Уже не смешно: санкционные продукты могут пустить под каток не только на границе

Уже не смешно: санкционные продукты могут пустить под каток не только на границе

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Доигрались: Минсельхоз предложил утилизировать «вражеское» продовольствие — санкционные и фальсифицированные продукты по всей стране, а не только на границе, как это происходит сейчас по части санкционного продовольствия.


Об этом сообщил глава сельскохозяйственного ведомства на форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана. «Есть предложение пересмотреть требования наших министерств в области фальсификата — уничтожать не только на границе, но и внутри страны», — заявил он, подчеркнув, что уничтожать продукты надо для защиты отечественных добросовестных производителей от тех, кто пользуется не рыночными методами. Он также обратился с просьбой к коллегам из Таможенного союза, в частности, договориться о правилах этой новой игры: «Зачистим у себя, значит, всё, что мы будем посылать в Казахстан, тоже будет чисто». Срок сдачи планов по расширению «добрых дел» у этой дружной команды по ликвидации — до октября.

Напомним, что глава Минсельхоза впервые высказал идею об утилизации продуктов, которые запрещены к ввозу в Россию, этим летом. Президент Владимир Путин поддержал инициативу и вскоре подписал соответствующий указ. Участниками карательной операции стали ФТС, Россельхознадзор и Роспотребнадзор. Каждое из ведомств отслеживало вопроспо своей линии. Россельхознадзор первым с оптимизмом сообщил о положительном результате: «продукция уничтожается, нежелательные поставки из-за рубежарезко сокращаются».

Вскоре появилось другое предложение — уничтожать не только продукты из санкционного списка, но и фальсифицированные продукты, чтобы бороться с недобросовестными игроками отечественного продовольственного рынка. Инициатива поступила от главы Россельхознадзора в конце лета. В частности, Сергей Данкверт подчеркнул: «фальсифицируют продукцию, и все делают вид, что ничего не происходит», поэтому надо срочно принимать эффективные меры, а именно «уничтожать за счёт тех, кто её производит, если обнаружили в магазине — значит, за счёт магазина».

При этом ритейлеры настойчиво тогда подчёркивали и продолжают настаивать и сейчас, что санкционных продуктов на складах торговых сетей и магазинных полках давно уже нет, однако отечественные производители говорят об обратном, видимо, не могут «зайти» в торговые сети из-за дорогого входного билета. Относительно фальсификата — вопрос более щепетильный, так как он не связан с политическим решением российского руководства, определившим характер санкционного режима.

Не совсем понятно, что и в каком количестве будет поступать на полки, если идея, высказанная министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым, будет реализована. Как показывает практика, предложения главы ведомства успешно получают одобрения на самом верху, так как идут тем самым «правильным» курсом, который выбрало руководство страны. И это происходит несмотря на то, что ответные санкции Западу на практике усугубили ситуацию на рынке и работают вовсе не на поднятие продовольственной отрасли, а на её сжатие до абсолютно недееспособной модели.

Что мешало ранее бороться с подделками на рынке такими дружными и сплочёнными рядами от различных министерств и ведомств? Что мешало ранее выводить именно отечественного производителя в лидеры, создавая приоритетные направления господдержки в целой отрасли? Никто не говорит, что государство пустило всё на самотёк в этом вопросе, но меры, которые принимались ранее годами, скорее, напоминали точечную застройку и латание дыр. Там поможем, а там— нет.

Было время, когда по всей стране банкротились целые производства. До нулевых годов они ещё как-то работали, а после, обеднев, — исчезли с карты. В середине 2000 годов их место стали стремительно занимать иностранные и российские (что весьма условно) компании, представляющие известные бренды. На базе комбинатов детского питания строились заводы по производству чипсов, а вместо комбинатов, выпускающих фруктовые и овощные соки — разнокалиберные «вимм-билль-данны».

В 2012 году в Ростовской области закрылась одна из четырёх старейших сыроварен на всю страну с объёмом производства более 10 тысяч тонн в год! Крупных предприятий полного цикла осталось всего три — в Брянской области, на Алтае и в Мордовии, а все остальные — маленькие и средние сыроварни с максимальной мощностью 5 тысяч тонн в год. В этом году«Новочеркасский молочный завод» пустили с молотка после того, как предприятие намеренно банкротили где-то с конца 2010 года (об этом говорят многие участники рынка «молочки»). По объёмам производства он находился на втором место после Кагальницкого завода, выпуская почти 30 тонн молочной продукции в сутки. Кредитовал завод «Сбербанк», а банкротила — строительная фирма, обратившаяся в суд из-за долга на поставку бензина в размере 3 млн. рублей. Калужский мясокомбинат также в этом году пустили под аукционный нож. 

Таких примеров — множество. И — ничего. Никакой активной  массовой реакции в прессе не было. Попадаются редкие вдумчивые статьи, но не более, зато все носятся с заявлениями чиновников о публичных карательных «светопреставлениях», как с писаной торбой. А тем временем проблема никуда не ушла. Полноценного развития продовольственный сектор и производственная сфера не получили за многие годы. Неужели, популярный сегодня карательный механизм — панацея?


ЕЩЁ ПО ТЕМЕ

«Выход с помпой» — фальсификат могут уничтожать так же, как и санкционные товары

Свершилось! Пограничники уничтожили первую партию «санкционного» сыра

Уничтожение «санкционных» продуктов только нервирует людей



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1492
6916
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика