Свершилось! Пограничники уничтожили первую партию «санкционного» сыра

Эксперт Центра научной политической мысли и идеологии Нина Мозер

Из песни слова не выкинешь. И ничего уже не поделаешь — надо делать то, что и обещали, а именно утилизировать санкционные продукты. Первым в этом списке «добрых дел» стал заграничный сыр.

СПИСОК «ДОБРЫХ ДЕЛ»

Под Белгородом пограничники утилизировали все девять тонн деликатесного лакомства. При этом своего рокового часа сыр ждал уже давно. «Этот сыр был задержан в конце июля вблизи границы с Украиной. На продукте отсутствовала маркировка, его происхождение неизвестно. Вполне возможно, что сыр был произведен в одной из стран, которые подпадают под санкции», — комментируют вопрос в пресс-службе Россельхознадзора. История эта вписывается в классический сценарий детективного повествования со всеми неизвестными, приправленная целым рядом спецэффектов, на которые тонко намекнули на самом «верху», вводя жёсткие меры контрсанкций.

Напомним, что вслед за ЕС и США Черногория, Албания, Исландия, Лихтенштейн, Норвегия, Украина и Грузия продлили антироссийские санкции. (Теперь им грозит запрет на импорт продовольствия в Россию. Этот вопрос прорабатывает Минсельхоз и аппарат правительства. По итогам будет подготовлено обращение к президенту Владимиру Путину (включить эти страны в контрсанкционный список, дополнив указ  «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ»). О странах, которые присоединились к антироссийским санкциям, сообщила глава дипломатии Евросоюза Федерика Могерини. За её заявлением последовала незамедлительная реакция Кремля, который намекнул Евросоюзу на «принцип взаимности», пообещав более не церемониться. И действительно, сказали — сделали. В соответствии с указом президента РФ от 29 июля 2015 года, продукция, прибывшая из ЕС по поддельным сертификатам, подлежит уничтожению.

Кто, что и куда вёз — неизвестно. Как подчёркивают в ведомстве, водители, пройдя километры дорог, маршрут не знали, не говоря уже об отправителе и заказчике, о которых они слыхом не слыхали и в глаза не видели. Отложив все церемонии, так было принято быстрое решение — уничтожить, так как «не исключена возможность того, что это фальсификат, то есть не сыр, а сырный продукт». Эту версию подтвердил тот факт, что на упаковках никаких маркировок, действительно, не было.

То, что мы слов на ветер не бросаем, узнали и в подмосковном Реутове, где ночью состоялся рейд по всем подозрительным точкам, которые могут «укрывать» нелегальные грузы. Результат уже есть — были обнаружены мясные продукты из Польши и Ирландии. К погоне за контрафактом присоединились профильные ведомства и в других российских городах. Так, в Твери отчитались о задержанной растительной продукции, в Новосибирске — о польских яблоках, а в Брянске проверяют фуры с томатами, нектарином и персиками, предполагая, что там находится нелегальный товар. 

В условных цифрах — в очередь на утилизацию выстроился уже целый ряд различных продуктовых товаров, чей объём Россельхознадзор оценил в сотни тонн. Кстати, контрасанкции, если верить официальным заявлениям, возымели успех: после вступления указа об утилизации нелегитимный ввоз сократился в 10 раз.


МЕНЯМ СЫР НА «ПАЛЬМУ»?

На первый взгляд, всё неплохо. Как задумывали. Но есть ведь и обратный эффект импортозамещения, например, засилье фальсификатов и снижение покупательской способности россиян. Не очень понятно, за счёт кого теперь будет развиваться сырный рынок в России? Если собственного развитого производства сыра в стране нет (причина в том, что заводы и мощности — есть, хотя оборудование и старое, но оно есть, а вот цены на сырьё — сверх всякого приличия: оптовая стоимость отечественного молока во много раз выше, чем в Европе), а российские импортёры сыров ощущают на себе всю мощь контрсанкций, которые привели к тому, что их бизнес сократился почти в 10 раз. По данным Росстата только в апреле падение темпов роста сырного производства в стране упало на 13%. Склады многих предприятий в Казахстане и Белоруссии (является сейчас главным поставщиком сыра на наш рынок: до эмбарго поставляла 90 тыс. тонн сыра, а после более 120 тыс. тонн), которые работают с Россией, «забиты под завязку».

Ситуация усугубляется и тем, что замедление «сырного» рынка потянул за собой вниз «молочный» (производство и импорт молока падают, это — факт) и создал дополнительные условия для агрессивного вхождения на рынок заграничной «пальмы» — пальмового масло — главного ингредиента в «сырных продуктах». Дело в том, что в России (с 2008 года) маслом и сыром считаются те продукты, которые сделаны из молока и сливок, а все остальные относятся к «сырным продуктам», в которых используется «молочный заменитель» — пальмовое масло вкупе с другими маслами (ФЗ N 88 «Технический регламент на молоко и молочную продукцию» (от 12 июня 2008 года). И суть подделки состоит в замене молочного жира растительным. Заводы сегодня активно заменяют молочные жиры дешёвым пальмовым маслом. И так на полках магазинов появляется «сырный» продукт, который и фасуют под видом молочного. И с введением санкций «контрафактный вопрос» только обострился.

В 2011 году правительство решило помочь нашим сыроделам и заинтриговало обещанием вернуть России чуть ли не первое место в мире по экспорту молочной продукции. Была принята отраслевая целевая программа «Развитие маслоделия и сыроделия на 2011–2013 годы». Через год ситуация не изменилась к лучшему, наоборот. На российский рынок дружно и весело вбежали «поставщики-оккупанты» из Германии, Украины и Белоруссии, заняв почти 60% долю на рынке (Украина была на тот момент вторым лидером после Белоруссии среди этих поставщиков, имея 15% долю). В итоге — отечественный сыр прилично подскочил в цене, а потребительский спрос упал. Что было делать? Ответ случился простым. В стране стали бороться с украинским сыром, который, как писала тогда пресса, «вовсе не сыр, а сплошной контрафакт». Этот аргумент имел обоснования, так как Украина (на тот момент) резко сократила выпуск молока, но также резко подняла выпуск сыров. Затем в России случились кризис, санкции, контрсанкции и т.д.. И про наш рынок «молочки» пресса стала писать с таким же рвением, как в своё время писала об украинских или белорусских  подделках. В России сейчас ситуация такова, что дешёвая «пальма», действительно, может стать чуть ли не самым востребованным компонентом для отечественного сыродела.

Россия за последние годы стал крупным импортёрам пальмового масла (в прошлом году завезла 700 тыс тонн). Фактически сегодня в стране выгодней выпускать или быстрый (с точки зрения производства) «сырный продукт», или откровенный контрафакт, завуалированный под сыр, напичканный «заменителем». По данным Росконтроля, 70% молочной продукции на нашем рынке — подделка (об этом ещё в июне сообщил сопредседатель «Росконтроля» Александр Борисов). По его словам, российские производители используют растительные жиры, в том числе и вредные транс-жиры, а также пальмовое масло, «умышленно вводя потребителя в обман». Такие данные ведомство получило, проведя экспертизу сливочного масла и сыра от 40 наших производителей. Правда, Роспотребнадзор приводит другие кардинальные проценты — 5-7% (в прошлом году этот показатель был на уровне 10%, кстати, в 2014 году по данным Национального союза производителей молока (Союзмолоко), от 10 до 30% российского рынка молочной продукции, с оговоркой на разницу по регионам, составлял фальсификат).

Получается, что ответные санкции Западу могут усугубить ситуацию на рынке и будут работать не на поднятие молочной отрасли, как часто заявляют официальные лица, бесконечно тиражируя тему с импортозамещением, а против российских сыроделов и отрасли в целом.


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ
Самоэмбарго: акт второй

Убедительный рост в экономике России есть. Фарисейства

Россия намекнула ЕС на «принцип взаимности»

«Торговать запрещёнными продуктами ─ плохо», ─ подумали депутаты и решили ввести за это наказание.

Итоги первого полугодия: миновал ли кризис?

Уничтожение «санкционных» продуктов только нервирует людей



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1840
16560
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика