Преображение: прообраз всеобщей славы

Преображение: прообраз всеобщей славы

Автор Александр Александрович Моисеенков — историк, теолог, православный журналист (г. Никополь). Публикации Александра из православного журнала «Фома».

Фото: Преображение Господне. Худ. Александр Андреевич Иванов. Эскиз.

В конце лета Православная Церковь отмечает сразу три праздника, которые непосредственно относятся к личности Христа и так или иначе связаны с Его жизнью. В народе их называют Спасами — Медовый (14 августа), Яблочный (19 августа) и Ореховый (29 августа).

Медовый Спас — происхождение Честных Древ Животворящего Креста Господня. Яблочный Спас — это Преображение. А Ореховым Спасом называют праздник в честь перенесения из Эдессы в Константинополь Нерукотворного образа Иисуса Христа. Особое место в этой триаде занимает Преображение Господне, ставшее одним из любимейших праздников на Руси.

В нем самым причудливым образом сплелись три ниточки, три смысловых линии, да так, что уже и трудно отделить одну от другой. Но мы попытаемся это сделать, потому что иначе будет непонятна суть этой даты — непонятно, что именно мы празднуем в день Преображения Господня.

Начнем с того, что Преображение Христа достаточно долго не имело своего дня в календаре, и, как ни странно, дата 6(19) августа не является реальной датой этого события.

Точно так же, как мы не знаем точную дату Рождества Христа, так мы и не знаем дату Его Преображения. Сам праздник появился благодаря историческому случаю — в это день в IV веке на горе Фавор при императрице Елене в этот день был освящен храм, и в местной традиции возник праздник в честь открытия новой базилики. Со временем историческое содержание отошло на второй план, и стали отмечать только память Преображения. Эта традиция отразилась в Иерусалимском Уставе, и со временем, когда этот Устав вытеснил практически все другие уставы Православной Церкви, день Преображения стали отмечать повсеместно.

Так, когда же все-таки преобразился Христос? И где? На самом деле ответить на этот вопрос очень трудно, и есть несколько версий. Церковная традиция утверждает, что Господь преобразился за 40 дней до своей смерти на горе Фавор. Но в Евангелии мы не находим конкретных указаний ни на географические точки, ни на хронологию. Христос взошел на гору и там явил ученикам свою славу — вот, собственно, и все, что говорят евангелисты.

Есть мнение, что событие Преображения совершилось не на Фаворе, а на Ермоне — тоже галилейской горе, но гораздо большего размера, чем Фавор. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что на Фаворе во времена Христа была крепость, и Христос вряд ли смог бы уединиться там с учениками. А вот Ермон был весьма высокой возвышенностью, покрытой густой зеленью, и это было отличное место для уединения и молитвы. Но, опять-таки, это гипотеза, и под евангельское понятие горы может в принципе подойти любая сколь-нибудь значимая возвышенность, коих в Палестине достаточно. И, по большому счету, совершенно все равно, где и когда именно совершилось Преображение.

Преображение Господне. Икона. Византия. XII в. СПб, Эрмитаж

Ведь евангельские события имеют над-временной и над-пространственный контекст. И где бы ни произошел тот или иной эпизод земной жизни Христа, он произошел «нас ради человек и нашего ради спасения», вне зависимости от времени, места и прочих материальных категорий. Факт есть факт — Преображение было! И это — самое главное.

Говоря о празднике, мы должны ответить на другой, куда более значимый вопрос: зачем Христос преобразился? Ведь, на первый взгляд, очень странное поведение для Спасителя. Он исцелял толпы людей, совершал невиданные дотоле чудеса, но просил исцеленных не говорить о Нем. Христос всячески избегал славы и молвы, Он категорически не принимал того имиджа Царя и Чудотворца, который навязывала Ему толпа. И тут вполне резонно спросить: а зачем Христу преображаться?

Ответ на этот вопрос находим строчками выше — евангельский рассказ о Преображении предваряет небольшой эпизод, в котором Христос спрашивает учеников, за кого они Его считают. И Петр, выражая мнение всей апостольской братии, твердо говорит: «Ты Сын Божий!». Это было не просто слова ученика, который льстил Учителю. Это были слова исповедания, слова, исходившие от сердца — Ты мой Бог!

Лотто Лоренцо. Преображение, 1510, Пинакотека Комунале, Реканати

И вот тогда, в ответ на веру апостолов, Господь показал им Свою славу. Если бы Преображение случилось в начале служения Спасителя, оно бы не имело того смысла. Ученики тогда сразу признали бы Христа Богом: просто из страха перед Ним.

И тогда исповедание Петра оказалось бы вынужденным. Но Спаситель не хочет никого насиловать, и поэтому не открывал до поры Свою божественность, дабы ученики свободно, без всякого принуждения, сердцем поняли, что Он не просто Учитель, а Сын Божий.

И когда ученики окончательно выразили свою веру, Господь предстал пред ними в ином — божественном — облике. Делает Он это с определенной целью. Во-первых, вскоре Ему предстоит страшная и мучительная смерть, и Он знает, что для учеников она станет очень серьезным испытанием. Большинство апостолов оставили Христа на Голгофе, но все же память о Преображении, мысль о том, что Он — Бог, не дала им до конца оставить Его. В страшные дни Распятия и смерти Христа, Преображение, некогда свершившееся на глазах у Его учеников, оказалось для них неким залогом Его будущего Воскресения. Во-вторых, Преображение указывает на то, что Христос идет на Голгофу совершенно свободно и осознанно. Как поется в песнопении праздника: «да егда Тя узрят распинаема, страдание убо уразумеют вольное». Христос как бы говорит: вот, Я могу призвать миллионы ангелов, но не стану этого делать. Я Царь мира, Я — Создатель вселенной. Но Я — и любящий Бог, который отдает себя ради спасения всего мира. И делаю это совершенно добровольно.

Преображение являет собой еще один очень важный богословский момент. Дело в том, что все произошедшее с Христом в Его земной жизни произойдет и с нами. Мы так же воскреснем и так же преобразимся. Состояние воскресшего Спасителя — это обоженное состояние человеческой природы, которое приобретут в вечности все люди. Преображение — это указание на то, что ожидает всех нас после второго пришествия. Слава Преображения — это удел всех людей, которые войдут со Спасителем в вечность и разделят с Ним радость Царства Божьего.

Именно поэтому Церковь так дорожит этим праздником — он из года в год напоминает нам о той благой цели, к которой мы призваны самим Богом. Преображение — это блеск Отечества, где нас помнят, любят и ждут.

Лотто Лоренцо. Христос, ведущий апостолов на гору Фавор. 1512, Эрмитаж, Санкт-Петербург

И напоследок хочется сказать пару слов о традиции освящать плоды. Очень часто далекие от Церкви люди придают освящению плодов магический окрас. Плоды почитаются чуть ли не святыней наравне с Причастием. Это заблуждение. Да, плоды освящаются, но они никак не сопоставимы с Причастием. Смысл освящения в день Преображения состоит в том, что мы приносим Богу начатки нового урожая. Еще во времена Ветхого Завета была установлена Богом традиция приносить все, что появлялось первым на поле или в хлеву — пшеницу, плоды, ягненка.

Даже первенцы среди людей посвящались Богу, и за них приносилась особая жертва. Эту традицию переняли и христиане, став приносить в храм плоды своих трудов. В период празднования Преображения в Палестине созревал виноград. Его и приносили для освящения, тем самым благословляя новый урожай, из которого делали свежее вино для Евхаристии. Когда праздник пришел на Русь, виноград в этих краях разводить еще не научились, поэтому его заменили яблоками. Но смысл остался тот же — принести Богу все первое и лучшее.

Преображение! В этом слове множество оттенков. В нем сплелось и буйство красок уходящего лета, и ожидание чуда, и благодарность Богу за прожитый год.

Но важнее всего — не забывать, что за всем этим стоит Личность Христа, явившего нам подлинный свет, свет Истины. Свет, на который мы должны идти при любой погоде.

 

Александр Андреевич Иванов. Эскиз. Кон. 1840 — нач. 1850-х гг. ГТГ, Москва 


ИКОНОГРАФИЯ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ

В христианском искусстве существует множество иконографических композиций, однако все они в целом сводятся к двум группам — те, которые за время своего развития претерпели существенные изменения, и те, которые остаются неизменными с момента своего возникновения и по сию пору. День Преображения Господня имеет не только долгую историю, но и очень древнюю икону, которая даже старше самого этого церковного праздника.

ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ИКОНЫ ПРЕОБРАЖЕНИЯ ГОСПОДНЯ

Если бы современный христианин вошел в храм первых веков, то увидел бы интерьер, сильно отличающихся от привычных для нас церковных убранств. И в первую очередь это касается икон — их попросту не было. Вернее, они были, вот только на молящегося со стен чаще всего смотрели не канонические лики святых, а изображения, больше похожие на элементы оформления театров и вилл, чем на традиционные иконы. Но это — еще ничего, есть и другая особенность. В древних храмах наш современник не обнаружил бы портретов Христа — вместо них на стенах там были Его символы — Крест, Агнец, якорь, рыба и другие.

Такое положение дел не было случайным. Христианское искусство зародилось в эпоху страшных гонений на евангельскую веру, когда даже само упоминание имени Иисуса Назарянина могло привести человека к мученической смерти.

В этой обстановке и возник обычай шифровать наиболее важные элементы веры под примитивными, на первый взгляд, образами и символами. Например, Крест, который в языческой Римской империи очень долго оставался орудием казни, часто изображался в виде обычного корабельного якоря. Еще более прозаичной была рыба, которая, однако, в глазах христианина превращалась в сакральный символ, связанный лично с Христом. Спасителя также часто изображали и в виде ягненка, и в образе пастуха, под личиной мифического героя Орфея.

Потом гонения миновали, и о своей вере христиане смогли говорить уже открыто. Но еще очень долго — особенно на Западе империи — Церкви оставался дорог тот символический язык, который она выработала в своем искусстве первых веков. Поэтому вплоть до VIII века Агнцы, Пастыри, Орфеи, Львы, якоря и рыбы соседствовали на стенах соборов с ликами Христа, пока не были вытеснены последними окончательно.

Первы известная композиция Преображения опирается на ту же — традиционную во многом для раннего христианства — символику. Находится в Италии, в городе Равенне, в базилике святого Аполлинария, и датируется VI веком. Она размещена в алтарной нише — апсиде — и представляет собою огромное мозаичное панно.

Мозаика апсиды церкви Сант Аполлинаре ин Классе. Сер. VI в. Равенна. Италия (больший размер)

В центре мозаики древними мастерами выложен большой круг, внутри которого на лазоревом фоне, украшенном золотыми звездами, изображен четырехконечный Крест. В месте пересечения его ветвей размещен медальон с ликом Спасителя.

Над самим Крестом внимательный зритель увидит слово «ΙΧΘΥΣ», что в переводе с греческого означает «рыба». Это первые буквы слов фразы «Иисус Христос Божий Сын Спаситель». Под Крестом видны слова «SALUS MUNDI», что в переводе с латыни означает «Спаситель мира». Над кругом в небе плывут разноцветные облака, среди которых изображена благословляющая десница Бога Отца. По сторонам от круга растет множество деревьев и кустов, на которых сидят птицы. Среди растительности можно заметить и трех белых ягнят, которые трепетно смотрят на Крест. Прямо под Крестом изображен святитель Аполлинарий (первый епископ Равенны) в окружении двенадцати белоснежных агнцев и пышно цветущих белых лилий. А высоко над всем этим — слева и справа от круга — размещены полуфигуры Моисея и Илии.

Нетрудно понять, что Крест в круге — это образ Христа, три ягненка (вспомним евангельский рассказ о Преображении) — апостолы Петр, Иаков и Иоанн, деревья, трава и кусты — символ самой горы Фавор, на которой преображение и произошло. Мозаика в Равенне — это сплав аллегории и натурализма, когда главные действующие лица еще передаются с помощью символов, но в то же время начинается постепенный переход к натурным изображениям. Происходил такой переход и в Византии.

В середине VI века в Синайском монастыре по заказу императора Юстиниана Великого константинопольские мозаисты создали шедевр, ставший прототипом всех остальных икон Преображения. Панно полностью повторяет сюжет и композицию равеннской мозаики, но вместо аллегорий на нем изображены реальные человеческие фигуры. И Христос, и апостолы представлены здесь как реальные люди, со своими характерами и отличительными особенностями. Самобытными личностями предстают перед нами и пророки — Илия и Моисей. Единственно, чего существенно «не хватает» на мозаике Синая, если сравнивать ее с шедевром Равенны, — это самого Фавора. Гора никак не обозначена на изображении, но это все равно не мешает молящемуся понимать, что перед ним — именно Преображение, а не какой-либо иной евангельский сюжет.

Мозаика церкви монастыря cв.Екатерины на горе Синай. Ок. 565–566 гг.

Очень скоро мастера восполнили этот пробел, и примерно к IX веку окончательно формируется привычная всем нам композиция: Христос находится на вершине скалы, но стоит не на, а над ней — как бы парит в воздухе. По бокам от Него — тоже в воздухе — стоят Моисей и Илия. А под скалой изображены апостолы в очень экспрессивных позах — они закрыли свои лица и лежат на земле, не смея взирать в сторону Учителя, от которого исходит ослепительно яркий неземной свет.

Именно так видел Преображение художник, украсивший миниатюрой Хлудовскую псалтирь — византийскую рукопись IX века, созданную, предположительно, в Студийском монастыре Константинополя.

Миниатюра Хлудовской Псалтири. Около середины IХ в. ГИМ, Москва

С тех пор и до наших дней принципиальная композиция иконы не менялась. Отдельные образцы могли содержать некоторые отступления, но это — исключения, а не правило.

Например, Илия мог изображаться сходящим с Неба, а Моисей — выходящим из гроба. Сам Моисей может держать каменные скрижали, может — книгу или свиток, а может и вовсе ничего не держать в руках. Апостолы тоже не всегда изображаются одинаково. А еще на некоторых русских иконах по бокам и снизу от основного сюжета размещены дополнительные вставки — как апостолы с Христом восходят на гору, как Христос поднимает упавших от страха учеников, и как они с Учителем сходят с горы. Но опять нужно повторить, что такие подробности — редкие, и основной иконой Преображения является образ, ярким примером которого служит московская икона XV века из Благовещенского собора Кремля.

Икона из празднич. чина Благовещенского собора Моск. Кремля. Нач.XV в. Москва

Ее мы и рассмотрим подробно.


СИМВОЛИКА ИКОНЫ ПРЕОБРАЖЕНИЯ

Половину пространства занимают скалы. Собственно, в той местности, где совершилось Преображение, скал нет, там пологие склоны. Но на иконе их изображают. Почему? Дело в том, что скалы или камни в иконографии имеют четкое духовное значение — они символизируют собою крепкую веру и то восхождение, которое должен совершить верующий на пути к Вечности. А еще отвесные склоны на иконе служат своеобразным указателем, что изображенное здесь событие имеет очень важное значение, и смотреть на него нужно духовно очищенным взором.

На скалах растут деревья. Это, в принципе, верно — Фавор гора лесистая. Но деревья — это еще и символ того самого Крестного Древа, на котором был распят Христос. Древа нашего спасения. Наличие на иконе растительного элемента напоминает нам о том, что Преображение — это не просто событие, а своеобразная прелюдия к тому искупительному голгофскому подвигу, который совершит Господь в конце своего земного пути.

На скалах лежат ученики. Ничего символичного в этом, на первый взгляд, нет. Как говорит Евангелие, они попадали от страха, ибо дотоле не видели Учителя в том величии, в каком Он предстал пред ними в момент Преображения. И все же есть в апостольских позах некий аллегорический посыл — они напоминают нам, что нельзя приступать к божественной реальности без подготовки, иначе можно ослепнуть от нестерпимого фаворского света.

Над скалами в окружении многослойного и многоцветного сияния стоит Спаситель. Концентрические окружности называются мандорлой. По сути, это большой нимб, который опоясывает не только голову, но и всю фигуру. Она служит для указания на особую благодать и славу, которыми исполнен изображаемый человек. Чаще всего мандорла изображается вокруг Христа и Богородицы — как самых совершенных людей во Вселенной. На иконе Преображения Спаситель тоже в мандорле, которая символизирует тот самый неземной свет, объявший Господа в минуту славы.

Фигуры Илии и Моисея — целиком историчны и соответствуют тем образам, которые закрепились за этими пророками. Однако есть и в этом элементе сюжета прикровенный смысл. Как известно, Илия был взят Богом из земной жизни живым, а Моисей — умер. То есть в день Преображения как бы встретились два мира — мир живых, и мир мертвых. Это очень важная деталь. Она говорит нам о том, что Христос есть Господь всей вселенной, и что в его глазах нет мертвых, но все живы.

Есть еще одна очень важная идея, которую несет в себе композиция Преображения, особенно — ее ранние мозаичные варианты. На иконе, по сути, изображен рай. Тот самый рай, которым станет весь мир после второго пришествия Христа. О райском «контексте» говорят и деревья (вспомним красивую растительность на стенах равеннской абсиды), и золотистый фон иконы, и то сияние, которое исходит от Христа и заполняет собою все композиционное поле. И действительно — Своим Преображением перед учениками Господь приоткрыл перед ними (а значит — и перед нами) завесу тайны, показав, какой славы удостоится человек и весь мир после всеобщего воскресения, когда Бог будет «всяческая во всем» (1 Кор. 15:28).

 

Преображение Господне. Мозаика. Монастырь Дафни, Греция. XI в.

Преображение Господне. Икона. Монастырь св. Екатерины, Синай. XII в.

Преображение Господне. Фреска. Темная церковь, Каппадокия. XII в.

Преображение Господне. Фреска. Мирожский монастырь. Россия. XII в.

 

Преображение Господне. Мозаика. Константинополь. XII в.

Преображение Господне. Миниатюра. Афон. XIII в.

Преображение Господне. Фреска. Бояны, Болгария. XIII в. 

 

Преображение Господне. Миниатюра. Франция. XIII в.

 

Преображение Господне. Икона. Монастырь св. Екатерины, Синай. XIII в.

 

Преображение Господне. Миниатюра. Византия. XIV в.

 

Преображение Господне. Фреска. Убиси, Грузия. XIV в.

Преображение Господне. Фреска. Церковь Преображения (Спас на Ковалеве), Великий Новгород. XIV в.

 

Преображение Господне. Икона. Феофан Грек. XV в.

Преображение Господне. Икона. Россия. XV в. Кирилло-Белозерский музей

 

Преображение Господне. Икона. Афон, XVI в.

 

Преображение Господне. Икона. Великий Новгород. XVI в.

 

Преображение Господне. Икона. Псков. XVI в.

Преображение Господне. Греция. XVI в.

 

Преображение Господне. Икона. Россия. XVI в. Ярославский государственный музей

 

Преображение Господне. Икона. Россия. XVII в. Сольвычегодский музей

Преображение Господне. Мозаика. Храм Спаса на Крови, Санкт-Петербург. XIX в.



Александр Моисеенков

Источники: 1, 2, 3 



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
4861
19480
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика