Подвиг великой Зои

Подвиг великой Зои

Герой Советского Союза. Кавалер Ордена Ленина

13 сентября 1923 года – 29 ноября 1941 года

Зоя Анатольевна Космодемьянская родилась 13 сентября 1923 года в селе Осино-Гай Гавриловского района Тамбовской области, в семье потомственных местных священников.

Её дед, священник Пётр Иоаннович Космодемьянский, был казнен большевиками за то, что прятал в церкви контрреволюционеров. Большевики в ночь на 27 августа 1918 года схватили его, и после жестоких истязаний утопили в пруду. Отец Зои Анатолий учился в духовной семинарии, но не окончил её. Он женился на местной учительнице Любови Чуриковой, и в 1929 году семья Космодемьянских оказалась в Сибири. По некоторым утверждениям, они были сосланы, но по словам матери Зои — Любови Космодемьянской — бежали от доноса.

В течение года семья жила в селе Шиткино на Енисее, затем сумела переехать в Москву — возможно, благодаря хлопотам сестры Любови Космодемьяской, служившей в Наркомпросе. В детской книге «Повесть о Зое и Шуре» Любовь Космодемьянская также сообщала, что переезд в Москву произошёл после письма сестры Ольги.

Отец Зои — Анатолий Космодемьянский — умер в 1933 году после операции на кишечнике, и дети (Зоя и её младший брат Александр) остались на воспитании матери.



В школе Зоя училась хорошо, особенно увлекалась историей и литературой, мечтала поступить в Литературный институт. Однако, ее отношения с одноклассниками не всегда складывались самым лучшим образом — в 1938 году её избрали комсомольским групоргом, но потом не переизбрали. По свидетельству Любови Космодемьянской Зоя болела нервным заболеванием с 1939 года, когда переходила из 8-го в 9-й класс… Сверстники ее не понимали. Ей не нравилось непостоянство подруг: Зоя часто сидела одна, переживала это, говорила, что она - одинокий человек, и что не может подобрать себе подругу.

В 1940 году она перенесла острый менингит, после которого проходила реабилитацию зимой 1941 года в санатории по нервным болезням в Сокольниках, где подружилась с лежавшим там писателем Аркадием Гайдаром. В том же году она окончила 9 классов средней школы № 201, несмотря на большое количество пропущенных по болезни занятий.

31 октября 1941 года Зоя, в числе 2000 комсомольцев-добровольцев, явилась к месту сбора в кинотеатре «Колизей» и оттуда была доставлена в диверсионную школу, став бойцом разведывательно-диверсионной части, официально носившей название «партизанской части 9903 штаба Западного фронта». После трёхдневного обучения Зоя в составе группы была 4 ноября переброшена в район Волоколамска, где группа успешно справилась с минирование дороги.

17 ноября вышел приказ Сталина № 0428, предписывавший лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», с каковой целью «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог».



Для исполнение этого приказа, 18-го (по другим сведениям 20-го) ноября командиры диверсионных групп части № 9903 П.С.Проворов (в его группу вошла Зоя) и Б.С.Крайнев получили задание сжечь в течение 5—7 дней 10 населённых пунктов, в их числе деревню Петрищево (Рузский район Московской области). Участники групп имели по 3 бутылки с зажигательной смесью, пистолет (у Зои это был «наган»), сухой паёк на 5 дней и бутылку водки. Выйдя на задание вместе, обе группы (по 10 человек в каждой) попали под обстрел у деревни Головково (в 10 километрах от Петрищева), понесли тяжёлые потери и частично рассеялись. Позже их остатки объединились под командованием Бориса Крайнева.

27 ноября в 2 часа утра Борис Крайнев, Василий Клубков и Зоя Космодемьянская подожгли в Петрищеве три дома жителей Кареловой, Солнцева и Смирнова, при этом у немцев погибли 20 лошадей.

О дальнейшем известно, что Крайнев не дождался Зои и Клубкова в условленном месте встречи и ушёл, благополучно вернувшись к своим. Клубков был схвачен немцами, а Зоя, разминувшись с товарищами и оставшись одна, решила вернуться в Петрищево и продолжить поджоги. Однако, и немцы, и местные жители уже были настороже, причём немцы создали охрану из нескольких петрищевских мужчин, которым было поручено следить за появлением поджигателей.

С наступлением вечера 28 ноября, при попытке поджечь сарай С.А.Свиридова (одного из назначенных немцами «стражников») Зоя была замечена хозяином. Вызванные им квартировавшие немцы схватили девушку около 7 часов вечера. Свиридов за это был награждён немцами бутылкой водки и впоследствии приговорён советским судом к расстрелу. На допросе Космодемьянская назвалась Таней и не сказала ничего определённого.

Раздев догола, её пороли ремнями, затем приставленный к ней часовой на протяжении 4 часов водил её босой, в одном белье, по улице на морозе. К истязаниям над Зоей пытались присоединиться также местные жительницы Солина и Смирнова (погорелица), бросившие в Зою котелок с помоями. И Солина, и Смирнова впоследствии были приговорены к расстрелу.

В 10:30 следующего утра Зою вывели на улицу, где уже была сооружена висельная петля, на грудь ей повесили табличку с надписью «Поджигатель». Когда Зою подвели к виселице, Смирнова ударила её по ногам палкой, крикнув: «Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала…».



Саму казнь одна из свидетельниц описывает следующим образом: «До самой виселицы вели её под руки. Шла ровно, с поднятой головой, молча, гордо. Довели до виселицы. Вокруг виселицы было много немцев и гражданских. Подвели к виселице, скомандовали расширить круг вокруг виселицы и стали её фотографировать… При ней была сумка с бутылками. Она крикнула: «Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть — это моё достижение».

После этого один офицер замахнулся, а другие закричали на неё. Затем она сказала: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен». Офицер злобно заорал: «Русь!» «Советский Союз непобедим и не будет побеждён», — все это она говорила в момент, когда её фотографировали… Потом подставили ящик. Она без всякой команды стала сама на ящик. Подошёл немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула: «Сколько нас не вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов.

Но за меня вам наши товарищи отомстят». Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она взялась за верёвку рукой, но немец ударил её по рукам. После этого все разошлись».



Приведённые кадры казни Зои сделал один из солдат вермахта, который был вскоре убит.

Тело Зои провисело на виселице около месяца, неоднократно подвергаясь надругательствам со стороны проходивших через деревню немецких солдат. Под Новый 1942 год пьяные немцы сорвали с повешенной одежду и в очередной раз надругались над телом, исколов его ножами и отрезав грудь. На следующий день немцы отдали распоряжение убрать виселицу и тело было похоронено местными жителями за околицей деревни.



Впоследствии Зоя была перезахоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.



О судьбе Зои стало широко известно из статьи Петра Лидова «Таня», опубликованной в газете «Правде» 27 января 1942 года. Автор случайно услышал о казни Зои Космодемьянской в Петрищеве от свидетеля — пожилого крестьянина, которого потрясло мужество неизвестной девушки: «Её вешали, а она речь говорила. Её вешали, а она всё грозила им…». Лидов отправился в Петрищево, подробно расспросил жителей и на основе их расспросов опубликовал статью. Утверждали, что статью отметил Сталин, якобы сказавший: «Вот народная героиня», — и именно с этого момента берёт своё начало пропагандистская кампания вокруг Зои Космодемьянской.

Её личность была вскоре установлена, об этом сообщила «Правда» в статье Лидова от 18 февраля «Кто была Таня». Ещё раньше, 16 февраля, был подписан указ о присвоении ей посмертно звания Героя Советского Союза.

Во время и после перестройки, на волне антикоммунистической пропаганды, в печати появлялась и новая информация о Зое. Как правило, она основывалась на слухах, не всегда точных воспоминаниях очевидцев, а в некоторых случаях, и домыслах — что было неизбежно в ситуации, когда документальная информация, противоречащая официальному «мифу», продолжала держаться в секрете или только-только рассекречивалась. М.М.Горинов писал по поводу этих публикаций, что в них «отразились некоторые факты биографии Зои Космодемьянской, замалчивавшиеся в советское время, но отразились, как в кривом зеркале, — в чудовищно искажённом виде».

Одни из этих публикаций утверждали, что Зоя Космодемьянская страдала шизофренией, другие — что она самовольно поджигала дома, в которых не было никаких немцев, и была схвачена, избита и передана немцам самими петрищевцами. Было выдвинуто также предположение, что на самом деле подвиг совершила не Зоя, а другая комсомолка-диверсантка — Лиля Азолина.

Некоторые газеты писали о том, что у неё подозревали шизофрению, основываясь на статье «Зоя Космодемьянская: Героиня или символ?» в газете «Аргументы и Факты» (1991, №43). Авторы статьи — ведущий врач Научно-методического центра детской психиатрии А.Мельникова, С.Юрьева и Н.Касмельсон — писали: «Перед войной в 1938—39 годах 14-летняя девочка по имени Зоя Космодемьянская неоднократно находилась на обследовании в Ведущем научно-методическом центре детской психиатрии и лежала в стационаре в детском отделении больницы им. Кащенко. У неё подозревали шизофрению. Сразу после войны в архив нашей больницы пришли два человека и изъяли историю болезни Космодемьянской».

Других свидетельств либо документальных подтверждений подозрений на шизофрению в статьях не упоминалось, хотя в воспоминаниях матери и одноклассников действительно рассказывалось о поразившей её в 8—9 классе (в результате упомянутого конфликта с одноклассниками) «нервной болезни», по поводу которой она проходила обследования. В последующих публикациях газеты, ссылавшиеся на «Аргументы и факты», часто опускали слово «подозревали».

В последние годы существовала версия, что Зою Космодемьянскую предал её товарищ по отряду (и комсорг) Василий Клубков. Она основывалась на материалах дела Клубкова, рассекреченных и опубликованных в газете «Известия» в 2000 году. Клубков, явившийся в начале 1942 года в свою часть, заявил, что он был взят в плен немцами, бежал, снова был схвачен, снова бежал и сумел добраться до своих. Однако на допросах в СМЕРШе изменил свои показания и заявил, что был схвачен вместе с Зоей и выдал её. Клубков был расстрелян «за измену Родине» 16 апреля 1942 года. Его показания противоречили показаниям свидетелей — жителей деревни, и к тому же были противоречивы.

Исследователь М.М. Горинов предполагает, что СМЕРШевцы заставили Клубкова оговорить себя либо из карьерных соображений (чтобы получить свою долю дивидендов с разворачивавшейся пропагандистской кампании вокруг Зои), либо из пропагандистских (чтобы «оправдать» попадание Зои в плен, недостойное, согласно тогдашней идеологии, советского бойца). Впрочем, в пропагандистский оборот версия предательства так и не была запущена.


Источник

Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
934
3309
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика