой истории.

Конкретный, но условный враг. Осенью генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг посетил церемонию открытия командного штаба сил сверхбыстрого развёртывания в литовском Вильнюсе, где заявил, что открытие штабов — это реакция альянса на политику Москвы, подчеркнув, что «все действия НАТО носят исключительно оборонительный характер»: «Мы не ищем конфронтации ни с кем, но мы живём в мире, где всё больше и больше угроз. Москва продолжает разжигать конфликт на востоке Украины, в том числе путём поставок оружия и снаряжения террористам». 

Не менее красноречивым оратором оказался и помощник генсека НАТО Сорин Дукару, отметивший, что штабы НАТО, которые открылись тогда в Литве, Латвии, Эстонии, Польше и Болгарии, не являются военными базами. По его словам, они все представляют собой только «центры управления», которые призваны помочь Североатлантическому союзу подготовить ответные действия «на какую-либо агрессию или ситуацию, негативно влияющую на безопасность союзников». Он также указал и на условного врага, из-за которого открылись эти центры: «Эти меры Альянса приняты в сложном геостратегическом контексте, отмеченном военными действиями Российской Федерации, которая нарушила международное право и мир в Европе, а также вызовами на южных рубежах НАТО».

Сегодня «подливают масло в огонь» ещё и редкие слухи о намерении России ещё раз расширить территории. После присоединённого Крыма, гипотетически, в планах о расширении от Кремля могут оказаться территории, которые граничат с Калининградской областью — единственным российским эксклавом, ставшим в середине нулевых годов анклавом внутри НАТО и ЕС. Под возможный удар попадает Польша, граничащая с Калининградской областью на юге, а также Литва — на севере и востоке.

С учётом последних расставляемых политических акцентов, почему бы Польше не стать американским военным ядерным складом? Тренд, который разыгрывает российское руководство, тяготеет к заявке возродить страну-империю. Со статусом ядерной державы — звучит грозно. Все империи держатся на дискурсе расширении территорий и на центральном тоталитарном управлении. При этом все империи распадаются: это заложено в их концепцию. Так было с Китаем и СССР. Невозможно расширяться вечно. Но пока до этого ещё далеко. И эта модель может временно прижиться, особенно, если помнить, что НАТО расширяется стремительно.

Балканское расширение НАТО. Последнее приглашение от альянса поступило для Черногории, в планах — Хорватия и Сербия. Европейская пресса уже написала, что США решили «прибрать к рукам Балканский полуостров». «НАТО постепенно прибирает к рукам Балканский полуостров, — считает бывший посол Италии при альянсе Стефано Стефанини, принимавший участие в переговорах по расширению 2008 года. — Только представьте себе масштаб Балканского региона — каждый раз, когда фигуры приводят в движение, неважно, большие или маленькие, меняется баланс сил».  

При этом балканская кампания НАТО касается не только Черногории, но и Сербии, которую силы альянса бомбили весной 1999 года (на тот момент Сербия и Черногория входили в Югославию). В заявлениях генерального секретаря Североатлантического альянса Йенса Столтенберга это называется «новым запуском» отношений с Сербией, а в сообщениях прессы  —  американский заход на Россию с прицелом на Балканы.

Выбирай себе дружок. Есть ещё один ключевой момент. Он заключается в том, что России сейчас  — не до имперских амбиций. Экономическая нагрузка на нашу страну несоизмерима с имперскими амбициями, которые приписываются России с чисто гипотетической точки зрения. Нам нужно выкруживать бюджет для собственных нужд от АПК до здравоохранения. Сегодня США очень удобно рисовать очередной фейковый образ врага, чтобы гнуть свою стратегическую линию. Вырисовываемая  российская фейк-угроза от Америки транслируется в общество для того, чтобы оправдывать свои же действия на Востоке. Фактически европейские страны (если предположить такую версию) становятся разменной монетой в руках трёх держав — США, России  и Китая.

Европа своей лояльностью уже продемонстрировала, что бесконечно невозможно быть хорошей для всех сторон. Одним словом, «выбирай себе, дружок, один какой-нибудь кружок», в нашем случае — альянс. История с санкциями, кстати, показала, как это работает.

 


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2200
11062
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика