Яблоки раздора

Яблоки раздора

Нина Мозер — эксперт Центра научной политической мысли и идеологии

Садоводы резко подняли отпускные цены для переработчиков. Те публично возмутились, а теперь депутаты просят антимонопольщиков проверить, обоснован ли рост цен. Как и полагается в кризисное время — каждая из сторон имеет свою правду.


В этом сезоне стоимость промышленного яблока выросла в 2,5 раза — до 10 руб. за 1 кг. Для сравнения в прошлом году она колебалась на отметке 3,5-4,5 руб. за 1 кг. По всем законам кризисного жанра цена будет расти и дальше. Производители соков, пюре и сидра, зафиксировав скачок цен и поняв перспективу развития событий, всерьёз задумались, а затем придали теме публичное звучание. Главным спикером от переработчиков выступил Алексей Небольсин — член президиума небезызвестного общественного объединения «Опора России». Он сослался на несколько компаний, которые сообщили ему эти неприятные новости. При этом некоторые производители наблюдали рост цен ещё в августе. Но конфликт интересов вышел из тени только сегодня.


СИЛА СЛОВА

В комитете Госдумы по аграрным вопросам уже убеждены, что садоводы поступили плохо. Отправив обращение в ФАС, депутаты попросили ведомство определить, был или не был монопольный сговор отечественных производителей яблок, подчеркнув безосновательный рост цен, о котором говорят некие эксперты. «По мнению экспертов, такой рост цен является безосновательным, даже учитывая возросшую цену на некоторые средства производства, минеральные удобрения, средства защиты растений, — говорит член комитета Госдумы по аграрным вопросам Светлана Максимова. — Данная ситуация в первую очередь скажется на производстве детского питания, где активно используется яблочное пюре».

В Ассоциации садоводов России рост цен на яблоки объяснили возросшими производственными затратами на химикаты, технику, доставку. Почти всё это — импортного производства. По словам президента Ассоциации Игоря Муханина, увеличение себестоимости производства произошло именно по этим причинам, кроме того, определяющую роль сыграло и снижение урожая.

Эти же причины ранее называл и министр сельского хозяйства Александр Ткачёв, признавая очевидные вещи — неурожай и рост затрат на выращивание яблок. «Мы продолжаем закупки по импорту пестицидов, техники, а с учётом девальвации рубля это сказывается на росте цен на продукцию», — в частности сказал он. Министр также указал и на ключевые причины, определившие данное положение дел. По его словам, зависимость России от импорта фруктов составляет 50%. Ослабить зависимость страны от импорта яблок возможно, если дополнительно заложить яблоневые сады на 65 тыс. га. На данный момент посевная площадь яблок в России —около 190 тыс. га. Только ждать придется 7 лет. Т.е. быстро об импортозамещении никак не отчитаться

О зависимости России от импорта говорили ещё до санкций, которые сыграли с отечественным производителем злую шутку.

На рост цен повлияло в значительной степени и продуктовое самоэмбарго. Из-за него отечественные фермеры переориентировались с переработчиков на розницу. Если до эмбарго половину импорта яблок обеспечивала Польша, поставляя в последние годы более 1 млн. тонн ежегодно, то после самосанкций производители соков, пюре и сидра оказались у разбитого корыта. Легальных польских яблок не стало, а российских — стало ещё меньше. Если отечественные садоводы выращивали хотя бы 300 тыс. тонн в год, то это считалось неплохим результатом.


 ПОСЛЕ ВЕТРА ПЕРЕМЕН

До продуктового эмбарго, введённого Россией, наш рынок трещал от изобилия польских яблок (их доля составляла 70%, превышая доли китайских, молдавских, американских и канадских яблок), а после официальные цифры плясали, как хотели. Затем стали активно пиарить импортозамещение, а толку было мало. 

Предприимчивые дельцы находили лазейки и провозили «запрещённые» фрукты и овощи. «Очень много продаж пошло через Беларусь,— рассказал (в интервью «Еврорадио») глава консалтинговой компании ITRO Себастьян Садовский-Романов. — Там компании закупали продукцию из Польши, вроде бы превращали её в белорусскую и дальше отправляли в Россию».

При этом Минэкономразвитияв своё время прогнозировало дополнительные риски, связанные с эмбарго. Среди них был назван и «потенциальный реэкспорт из стран Таможенного союза и стран СНГ, которые осуществляют торговую деятельность с Россией в режиме беспошлинной торговли». О том, кто и как сделал деньги на России, читайте подробнее в материале «Поймать волну: Белоруссия «отхватила» часть нашего продовольственного рынка».

До продуктового эмбарго были двадцать с лишним лет, на протяжении которых в стране постепенно уничтожались плодопитомнические и плодоводческие хозяйства. Их количество сократилось в десятки раз. Незадолго до вступления России в ВТО специалисты называли более чем тревожные цифры. В Тамбовской области из 18 хозяйств осталось 3, в Липецке из 20 — 2, а в Ростовской области из 50 — также 2 предприятия.

Они указывали на то, что появляются крупные садоводческие хозяйства, которые бóльшую часть урожая пускают на переработку. Но их были единицы. Собственного промышленного яблока в изобилии у нас уже давно нет. Когда Россия вступила в ВТО, то, фактически, открыла «зелёную улицу» импортному продукту. Достаточных денег на приоритетное развитие закредитованной сельскохозяйственной отрасли, в частности и садоводческого направления, у неё не было. И нет до сих пор.


БУДЕМ ЯБЛОКИ СЧИТАТЬ

Россия могла бы обеспечивать себя свежими плодами, если бы нашлись предприниматели, готовые расширять сады и строить плодовые хранилища, но на такие риски бизнес идти не хочет, т.к. садоводчество, имея повышенные риски, требует значительных инвестиционных вложений. Одна суровая зима может уничтожить деревья вместе со всеми надеждами на урожай и деньгами бизнеса.

Будем яблоки теперь считать — в соках, сидре и пюре. Лучше бы посчитали, сколько было вырублено садов, на месте которых появились торговые центры и коттеджные посёлки. Закладка интенсивных садов массово стартовала только с 2008 года. После девяностых годов Россия стала производить яблок меньше, чем горная страна Чили или пустынный и засушливый Иран. Об этом уже не первый год говорят эксперты из Ассоциации садоводов России.

Государственных гарантий явно недостаточно, даже в том, что касается слова. В чём искать логику в данной ситуации? В Минсельхозе публично признают зависимость от импорта, неурожай и рост затрат на выращивание яблок. А Госдума говорит, что это не так, опровергая оценку главы сельскохозяйственного ведомства, и обращается в ФАС, намекая на монопольный сговор яблочников.­ В общем, и тут разруха.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3156
23772
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика