«Полки добра» побеждают зло

«Полки добра» побеждают зло

Недавно умер Мамуд Шавершян — человек, который десять лет бесплатно раздавал хлеб в своих магазинах в Москве и Струнино. Раздавал пенсионерам, инвалидам, многодетным. Каждый день — «Газель» хлеба на раздачу. У этого человека с русской душой и нерусским именем отчество было Максимович — в честь фронтового друга его деда.

И вот что интересно: несколько раз возле магазина скандалили. Говорили, что, дескать, хлеб присылают власти, а хозяин магазина половину прикарманивает. Мамуд не обижался, делал, что должно.

На самом деле этот случай в России не единичный. В Екатеринбурге владелец небольшой сети магазинов Артак Акопян выставил в зале тележку с хлебом — чтобы брали. Сначала благодарили, а потом начали обижаться, мол, почему хлеба не хватает на всех? Начали ругаться. Требовать. Человек прекратил раздачу хлеба. Но через два года возобновил. Почему? Вопреки всему.

В Калуге предпринимательница Яна Гурова долго раздавала хлеб — но в итоге не выдержала. Все то же самое: скандалы, оскорбления в адрес продавцов, даже звонки в городское управление: дескать, пенсионерам выделяют хлеб, а Яна его ворует. В итоге она свернула эту инициативу.

Это, кстати, не единичные случаи — их выделяют в акцию «Полка добра». В Якутске Ольга Николаева, владелица магазина с такой полкой, тоже столкнулась с неодобрением, с требованиями выдать еду в приказном порядке. «Думаю, что добрых и совестливых людей больше», — говорила она поначалу, рассчитывая, что бесплатные крупы и консервы будут брать только пенсионеры. Оказалось, что раздача добра привлекает и более обеспеченных людей. Впрочем, Ольга пока держится.

И магазин «Аленушка» в Уфе держится, там батон хлеба выдают любому пенсионеру по пенсионному удостоверению.

Что же с нами такое? Почему мы, с одной стороны, бесплатно делимся едой, готовы отдать немалые суммы, чтобы накормить голодных, почему в нас, с одной стороны, столько света, а с другой — столько злобы и зависти? Мы противоречивы. Мы слишком противоречивы, чтобы нас можно было уместить в двухмерную картинку — хоть цветастый лубок, хоть мрачную гравюру. Русская душа — она десятимерна, никуда не лезет, не объясняется. И столько беспредельной щедрости есть в ней, и столько тоски, зависти, памяти о голоде и несправедливости. Да, эта историческая память порождает склоки, порождает то некрасивое, мерзкое, что противостоит добрым инициативам. За ней стоят голодные годы, за ней стоит животный страх: еды не хватит на всех, и надо урвать свой кусок, непременно урвать свой кусок побыстрее.

Наша склочность — это одна из сторон извечной русской тоски по изобилию, по горячему свежему хлебу из печи, по парному молоку в глиняном кувшине, надоенному собственноручно. Наша русская тоска — это бездомность, несытость, вечный взгляд вперед, устремленный к лучшему будущему, к звездам и коммунизму, это вечная обездоленность, сопряженная с вечной же надеждой.

И пока не накормится в душе этот голодный волк неуверенности, подспудного страха — будут вот эти некрасивые выходки, будут люди, жадно пытающиеся урвать консервы у стариков, будут жалобы — мол, должно хватать на всех, а на всех не хватает.

Ну что поделать. Есть в нас это плохое, и если нет в душе добра и желания делиться, то оно начинает постепенно выползать наружу. Но ведь есть и другое. Есть те, кто не пытаются накормить своего голодного волка, а делятся своим. И стоят перед этой голодной толпой, протягивающей цепкие руки.

Кстати: действительно нуждающиеся — они, как правило, тихие, они не требуют, они просят — потому что им по-настоящему необходимо, а уверенности в праве на получение блага нет. Ни у кого, конечно, нет уверенности в таком праве. Но одни могут рисковать, хамя и скандаля, а другие не могут себе позволить. И потому все так непросто, так перемешано в наших душах.

Но хотя крики недовольных звучат громче — добра на самом деле больше. И не закрываются окончательно эти «полки добра», все как-то держатся. Потому что добро и любовь всегда побеждают.

Анна Долгарева

Источник


Анна Петровна Долгарева (Анна Лемерт) — военкор, поэтесса, журналист. Автор книг «Время ждать» (2007), «Хроники внутреннего сгорания» (2012), «Из осаждённого десятилетия» (2015). Жила в Луганске, сейчас живёт в Донецке.

Фото: Мамуд Шавершян.



Вернуться на главную
*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН)), «Азов»


Comment comments powered by HyperComments
1449
4820
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика