Буряты — воины за Русскую цивилизацию

Буряты — воины за Русскую цивилизацию

Автор: Игорь Старков

Очень странно наблюдать столько крика из-за участия бурятов в этой войне. Такое ощущение, что желавшие год назад приобщиться к толерантным европейским ценностям оказались расистами обыкновенными. В Европейском Союзе такие взгляды не любят. Это типичный расизм и дискриминация, в самой ужасной форме. Почему, собственно, буряты не имеют права принимать участие в освобождении Новороссии от украинско-американских захватчиков? Как могут люди, еще год назад апеллировавшие к европейской цивилизации так возненавидеть людей за их цвет кожи и разрез глаз?..

В России есть русские и нерусские, а кто какого цвета вопрос малозначительный. Якут в горке, с георгиевской лентой на рукаве, избивающий славянина не воспринимается инородцем и чужаком. Он абсолютно свой, в отличие от поляков, чехов или некоторых галичан. Если не смотреть на картинку, а слушать, как он за пацанов говорит, отвешивая удары, то можно прослезиться от великолепной простонародной русской речи. Поэт-этнограф из 19 века мог бы сочинить целую книгу про этот ролик. Чуть позже выяснилось, что ополченец из Якутии оказался внуком героя-снайпера из прошлой войны, убившего много европейцев. Его дедушка для наших дедушек свой герой, а немцы, как и все современные евроинтеграторы — чужие враги.

Дедушка Вахи, бурята из отряда славянина Ольхона (!), воевал с бандеровцами на Западной Украине и его внук тоже воюет. Мы один народ и у нас общий западный враг вот уже много столетий, со времен Александра Ярославича, брата бурята Сартака и приемного сына бурята Батыя. Справедливости ради нужно сказать, что значительная часть россиян ассоциирует себя с европейской культурой больше, чем с Ордой, и проживают они, в основном, в Северо-Западном федеральном округе, наиболее пострадавшем во время Великой Отечественной. И даже они не воспринимают бурятов или якутов как чужих инородцев. В псковских деревнях, конечно, будут с любопытством разглядывать круглые лица и толстые щеки, но только до первого стакана и расклада. Да, немного другие, но духовно и культурно абсолютно родные — примерно так.

Именно поэтому, европеизированные сибиряки так любят переезжать в Санкт-Петербург и растворятся в собственной Европе, не выезжая из России.

Иллюстрации Дениса Цыренжапова

Почему же столько крика из-за бурятов на Украине? Что они им сделали плохого и почему они не имеют права воевать за Русский Мир? Они это делали еще в 13 веке, вспомните замечательную историю про разоренный бурятами Киев. Было бы даже забавно, если бы они повторили опыт не только своих дедов, но и далеких пращуров — воинов Бату-хана.


ВАХА. ВЕСЕЛЫЙ БУРЯТ В НОВОРОССИИ

Приводим замечательное интервью бурята ополченца порталу "Война и мир". Текст Дарьи Андреевой, фотографии из личного архива Вахи. 

Большинство воюющих на Донбассе — местные, примерно треть составляют представители Российской Федерации, из самых разных ее уголков. Но до последнего времени не слышала о своих земляках-бурятах на стороне Новороссии, если не считать истеричных украинских фейков. И вот появился Ваха — уроженец Агинского Бурятского округа Забайкальского края, с 2005 года улан-удэнец. Да такой, что хватаешься за голову, а в больном воображении украинской пропаганды «мертвые буряты» сразу превратились в «армию веселых бурятов». «Здорово, браты! Ха-ха! Привет, Улан-Удэ! Привет, Чита, Кусочи!», — как греют душу эти воинственные возгласы перед штурмом Углегорска, чувствуешь гордость за малую Родину и большую — Россию. Поговорили с Вахой, как бурятка с бурятом, оба за Новороссию.

— Видела у вас на странице картинку с подписью «Я внук моего деда, который освобождал Западную Украину», расскажите про вашего дедушку, пожалуйста. Что означает для вас преемственность поколений сейчас, на Донбассе, помогает ли воевать пример деда?

— Мой дед, Раднаев Ч.Р., как и я, уроженец села Кусочи Агинского Бурятского автономного округа. Во времена Великой Отечественной Войны он воевал много где, в том числе, и в Сталинграде. Так случилось, что судьба занесла его на Украину, где он и встретил Победу. Однако домой он сразу не смог вернуться, ибо в лесах пряталось еще много бандеровских недобитков, которые еще долго отравляли жизнь мирному населению. Лишь в 1946 году мой дед уволился в запас с Винницкой комендатуры. Знаете, мне уже 37 лет, я помню, как начинались многие вооруженные конфликты в новейшей истории, и у меня была возможность в них поучаствовать. Я по природе своей не любитель повоевать, но 2 мая я волею случая оказался перед телевизором, где показали как фашисты сжигают людей в Доме Профсоюзов. Долго раздумывать не пришлось, мой дедушка не стал бы медлить, а я внук, при том старший.

— В Новороссии идет война за Русский мир, какое значение это имеет для вас? Почему, как думаете, среди воинов Новороссии несмотря на слухи мало азиатов-россиян, и ваш случай — скорее исключение. Что слышно о земляках из Бурятии в Новороссии?

— Могу сказать, что я здесь, на Донбассе, оказался не потому, что идет какая-то межнациональная или политическая борьба.

Я здесь, потому что в Новороссии от рук фашистов гибнут дети, женщины, старики, и это происходит сегодня в цивилизованном мире! Если эту заразу не остановить сегодня, то не ровен час завтра она постучится к нам, в наши дома. Для меня как-то некорректно, наверное, говорить, что в Новороссии идет война за Русский мир, я здесь за Мир в принципе. По поводу того, что здесь мало азиатов… Мне кажется, что если не дай, Бог, начнется Большая война, то их будет больше, ведь тогда надо будет стоять за Родину, а патриотов среди нас много, я знаю многих, кто хочет быть здесь и воевать, но это стоит денег , а они не у всех есть. Я приехал на свои деньги, здесь мне не платят, так как я являюсь добровольцем. Вот, думаю, война закончится, может быть, на дорогу домой средства выделят. Так что, никакой я не «русский наемник».

Но, несмотря на это все, с бурятами на Донбассе мне доводилось встречаться, недавно вообще давнего друга встретил. Еще с одним земляком мы плечом к плечу два месяца провоевали, сейчас он вернулся домой.

— А почему ваше подразделение носит имя Ольхона — острова на Байкале?

— Мы штурмовая разведдиверсионная группа подразделение Ольхона, и нас постоянно куда-то пихают. Ольхон — это позывной моего командира. Откуда он родом, не знаю, нам даже его настоящее имя неизвестно. Но мы не знаем и всех имен друг друга, в основном, пользуемся позывными.

— Новое перемирие — что это на самом деле? Какое главное условие наступления реального мира на Донбассе?

— Да мы не верим в перемирие. Лично в моем понимании перемирие — это какая-то отмазка для перегруппировки и передышки украинских войск, а главное условие Мира — это прорыв информационной блокады, чтобы жители западной Украины, наконец, увидели всю реальность и свергли нынешнюю киевскую хунту сами.

— Насчет информационной блокады: как по-вашему, мы побеждаем или проигрываем в информационной войне? Как «взломать» мозги, затуманенные вражеской пропагандой?

— Не могу сказать о перевесе сил в информационной войне, я общаюсь со многими иностранцами и из Америки, и из Европы, и у них адекватное видение происходящего. А взломать мозг невозможно, бандеровцы столько лет делали вид, что им мозги взломали и они встали на путь истинный, ан нет, только появилась возможность — подняли хвосты!

— Вы сами стали героем роликов, которые использовали на Украине в пропагандистских целях, наверняка слышали про «мертвых бурятов» и про «армию веселых бурятов» — как можете прокомментировать эти слухи? Как относитесь к своей популярности у украинской аудитории?

— Я не видел эти ролики, покажите! Я не считаю себя популярным, поверьте, есть бойцы популярнее меня, думаю, просто в моем лице они увидели то, что многоликая Россия всё же воюет за Новороссию. (Смотрит видео) Так это я снимал! «Занятый боевиками дом»! Это наша база, вообще-то. Сначала я не засвечивал лицо. Но после известного видео Грэма Филлипса мне разрешили ходить без балаклавы. Одеваю ее лишь на спецоперации, а в последнее время вообще перестал ее таскать. Дышать трудно и периферическое зрение хуже. Но, как вы верно заметили, меня можно легко и в балаклаве опознать.

— А поклонники атакуют?

— Столько народу в друзья стучится во всех социальных сетях! У меня в жизни столько друзей не было. Если бы каждый из них по сто рублей закинул, мы бы себе танк купили бы.

— Вы же совсем не против славы? Вот видео выкладываете.

— Я считаю, что друзья — это хорошо. Теперь у меня по всей России друзья, и за границей, в том числе. Благодаря моей активности в социальных сетях и роликам на YouTube. Поначалу я все подряд скидывал в сетку, чтоб освобождать память телефона. Но постепенно стал уже избирательнее, когда стал понимать, что именно интересно увидеть людям, и что мне бы тоже хотелось посмотреть.

— А насчет вашей «лексики профессионального военного», на которую обратили внимание представители украинских СМИ, что скажете? Вы служили?

— Нет, я никогда не воевал. Срочную службу я проходил в Российской армии, в 1997 году, и не более. А служил я в железнодорожных войсках. Когда в течении полугода ежедневно тобой командует человек, имеющий военный опыт, мне кажется, любой заговорит на военном языке. Мы же боевое подразделение, а они, видимо, хотят, чтобы мы на тюремном жаргоне изъяснялись.

— Чем занимались до войны и чем планируете заниматься дальше? Пойдете ли дальше за пределы ДНР и ЛНР, Украины?

— До войны занимался, в основном, посреднической деятельностью. Не знаю, чем займусь после войны, я не люблю воевать и убивать абы кого и непонятно за что, повторю, я не наемник. Здесь я воюю по велению сердца.

— Какой девиз главный для вас в жизни? Что дает веру в победу и в то, в бою вам будет сопутствовать удача?

— Мой девиз: «Силен не тот, кто не упал , а кто упав, сумел подняться». А чтобы выжить в опасном бою, мне достаточно подумать о моей любимой жене и моих очаровательных дочках. Я просто обязан вернуться к ним!

— Расскажите, кто ждет вас дома, как же вы их так бросили и уехали в Новороссию?

— Меня дома ждет жена и две дочки, старшая в школе учится, младшая еще маленькая — ей всего три годика. И мне кажется, тут неуместно слово «бросил». Я постоянно о них думаю.

— Какими своими заслугами на этой войне вы больше всего гордитесь? Какая потеря для вас была самой тяжелой?

— Больше всего горжусь тем, что я первый шел в нашей группе при захвате Логвиново. В этом населенном пункте мы закрыли Дебальцевский котел. А самая тяжелая потеря — та, что была первой. Погиб мой друг Серега Керя, он скончался прямо в мой день рождения. Он не мой земляк, мы подружились с ним уже на Донбассе в военных условиях. Серега из Запорожья, здесь он был с самого первого дня, как я пришел в ополчение, наши кровати стояли рядом.

— Могут ли расколоть Россию наши недоброжелатели? Например, посеять рознь между русскими и бурятами? Или попытаться отделить Сибирь? Есть ли такая опасность или у них ничего не получится? — Это невозможно априори! Нынешняя Россия — это не Россия 90-х. Сейчас любой регион нашей страны, отделившись, просто перестанет существовать, и все это понимают. Сила регионов и самой России в нашем политическом, экономическом, культурном единстве. Зачем отделяться от такой державы, как Россия? А насчет поссорить русских и бурятов — это вообще нонсенс!

Источник: 1, 2


 

 

 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3500
13087
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика