В Кремле не сдаются

В Кремле не сдаются

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Антикризисный план задумывался как «самый-самый». Так и получилось, только на бумаге: устойчивая экономика, стабильная социалка и неиссякаемый позитив из «зомби-ящика». И наряду с этим — безапелляционное заявление Дмитрия Пескова о том, что доходы россиян сильно не снизились. В общем, как тут не стать отчаянным оптимистом.


В Кремле не согласились с утверждением о том, что в текущем году у россиян произошло резкое снижение доходов. Об этом заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на вопрос о действиях властей по предотвращению резкого падения доходов россиян. Как передаёт РБК, ссылаясь на ТАСС, звучало это так: «Ваша формулировка (о резком снижении доходов населения) — вряд ли с ней можно согласиться с точки зрения слишком сильного (падения доходов)». «Речь идёт о тех антикризисных усилиях, которые предпринимаются кабинетом министров в соответствии с имеющейся программой, с планом действий», — подчеркнул он, отметив, что президент Владимир Путин «достаточно большое время уделяет экономике и антикризисной деятельности».

По первоначальным планам антикризисный план в этом году должен был помочь конкретным людям и российской экономике. При этом малоимущих россиян стало уже на 3 миллиона больше: официальных бедняков теперь — почти 23 млн. человек. 


Об этом ещё в самом начале осени сообщил Росстат, насчитав в первом полугодии текущего года неприлично много россиян с доходами ниже прожиточного минимума. Проще говоря, это люди, которые пытаются выжить, имея среднемесячный доход  меньше 10 тыс. руб. Это те люди, жизнь которых по-прежнему далека даже от мнимого благополучия. Для многих, кого миновала эта участь, главным остаётся сохранить равновесие, балансируя на тонкой грани между возможной, но внезапной бедностью и ясной перспективой там оказаться при варианте поиска лучших условий труда в кризис. Они соглашаются или пахать за троих, но получать за одного, или работать по сокращённому графику за копейки. Они соглашаются, чтобы быть уверенными, что завтра и такой труд принесёт им кусок хлеба. И, конечно, это наши старики.

Кстати, 2014 год Россия завершила с иными показателями. «Мы заканчиваем год с 15,7 млн.  бедных по стране. Но в условиях инфляции их число будет расти неминуемо», — предупредила ещё в декабре прошлого года вице-премьер правительства Ольга Голодец, указав на то, что рост числа бедных, в первую очередь, произойдёт за счёт молодых семей с маленькими детьми.

Затем статистическое ведомство отчиталось: в октябре 2015 года реальная зарплата среднего россиянина сократилась на 10,9%. Из отчёта Росстата следует, что это произошло из-за изменения цен на потребительские товары и услуги. Также статистическое ведомство констатирует, что реальные доходы россиян снижаются 11 месяцев подряд, а проще говоря, зарплаты россиян обесценивались. При этом осеннее падение оказалось сильнее, чем ранее прогнозировали аналитики, которые отмечали возможное снижение на уровне 9,7%. По оценке Bloomberg, последний раз такие беспрецедентные темпы сокращения зарплаты демонстрировали на подступах к новому тысячелетию — в 1999 году.

При этом в текущем году падение покупательной способности произошло глубже, чем в прошлый кризис. Об этом говорят представители банковского сектора и бизнесмены — те, кто не хочет потерять деньги или в ущерб себе свернуть пакеты предложений, а заинтересован в удержании платежеспособных клиентов. Понятно же, что доходы россиян будут расти только тогда, когда Кабмин начнёт индексировать их хотя бы на уровень инфляции, но он этого не делает.

Кроме того, и Счётная палата добавила «ложку дёгтя в бочку мёда» уже в октябре, раскритиковав исполнение антикризисного плана, заметив там неистраченные деньги на инфраструктуру, социалку и антикризисные мероприятия. Ведомство обнаружило, что предусмотренные программой мероприятия выполнены меньше чем на треть, а выделенные на борьбу с кризисом деньги не тратятся.

Как отметили в Счётной палате, план был плохо продуман изначально и в основном выполняется только на бумаге, так как Кабмин обозначил в нём общие результаты антикризисных мер, но не указал количественных показателей. Кроме того, из запланированных нормативных актов принято 63,3%, а выполнено ​всего 28,3%. ​​​​На борьбу с кризисом в бюджете было заложено 602,5 млрд. руб., а в антикризисном фонде — 206,7 млрд. руб. К 1 сентября власти распределили только 163,6 млрд. руб. Об это подробно писали «Ведомости», ссылаясь на доклад Счётной палаты, который оказался в распоряжении редакции.

А в ноябре уже Минэкономразвития опубликовало итоги мониторинга текущей ситуации в экономике по итогам января — октября 2015 года. Согласно представленным данным, россияне перешли на сберегательную модель жизни в стране. Сокращение реальных доходов продолжается и достаточно сильно влияет на розничную торговлю и ряд отраслей промышленности.

На этом фоне приходят «сводки» от социологов: «с 2014 года число респондентов, заявивших о том, что их доходов хватает только на еду, увеличилось с 18% до 25%». Кроме того, россияне «тонут» в непосильных кредитах. 


Так, по данным Национального агентства финансовых исследований (НАФИ),  25% россиян считают нормой, если доля платежей по кредитам достигает 40% от ежемесячного дохода. При этом критическим уровнем выплат по кредитам считается 50% от ежемесячного дохода, а  в кризисное время среднее приемлемое значение по выплатам должно находиться в пределах всего 20%, но не более.  

А нам говорят… 

По всем законам кризисного жанра те, кто прорвался к микрофону, транслируют в общество то, что должно демонстрировать активную и успешную борьбу власти с кризисными явлениями, то, что отражает не агрессивный социальный фон, а всё другое списывается в архив за ненужностью. Пока это так, вся надежда на то, что «люди делятся на умных и тех, кто много говорит». И на отчаянных оптимистов.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2072
17640
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика