«Выход с помпой» — фальсификат могут уничтожать так же, как и санкционные товары

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Фальсификат: штрафы – вторично, а уничтожение — первично. Заявление главы Россельхознадзора стало ещё одним публичным упрёком конкурирующему ведомству — Роспотребнадзору. В этом затяжном конфликте интересов продукты стали разменной монетой, как будто кругом одно изобилие, а кризис, санкции и дефицит россиянам только приснились.


Россельхознадзор предложил уничтожать фальсифицированные товары, а не выписывать штрафы, а исполнителем этого карательного действия  назначить конкурирующее ведомство — Роспотребнадзор. По его мнению это будет правильным шагом в аграрной политике страны…

 Напомним, что президент РФ Владимир Путин ранее подписал указ, согласно которому сельскохозяйственная продукция, сырьё и продовольствие, запрещённые к ввозу на российскую территорию, подлежат уничтожению с 6 августа этого года. Как только этот маховик закрутился, конфликт Россельхознадзора и Роспотребнадзора, двух ведомств, занятых контролем на рынке продовольствия,   обострился с новой силой.


ГРОМКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

… Или злая шутка? Судьба фальсифицированной продукции может быть такой же горькой, как и у санкционной — быть уничтоженной. Такой «выход с помпой» продемонстрировал глава надзорного ведомства Сергей Данкверт, заявив, что для фальсификата «штрафы вторичны, а уничтожение — первично». В частности, он указал на то, что с таким товаром надо поступать так же, как и с санкционным, которому удаётся проникать на наш рынок по поддельным документам.«Подходить абсолютно идентично ко всей этой продукции — уничтожать нужно», — в частности сказал он, поясняя, что «штрафы — это вторично. Первично — уничтожать за счёт тех, кто её производит. Обнаружили в магазине — значит, за счёт магазина».

По его словам, главное в государственной аграрной политике — ответственность, то есть, «за рынок сельскохозяйственный, за его развитие должно отвечать ведомство, которое заинтересовано в его развитии». Поэтому главным карателем должен выступить Россельхознадзор и его региональные подразделения, как ветеринарное ведомство, которое и осуществляет сегодня надзор в сфере обращения сельхозпродукции. «Мы с самого начала административной реформыговорили: дайте права ветеринарным службам субъектов. Не давайте нам. Мне они не нужны, пусть субъекты занимаются, — поясняет вопрос он. —Почему в субъекте производят молоко и не могут его продать? Потому что тут же рядом фальсифицируют продукцию, и все делают вид, что ничего не происходит. И потребнадзорделает вид, что ничего не происходит. Почему? Да потому что его это не волнует. А вот нас волнует».

По сути, он предложил расширить функции своего ведомства и его региональных подразделений за счёт «отжима» части полномочий у конкурента — Роспотребнадзора (осуществляющего контроль на потребительском рынке). Сегодня ситуация такова, что в субъектах Федерации структуры Россельхознадзора подчиняются не федеральной службе, а администрации, поэтому не имеют возможности проводить проверки розничных торговых сетей. Эта функция закреплена за Роспотребнадзором.


МИШЕНЬ НА ЛАДОНИ

Уточним, что, согласно «работающему» разделению полномочий, Россельхознадзор исполняет надзор в сфере обращения сельхозпродукции, а Роспотребнадзор — продовольствия. Однако уже несколько лет оба ведомства упражняются в риторике на этот счет. Отставка Геннадия Онищенко стала апогеем борьбы за сферу интересов (Геннадий Онищенко, занимавший должностьглавы Роспотребнадзора с2004 года, был отправлен в отставку в 2013 году и назначен личным помощником премьер-министра Дмитрия Медведева). 

Основная претензия ведомства Данкверта (претензия была и есть) — это неэффективность Роспотребнадзора. Он ещё в 2013 году по горячим следам обозначил свою позицию: главное не то, как называется надзорное ведомство и сколько их всего функционирует в стране, а насколько эффективно они работают.«Мы никогда не ставили задачу, чтобы какие-то функции у Роспотребнадзора заимствовать, — подчеркнул тогда глава Россельхознадзора. —Мы ставили всегда вопрос о том, что если мы хотим быть экспортно ориентированной страной, то у нас должна быть прослеживаемость продукции, то есть из чего продукция изготовлена. Если вы добавили конину, то мы должны в колбасе, обнаружив конину, найти, с какого предприятия она поступила. Прослеживаемость — одна из основных частей того, что предприятия и страны имеют допуск на рынок». Отметив при этом, что задача — не отбирать функции, а логично всё выстроить. Но пока это сделать не удаётся. Наоборот, Россельхознадзор всё ещё сильно желает некоторых полномочий Роспотребнадзора.

Последний яркий выпад в сторону «конкурирующей фирмы» случился в июле текущего года. В ведомстве Данкверта решили внимательно проверить, как работает в Москве и области торговая сеть «Ашан», заподозрив неладное. Пошли проверки. И ожидания оправдались. Согласно им,ритейлер искусственно продлевает сроки годности охлаждённого мяса,совершая не очень правильные манипуляции смаркировкой в процессе его хранения, переработки и реализации.Проще говоря, «продлевает жизнь» мясу, переклеивая то, что переклеивать уже нельзя.Кроме того, Россельхознадзор нашёл в полуфабрикатах(в магазинах сети)примеси (которые там не должны быть) мяса курицы, лошади и крупного рогатого скота, и даже грозится судом: в частности, добиться приостановления переработки и выпуска ритейлером полуфабрикатов. А также грозится проверить на предмет присутствия в магазинах фальсифицированного товара. «Хохма» в том, что инспектировать гипермаркет ведомство как-бы не должно. Проверка в «Ашане» стала исключением из общих правил по личному поручениювице-премьера Аркадия Дворковича.С таким «заслоном» в Россельхознадзоре теперь говорят о том, что правильнее отдать полномочия фитосанитарной службе и всем её региональным «дочкам».

В правительстве при этом просят не выносить сор из избы в публичное пространство, а предлагать по существу. «Если возникают предложения на этот счёт, их следует вносить в установленном порядке в правительство, а не обсуждать в публичном пространстве», — говорится в официальном сообщение пресс-службы правительства.

Вопрос в том,что конкурирующие ведомства скрещивают шпаги публично уже очень давно, выходя тос оригинальными заявлениями, то с разноречивыми статистическими данными и оценками ситуации на продовольственном рынке страны. Санкции только подогрели накал номенклатурных страстей в этой большой игре, направленной на структурный передел надзорных ведомств. Другое дело — прикладной характер таких заявлений. Если государственная аграрная политика состоит в том, чтобы сконцентрироваться только на уничтожении всего фальсифицированного и санкционного, то, безусловно, проще всего пойти по пути наименьшего сопротивления и с оркестром заняться очередной утилизацией.

Сегодня выбран именно такой варварский путь — простой и неграмотный. Вместо того, чтобы найти верное решение, например, отправлять санкционные продукты в детские дома или колонии, государство цинично уничтожает качественные продукты питания. Разговоры про отсутствие сертификатов и документов годности появились задним числом, уже тогда, когда стала ясна реакция как внутри России, так и вовне на уничтожение продовольствия. Кстати, а почему тогда «серые» продукты не из санкционного списка не уничтожают? Их что ли нет? Верится в это с трудом, поскольку в санкционном списке они как-будто есть. В списке почему-то есть, а вне вписка нет? Белыми нитками шито это безобразие.

 Вместо того, чтобы направлять всю карательную силу на поиск и ликвидацию подпольных фабрик и цехов по производству фальсифицированного товара, предполагается уничтожать только мизерный результат их масштабной незаконной деятельности. Удивляет и то, что продукты питания из санкционного списка приравнивают к откровенным подделкам. Складывается впечатление, что некто пытается вызвать у россиян устойчивую ассоциацию — всё, что «оттуда» не заслуживает потребительского внимания, так как имеет низкое качество. Безусловно, если принято политическое решение ответных мер, то адекватных заявлений от властьдержащих пока не будет. Важно и то, что сегодня не придаётся значения простой истине: «ломать — не строить». 



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), «Азов», «Террористическое сообщество «Сеть», АУЕ («Арестантский уклад един»)


Comment comments powered by HyperComments
2112
6392
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика