Вот такой прогресс: россияне опять беднеют

Вот такой прогресс: россияне опять беднеют

Россия — страна с богатыми природными ресурсами, а россияне продолжают беднеть и чувствовать свою бедность. Показатель «субъективной бедности» вырос до 19%, и это выше, чем официальный уровень бедности по Росстату. Вот такой прогресс!


Более 41% россиян признаются, что им не хватает денег на покупку еды или одежды, следует из мониторинга ВШЭ — Высшей школы экономики (Рис 13). Представленный в нем анализ основывается на данных оперативной статистики Росстата, публичных данных Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) о социальных настроениях, а также на данных специального ежемесячного обследования населения по вопросам социального самочувствия и бедности, организованного ВЦИОМ по заказу НИУ ВШЭ, говорится на сайте ВШЭ (полный текст июньского Мониторинга ВШЭ в формате PDF — прим. ред.).


Если коротко, то показатель «субъективной бедности» вырос до 19%, и это выше, чем официальный уровень бедности по Росстату. Увеличилась также доля тех, кто оценивает свое материальное положение как плохое или очень плохое: таких в стране 23,2% против 21,1% (по итогам предыдущего месяца) (Рис 12). 


Не могут позволить себе приобретать необходимые лекарства, назначенные врачом для неотложного лечения, 13% семей. Кроме того, в последние три месяца 38% респондентов столкнулись с финансовыми трудностями, не позволившими внести обязательные платежи. Из опроса следует, что чаще всего россияне задерживают оплату жилищно-коммунальных услуг (24% опрошенных), а 12% не смогли вовремя расплатиться по кредиту.

Наибольшие риски неплатежеспособности — у семей с детьми и чем больше семья, тем выше риск, отмечают эксперты Института социальной политики ВШЭ: почти 45% семей с одним ребенком и 55% — с двумя и более детьми не справились в последние три месяца с обязательными расходами. Среди семей с одним ребенком, столкнувшихся с финансовыми трудностями, 59% не оплатили услуги ЖКХ и 35% не смогли купить назначенные врачом лекарства, среди таких же семей с двумя и более детьми — 71 и 28%, соответственно.

А семьи, где основной источник дохода — заработок, сталкиваются с финансовыми трудностями чаще, чем семьи, где таким источником выступает пенсия или социальные пособия (соответственно 39, 29 и 31% семей, сообщивших о невозможности справиться с обязательными платежами).

И все больше россиян ощущают себя беднеющими: с января 2015 г. субъективная оценка потребительских возможностей смещается в сторону бедности (есть деньги только еду) и крайней бедности (денег не хватает даже на еду).

Основные выводы мониторинга такие:

  • В июне был зафиксирован рост уровня бедности по субъективной оценке материального положения среди пенсионеров: в этом месяце 31% пенсионеров оценили свое материальное положение как плохое или очень плохое, в то время как в марте—мае 2016 года эта доля колебалась в пределах 20–22%. Ухудшение положения пенсионеров прослеживается и на семейном уровне: в период с мая по июнь значительно вырос риск бедности по субъективной оценке среди одиночных и бездетных семей, существенную часть которых составляют пенсионеры.

  • Наиболее уязвимыми группами населения, кроме пенсионеров, остаются семьи, зависящие от социальных выплат. Доля бедных по субъективной оценке среди семей, получающих доходы только в виде пенсий или в виде других социальных выплат, в июне в два раза превысила таковую среди семей, имеющих только трудовые доходы, и достигла 70% (в мае удельный вес данных подгрупп не превышал 61%). Крайне бедные по оценке потребительских возможностей и низко оценивающие свое материальное положение среди данных подгрупп также встречаются значимо чаще, чем среди семей с трудовыми доходами.

  • В июне работодатели стали чаще реагировать на неблагоприятную экономическую динамику путем снижения заработной платы или ее задержкой. В то время как в марте—мае 2016 года доля семей, которые столкнулись с негативными ситуациями на рынке труда в последние три месяца, оставалась достаточно стабильной и составляла около 40%, по данным июньского опроса эта доля выросла до 46%. Со снижением заработных плат на протяжении последних трех месяцев столкнулись 28% опрошенных семей, с задержкой их выплаты — 22%.

  • По сравнению с результатами майского опроса, в июне доля респондентов, отметивших ухудшение финансового положения своих семей в последние 12 месяцев, почти не изменилась и составила 42%. Как и в предыдущие месяцы, с ухудшением материального положения чаще сталкиваются наименее обеспеченные слои населения.

  • Как и в предшествующие месяцы, в июне 2016 года потребность в государственной помощи была выше для респондентов, которых можно отнести к категориям «бедных» и «крайне бедных»: 47% семей, испытывающих трудности при покупке продуктов питания, 27% семей, испытывающих трудности при покупке обуви или одежды, и 45% семей, оценивающих свое материальное положение как плохое или очень плохое, сообщили, что неспособны справиться с текущими материальными трудностями самостоятельно.

  • Экономия на потреблении товаров и услуг продолжает оставаться наиболее распространенной стратегией адаптации населения к экономическим изменениям: по данным майского опроса, в течение последних трех месяцев экономили 78% семей. Как и в апреле, россияне чаще всего экономили на развлечениях, приобретении одежды и обуви и покупке продуктов питания. По сравнению с апрелем, в июне семьи одиночек, большие семьи, а также семьи с несовершеннолетними детьми стали экономить чаще.

  • В июне, как и в прошлые месяцы, большие опасения российское население связывает с возможным снижением доступности товаров или потерей сбережений, в то время как падение трудовых доходов и потеря работы видятся россиянам как маловероятные события. Если тревожные настроения населения по поводу увольнения или снижения зарплаты стабильны (индексы страхов находятся в зоне отрицательных значений и составляют -24 и -11 пунктов соответственно), то страх удорожания товаров и потери сбережений в июне возрос по сравнению с маем — с 16 до 21 пункта — после трехмесячного периода сокращения.

Так, объем суммарной просроченной задолженности по заработной плате на начало июня 2016 года  составил 4 004 млн. руб., что в номинальных терминах на 22% больше показателя 2015 года и на 109% — показателя 2012 года. В реальных терминах прирост задолженности по заработной плате к июню 2015 года составляет 14%, а к июню 2012 года — 46% (Рисунок 3).Численность работников, перед которыми имеется просроченная задолженность по заработной плате, составила на 1 июня 2016 года 77 тыс. человек, увеличившись по сравнению с маем 2016 года на 4 тыс. человек и практически сравнявшись с апрельским показателем.

  • В июне продолжилось сокращение доли россиян, дающих негативный прогноз относительно развития экономической ситуации. Доля опрошенных, которые считают, что трудные времена для страны еще впереди, сократилась с 48% в мае до 46% в июне. Доля склоняющихся к тому, что самые тяжелые времена остались в прошлом, возросла с 19% до 21%. Сравнение значений индекса социальных ожиданий в группах опрошенных с различным материальным положением позволяет сделать вывод: чем беднее группа населения, тем более пессимистично смотрят ее представители на перспективы развития событий в стране.

  • Специальным фокусом июньского выпуска стал обзор динамики макроэкономических показателей и поведения населения в отрасли туризма — секторе услуг, на протяжении последних полутора лет устойчиво показывающем наиболее высокие показатели потребительской инфляции и существенное снижение оборота. Сокращение спроса на туристические услуги в первую очередь связано с падением реальных доходов населения. Данные выборочного Обследования бюджетов домашних хозяйств Росстата зафиксировали 15%-ное снижение доли расходов домохозяйств на услуги центров отдыха и туризм в общей структуре потребительских расходов в 2015 году по сравнению с 2014 годом.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3373
58206
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика