США-КНР-Россия. Кто будет в остром углу?

США-КНР-Россия. Кто будет в остром углу?

Сегодня есть лишь три державы, способные проводить самостоятельную политику –  США, Китай и Россия. Противоборство и сотрудничество между ними будет определять повестку дня в мире. На актуальные темы 22 мая горячо дискутировали ученые в Центре научной политической мысли и идеологии во время круглого стола «В треугольнике: США (Запад) – Китай – Россия. Что за поворотом страны с Запада на Восток?»

 Дружить с Китаем назло Америке

Организатор научного семинара, директор Центра профессор Степан  Сулакшин завел участников: «В чертоги научной истины вторгается политическая конъюнктура, некоторые проблемы боимся обозначить. Из науки делают что-то вроде служанки политики. В этом случае истина не постигается и эффективность управления государством снижается. Кто от этого выигрывает»?

И участники завелись с полуоборота. Завкафедрой всеобщей истории РУДН, директор Центра исторической экспертизы и государственного прогнозирования профессор Сергей Воронин заявил: «Отношения в треугольнике Россия – Китай – США становятся сейчас ключевыми для мировой политики. Эти отношения будут столь же значимыми, как отношения СССР – США в послевоенный период, поэтому главный вопрос в том, как сложится баланс сил в этом треугольнике. Россия и Китай – две основные державы Евразии, США – опорная держава островной, евроатлантической цивилизации. Станет ли этот треугольник равнобедренным, или в самом остром углу окажутся США, которым будут противостоять КНР и Россия, объединившиеся как союзники в борьбе против «мира по-американски»?

«Несмотря на разницу культурных кодов у нас с Китаем, в этом треугольнике китайцы в целом нам чуть понятнее и ближе, чем США. Хотя и полного культурного слияния с Китаем у нас быть не может», — пояснил Воронин. – Наш разворот на Восток – не есть разворот в сторону Китая, — уточнил он. — Речь идет о развитии азиатских территорий России – Дальнего Востока и Сибири. Они высокоресурсны и слаборазвиты. Это также усиление отношений с Индией, Вьетнамом и Индонезией. Центр всемирной торговли уверено сдвигается в сторону Азиатско-тихоокеанского региона, эра доминирования Запада заканчивается. Поэтому разворот на Восток должен стать не сиюминутной реакцией на санкции, а долгосрочной стратегией».

В качестве желательного варианта дальнейшей российской политики профессор видит евроинтеграцию через развитие восточных связей и собственных восточных и азиатских регионов. Ученый предостерегает от попыток догнать кого-то в каких-либо показателях развития и призывает к созданию собственной национальной стратегии.

 «Россия рассматривается Китаем как союзник против Запада, как держава, способная проводить относительно независимую политику и как источник ресурсов и военных технологий, — считает Воронин. — В то же время Россия зависима от китайской продукции и потому является устойчивым рынком сбыта для Китая. При этом не надо забывать, что Китай активно участвовал в разворовывании советского наследия. Знаменитое экономическое китайское чудо в известной степени произошло благодаря РФ».

Идеологическая концепция Китая претерпевает определенные смысловые трансформации: на смену коммунистической идеологии приходят конфуцианские ценности, отметил эксперт. «Из последних выступлений Си Цзиньпина уже исчезли упоминания Маркса, Энгельса и Ленина. Китайцы предлагают свою собственную модель. Россия же пока ничего не предлагает», – посетовал профессор.

Китайская модель по-своему социально-привлекательна, считает Воронин. В ней коллективизм противопоставляется западному индивидуализму, провозглашается ответственность Китая за безопасность в мире, что говорит о том, что сферой интересов Пекина сегодня является весь мир. По мнению Воронина это читается в выступлении Си Цзиньпина.

 «Я не являюсь сторонником идеи, что США деградируют. Там понимают, что при темпах роста экономики Китая в 7% и американской в 2% экономика Китая скоро будет самой крупной в мире. В этой связи задача США – затормозить рост китайской экономики до 4 % и ускорить собственную до 3%», — говорит ученый. По мнению Воронина, с этой целью Штаты отсекают Китай от ресурсной базы, этой цели послужила, в том числе, и «Арабская весна» – она нанесла удар по ресурсной базе Китая в Африке.

В то же время падение цен на нефть благоволит китайской экономической конъюнктуре. «Кроме того, юань не пострадал в кризисе 2008 года. Невозможность взорвать Китай изнутри стала данностью для США и Запада. Сорос уже допускает возможность включить юань в состав резервных валют», — отметил эксперт.

Говоря о нюансах экономического сотрудничества России с Китаем, Воронин напомнил, что газовый контракт на 400 млрд долларов заключен по неизвестной нам цене, и что Китаю не нужны наши поставки вооружений – ему нужны наши военно-технические технологии.

Бальзамом легло высказывание Воронина: Танк «Армата» так поразил китайцев, что, несмотря на присутствие Си Цзиньпина на нашем параде, главный федеральный канал Китая этот парад не показал. Российский парад был настолько мощным, что китайцы решили, что он может затмить их парад 2 сентября», — предположил Воронин.

Профессор отметил, что России во внешней политике следует исходить из собственной выгоды: сотрудничать с США в вопросах Афганистана и противостоять на украинском плацдарме. «Бой за Украину проиграть нельзя. В то же время необходимо формировать коалицию с Индией, Индонезией и Вьетнамом с целью сдерживания не только США, но и Китая», — считает он.

Сергей Воронин сказал, что такого официального программного документа, как «Разворот на Восток», у российских властей не существует. В основе российской государственной модели развития должна быть идеология разумного консерватизма. «Государство не может жить без идеологии. В результате отказа от идеологии мы получили массированное навязывание либеральных ценностей. Если мы вернемся к тому, чем когда-то жили Россия и Европа – к традиционным ценностям – это может быть поддержано здоровым большинством во всей Европе», — подытожил Воронин, возможно, имея в виду, что на сегодняшний день международную политику в Европе формирует «нездоровое меньшинство».

 Россия – разменная карта КНР и США?

Запомнились слова Воронина: «Год назад Генри Киссинджер сказал: «За весь 20-й век из российского политического истеблишмента в отношении  англосаксов не имели иллюзий только два человека – Сталин и Путин». Прагматизм оценок нашего президента радует. Лет 25 назад я встречался с американскими учеными и был поражен, когда один известный ученый, хорошо разбирающийся в эпохе Петра I, поразил меня тем, что не знает Сперанского (первый русский законодатель-реформатор – Авт.). Объяснил он это просто: а зачем, это вне рамок и мне за это не платят. И в этом смысле такому прагматизму как американскому, так и китайскому, нам бы надо поучиться. Потому что в противном случае продвижение может привести к очень опасным тенденциям».

Надо четко понимать, что в этом треугольнике мы не главные. «Что российская карта, это карта, которая разыгрывается  в очень большой игре в партии между Китаем и США. От нас, от руководства страны зависит, останемся мы этой картой или сможем видоизменить ситуацию? Не надо иллюзий. Впереди у США новые выборы и новый президент. А это уже совсем другая ситуация, чем герой комиксов Обама. США при Обаме приложили все усилия к тому, чтобы утратить свои позиции в Евразии. И китайско-российская интеграция на евразийском пространстве является достаточно мощным аргументом по выдавливанию США. Китай заинтересован в том, чтобы Россия и КНР стояли спиной друг к другу» (как в уличной драке, когда не допускают удар с тыла).

«В этом треугольнике должна быть предельная прагматизация. Он не случаен. Скорей всего в этом равнобедренном треугольнике есть условие устойчивости и безопасности мира в 21-м веке». Правда, позже ученый вновь повторил: «У США есть вероятность оказаться в остром углу. На уровне заката Рима. Империя перенапряжена, у нее нет перспективы, а юань укрепляется».

Эксперт призвал не впадать в эйфорию по поводу российско-китайских отношений, а сосредоточиться на развитии наших дальневосточных и азиатских регионов. Неожиданно его  заявление: «Предстоит достаточная конкуренция между РФ и КНР за Германию». Порадовало следующее замечание Воронина: по отношению к Крыму открыто Китай осторожен, но материалы свидетельствуют о его  поддержке присоединения полуострова к России. «Дерзкая политика Путина помогает Китаю».

Приведем другие точки зрения. Директор Центра научной политической мысли и идеологии Степан Сулакшин уверен: «Основная проблема России – несуверенность. Экономика на 60% зависит от продажи нефти и газа. Удручает непрофессионализм высшего политического управления в стране. Либеральный химеризм – ожидание инвестиций. У России нет стратегии поворота на Восток, плана развития отношений с КНР, программы развития Дальнего Востока. Есть импульсивные решения. Мы показали «кузькину мать» Европе, а поворачиваемся от долларовой зависимости к юаневой. Нужно внутренне оздоровление страны».

Профессор Виталий Мельянцев, завкафедрой международных экономических отношений Института стран Азии и Африки предупредил: мы должны быть очень осторожны в отношениях с Китаем, поскольку экономический потенциал у КНР очень высок.

Олег Ефремов, профессор кафедры философии МГУ им. Ломоносова подчеркнул: «У китайцев не действует идеологический фактор, вся их идеология сводится к прагматизму. Китай использует Россию в давлении на США. Сегодня Россия Китаю нужна, а завтра…У нашей страны идея всегда главенствовала, мы вечно кому-то помогали, а пора думать о своих интересах».

Александр Ибрагимов дополнил: «Китай считает себя пупом земли, все остальные – варвары, заморские черти (см. 10 грехов западной цивилизации – Авт.). Китайцы расчетливы, у них нет таких понятий как великодушие, они злопамятны и в тоже время добропамятны. Они с большим презрением относятся к тем, кто приезжает к ним на переговоры. Поворот на Восток сделает нас зависимыми. Но ввиду сближения РФ и КНР необходимо готовить китаеведов, переводчиков – а с этим дела обстоят неважно».

Декан факультета истории, политологии и права Московского областного гуманитарного университета, профессор Вардан Багдасарян обратил внимание: «Китай мыслит категориями не десятилетий, а столетий. Концепция Китая о мировом господстве означает господство и над Россией. Не хотелось бы, чтобы Россия оказалась расходным материалом. А в глобальной политике КНР эта роль нашей стране уготована. В планах Поднебесной присоединить порядка 9,2 млн. кв. км соседних территорий, в том числе Восточной Сибири и Дальнего Востока. Лидер нации должен быть начеку».

А может прав Багдасарян? Ведь не зря китайская поговорка гласит: « Когда два тигра дерутся, наблюдай, а потом добей победителя».

Ни от кого не скрыть: не только США, но и Китай – кто явно, а кто тайно – лелеют идеи глобального господства. Между тем в стратегии развития России ничего подобного никогда не было и ныне не прослеживается. Находясь в треугольнике с США и Китаем, России важно не допустить «растворения» Восточной Сибири и Дальнего Востока, превращения его в китайский территориально-сырьевой придаток. Об этом с тревогой в «Крестьянских ведомостях» говорят сенаторы, депутаты Госдумы, крестьяне и фермеры.

Поскольку аграрная тема не прозвучала, автор этих строк попросил ученых высказать свое мнение о стремлении китайцев активно осваивать наши земли, не грозит ли это суверенитету России? Вот такой мини-диалог состоялся.

Степан Сулакшин: «Уже в начале 90-х я, как представитель президента, разбирался с китайскими колониями в Томской области, которым выделяли земли в аренду на 50 лет и на которых возникали что-то вроде чайна-таунов. При том, что рядом отечественная пашня заброшена, при том, что Федеральная миграционная служба делает послабления для приезда гастарбайтеров сюда, при том, что поддержка государства селу на порядок меньше, чем в Европе и Америке. Этот диссонанс – прямая угроза продовольственной безопасности, государственности России и она формируется в  стратегии на высшем уровне.

– Степан Степанович, сближение России и Китая может привести к тому, что Европа окажется у разбитого корыта, ведь энергетического сырья у нее нет.

– Европа от России зависит гораздо меньше, чем Россия от нее. Потому что нефть и газ она может транспортировать из других регионов. Норвегия в первом квартале 2015 года превзошла Россию по объемам поставок газа в Западную Европу, пишет The Local. Газовый оператор Gassco экспортировал 29,2 миллиарда кубометров газа, в то время как «Газпром» только 20,29 миллиарда кубометров. Тем самым Евросоюз подтвердил свои намерения отказаться от российского газа. Кроме того, Россия должна где-то закупать компьютеры, станки, лекарства, автомобили, самолеты, комбайны…Европа не особенно печалится о нашей судьбе. А вот нам бы подумать о своей судьбе гораздо важнее.

Сергей Воронин: «Очень часто раздувается миф о засилье китайцев в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Есть статистика. Сейчас китайцев там в 3,5 раза меньше, чем во времена Российской империи. Однако, в Российской империи никакой китаизации не произошло. Равно, как на сегодняшний день нет и демографического поглощения. Я с коллегами беседовал. Да, китайцы приезжают, но они принимают образ жизни местного населения, не навязывают свои ценности, осваивают методы ведения сельского хозяйства, присущие местным крестьянам.

– Сергей Анатольевич, но есть много примеров, когда китайцы безжалостно используют землю, вносят в огромных количествах пестициды…Нарушают экологию.

– С этим есть проблемы. Как и в самом Китае. Надо наладить должный контроль со стороны местных российских властей. Ведь на Дальнем Востоке зарастают бурьяном сотни тысяч га сельхозземель…

Александр РЫБАКОВ

Оригинал материала


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2640
11471
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика