Советские женщины в годы Великой Отечественной войны

Советские женщины в годы Великой Отечественной войны

Автор Нина Константиновна Петрова — доктор исторических наук, Институт Российской истории РАН (Москва).

Статья опубликована в научном сборнике:

Великая Отечественная — известная и неизвестная: историческая память и современность: материалы междунар. науч. конф. (Москва — Коломна, 6–8 мая 2015 г.) / отв. ред.: Ю. А. Петров; Ин-т рос. истории Рос. акад. наук; Рос. ист. о-во; Китайское ист. о-во и др. — М.: [ИРИ РАН], 2015.


22 июня 1941 г. — это день, с которого начался отсчет Великой Отечественной войны. Это день, разделивший жизнь человечества на две части: мирную (довоенную) и военную. Это день, который заставил задуматься каждого, что он выбирает: покориться врагу или бороться с ним. И этот вопрос каждый человек решал сам, советуясь только со своей совестью.

Архивные документы свидетельствуют, что абсолютное большинство на­селения Советского Союза приняло единственно правильное решение: все силы отдать борьбе с фашизмом, защищать свою Родину, своих родных и близких. Мужчины и женщины независимо от возраста и национальности, беспартийные и члены ВКП(б), комсомольцы и некомсомольцы стали той Армией добровольцев, которая выстраивалась в очереди, чтобы подать за­явления о зачислении в Красную Армию.

Напомним, что в ст. 13-й Закона[1] о всеобщей воинской обязанности, принятом IV сессией Верховного Совета СССР 1 сентября 1939 г., Народным Комиссариатам Обороны и Военно-Мор­ского Флота предоставлялось право брать в армию и флот женщин, имеющих медицинскую, ветеринарную и специально-техническую подготовку, а так­же привлекать их на учебные сборы. В военное время женщины, имеющие указанную подготовку, могли быть призваны в армию и флот для несения вспомогательной и специальной службы.

После объявления о начале войны женщины, ссылаясь на эту статью, шли в партийные и комсомольские орга­низации, в военные комиссариаты и там настойчиво добивались отправки на фронт. Среди добровольцев, подавших заявления в первые дни войны об от­правке в действующую армию, до 50% ходатайств было от женщин. Женщины также шли и записывались в народное ополчение.

Читая заявления девушек-добровольцев, которые были поданы в первые дни войны, видим, что для молодежи война представлялась совсем иной, чем оказалась в действительности. Большинство из них было уверено в том, что враг будет разбит в ближайшее время, и поэтому каждый стремился скорее по­участвовать в его уничтожении. Военкоматы в это время проводили мобилиза­цию населения, следуя полученным инструкциям, и отказывали тем, кому не было 18 лет, отказывали тем, кто не был обучен военному ремеслу, отказывали также девушкам и женщинам до особого распоряжения. Что мы о них знали и знаем? О ком-то много, а о большинстве из них мы говорим «защитники ро­дины», добровольцы.

Именно о них, о тех, кто ушел защищать свою Родину, впоследствии писал поэт-фронтовик К.Ваншенкин, что они были «рыцари без страха и упрека». Это относится к мужчинам и женщинам. Это о них мож­но сказать словами М.Алигер:

У каждого была своя война,
Свой путь вперед, свои участки боя,
И каждый был во всем самим собою,
И только цель была у всех одна.

Историография Великой Отечественной войны богата сборниками до­кументов и материалов об этом духовном порыве женщин СССР. Написано и издано огромное количество статей, монографий, коллективных работ и вос­поминаний о труде женщин в годы войны в тылу, о подвигах на фронтах, в подполье, в партизанских отрядах, действовавших на временно оккупирован­ной территории Советского Союза. Но жизнь свидетельствует, что не всё, не о всех и не обо всём сказано и проанализировано. Многие документы и проблемы были «закрыты» для историков в прошлые годы. В настоящее время есть доступ к документам, не только малоизвестным, но и к документам, требующим объективного подхода к изучению и беспристрастного их анализа. Делать о не всегда легко в силу сложившегося стереотипа по отношению к тому или другому явлению или личности.

Проблема «Советские женщины в годы Великой Отечественной войны» была и остается в поле зрения историков, политологов, писателей и журналистов. Писали и пишут о женщинах-воинах, о женщинах, заменивших мужчин в тылу, о матерях, меньше о тех, кто занимался эвакуированными детьми, кто вернулся с фронта с орденами и стеснялся их одевать и т. д. И тут же вопрос, а почему? Ведь еще весной 1943 г. газета «Правда» констатировала, ссылаясь на постановление ЦК ВКП(б), что «никогда еще во всей прошлой истории женщина не участвовала так самоотверженно в защите своей Родины, как в дни Отечественной войны советского народа»[2].

Советский Союз был единственным государством в годы Второй мировой войны, в котором женщины принимали непосредственное участие в ходе боевых действий. На фронте в разные периоды сражалось от 800 тыс. до 1 млн. женщин, 80 тыс. из них были советскими офицерами. Это было связано с двумя факторами. Во-первых, небывалым подъемом патриотизма молодежи, которая рвалась на борьбу с врагом, напавшим на ее родину. Во-вторых, сложной ситуацией, сложившейся на всех фронтах. Потери советских войск на начальном войны привели к тому, что весной 1942 г. была проведена массовая мобилизация женщин на службу в действующую армию и тыловые соединения. На основании постановления Государственного Комитета Обороны (ГКО), прошли массовые мобилизации женщин 23 марта, 13 и 23 апреля 1942 г. для несения службы в войсках ПВО, связи, внутренней охраны, на военно-автомобильных дорогах, в ВМФ и Военно-Воздушных силах, в войсках связи[3].

Мобилизации подлежали здоровые девушки в возрасте не моложе 18 лет. Мобилизация проводилась под контролем ЦК ВЛКСМ и местных комсомольских организаций. При этом учитывалось все: образование (желательно, не ниже 5 классов), членство в комсомоле, состояние здоровья, отсутствие детей. Основная масса девушек были добровольцы. Правда, были случаи нежелания служить в Красной Армии. Когда это выяснялось на сборных пунктах, девушек отправляли домой, по месту их призыва. М. И. Калинин, вспоминая летом 1945 г. о том, как призывались в Красную Армию девушки, отмечал, что «женская молодежь, участвовавшая в войне… была выше средних мужчин, тут ничего особенного… потому что вы ведь были отобраны из многих миллионов. Мужчин не выбирали, закидывали невод и всех мобилизовывали, всех забирали… Я думаю, что лучшая часть нашей женской молодежи пошла фронт…»[4].

Точных цифр о численности призванных нет. Но известно, что только по призыву комсомола воинами стали свыше 550 тыс. женщин. Свыше 300 тыс. патриоток было призвано в войска ПВО (это свыше ¼ всех бойцов). По линии Красного Креста получили специальность и пришли на службу в военно- медицинские учреждения санитарной службы Красной Армии 300 тыс. ошинских сестер, 300 тыс. медицинских сестер, 300 тыс. санитарок, свыше 500 тыс. сандружинниц ПВО[5]. В мае 1942 г. было принято постановление ГКО о мобилизации 25 тыс. женщин в ВМФ. 3 ноября ЦК ВЛКСМ провел отбор комсомолок и некомсомолок формирования женской добровольческой стрелковой бригады, запасного полка и Рязанского пехотного училища. Общее количество мобилизованных туда составило 10898 человек. С 15 декабря бригада, запасный полк и курсы приступили к нормальной учебе[6]. В годы войны было проведено пять мобили­заций среди женщин коммунисток[7].

Не все женщины, конечно, принимали непосредственное участие в боевых действиях. Многие проходили службу в различных тыловых службах: хозяй­ственных, медицинских, штабных и т.д. Тем не менее, значительное число их непосредственно участвовало в боевых действиях. При этом спектр деятель­ности женщин-воинов был довольно разнообразен: они принимали участие в рейдах разведывательно-диверсионных групп и партизанских отрядов, были санинструкторами, связистками, зенитчицами, снайперами, пулеметчицами, водителями автомобилей и танков. Женщины служили в авиации. Это были летчицы, штурманы, стрелки-радисты, вооруженцы. При этом женщины-авиаторы сражались как в составах обычных «мужских» авиационных полков, так и отдельных «женских».

В годы Великой Отечественной войны в Вооруженных Силах нашей страны впервые появились женские боевые формирования. Из женщин-добровольцев было сформировано три авиационных полка: 46-й гвардейский ночной бом­бардировочный, 125-й гвардейский бомбардировочный, 586-й истребитель­ный полк ПВО; Отдельная женская добровольческая стрелковая бригада, От­дельный женский запасной стрелковый полк, Центральная женская школа снайперов, Отдельная женская рота моряков и др. 101-м авиаполком дальнего действия командовала Герой Советского Союза B.C.Гризодубова. Центральная женская школа снайперской подготовки дала фронту 1061 снайпера и 407 инструкторов снайперского дела. Выпускницы этой шко­лы уничтожили в войну свыше 11280 вражеских солдат и офицеров. В мо­лодежных подразделениях Всевобуча подготовлено было 220 тыс. девушек-снайперов, связисток.

 

Расположенный под Москвой, 1-й отдельный женский запасной полк готовил кадры автомобилистов и снайперов, пулеметчиков и младших командиров строевых подразделений. В личном составе числилось 2899 женщин. В Особой Московской армии ПВО служили 20 тыс. женщин. О том, насколько это трудная служба, говорят документы в архивах РФ[8].

Самое большое представительство участниц Великой Отечественной вой­ны было среди женщин-медиков. Из общего числа врачей в Красной Ар­мии — 41% были женщины, среди хирургов их было 43,5%. Было подсчитано, что девушки-санинструкторы стрелковых рот, медсанбатов, артиллерийских батарей помогли свыше 72% раненых и около 90% больных бойцов вернуть­ся в строй[9]. Женщины-медики служили во всех родах войск — в авиации и морской пехоте, на боевых кораблях Черноморского флота, Северного флота, Каспийской и Днепровской флотилиях, в плавучих военно-морских госпита­лях и санитарных поездах. Вместе с конниками они уходили в глубокие рейды по тылам врага, были в партизанских отрядах. С пехотой дошли до Берлина, участвовали в штурме рейхстага. За особое мужество и героизм 17 женщин-ме­диков удостоены звания Героя Советского Союза[10].

 

О подвиге женщин-воен­ных медиков напоминает скульптурный памятник в Калуге. В сквере на улице Кирова на высоком пьедестале возвышается во весь рост фронтовая медицин­ская сестра в плащ-палатке, с санитарной сумкой через плечо.

Памятник военным медсестрам в Калуге

Город Калуга в годы войны был средоточием многочисленных госпиталей, которые вылечили и вернули в строй десятки тысяч бойцов и командиров. В этом городе у монумента всегда цветы.

В литературе практически не упоминается о том, что за годы войны танкистами стало около 20 женщин, трое из которых окончили танковые училища страны. Среди них И.Н.Левченко, которая командовала группой легких танков Т-60, Е.И.Кострикова — командир танкового взвода, а в конце войны командир танковой роты. И единственная женщина, воевавшая на тяжелом танке ИС-2, — А.Л.Бойкова. Четыре танковых женских экипажа участвовали Курской битве летом 1943 г.[11]

 

Ирина Николаевна Левченко и Евгения Сергеевна Кострикова (дочь советского государственного и политического деятеля С.М.Кирова)

Александра Ращупкина — женщина, выдававшая себя за мужчину, только бы сражаться за Родину. Во время Великой Отечественной войны многие женщины рвались на фронт защищать родину. В их числе была Александра Ращупкина. Несколько раз она получала отказ в военкомате, а затем, создав неразбериху в документах, сменила свое имя с Александры на Александра. Во время медосмотра ей удалось уговорить доктора не раскрывать тайны. Ращупкина стала механиком-водителем танка Т-34. Тайна так бы и не раскрылась, если бы «Сашка-сорванец» не получила ранения.

В годы войны подвиги девушек-воинов были отмечены высокими наградами. Первой из женщин Героем Советского Союза стала 18-летняя партизанка Зоя Космодемьянская. Высшей степени отличия она была удостоена Указом от 16 февраля 1942 г. (посмертно). А всего за подвиги в годы Великой Отечественной войны 90 женщин стали Героями Советского Союза. Больше половины из них были удостоены этого звания посмертно. Последний раз в истории СССР звание Героя Советского Союза было присвоено 5 мая 1990 г. «Золотой Звездой» была награждена Екатерина Демина (Михайлова) — быв­шая санинструктор 369-го отдельного батальона морской пехоты.

Екатерина Михайловна Демина бывшая санинструктор 369-го отдельного батальона морской пехоты и старший санинструктор сводной роты Берегового отряда сопровождения Дунайской военной флотилии; единственная женщина, служившая в разведке морской пехоты, главный старшина в отставке. Ушла на фронт в 15 лет, приписав себе 2 года. На нижней фотографии Екатерина Михайловна на параде на Красной площади 9 мая 2013 года

Героями (посмертно) стали две летчицы — Екатерина Зеленко и Лидия Литвяк. Старший лейтенант Зеленко 12 сентября 1941 г. на своем бомбардировщике Су-2 таранила немецкий истребитель Me-109. Зеленко погибла, уничтожив самолет. Это был единственный таран в истории авиации, выполненный женщиной.

Екатерина Ивановна Зеленко — Герой Советского Союза,  заместитель командира 5-й эскадрильи 135-го бомбардировочного авиационного полка 16-й смешанной авиационной дивизии военно-воздушных сил 6-й армии Юго-Западного фронта, старший лейтенант. Погибла в 24 года во время тарана немецкого самолета. Родом из под Житомира. На фото Е.Зеленко (слева) с сестрой

Младший лейтенант Литвяк — самая результативная женщина-истребитель, которая лично сбила 11 вражеских самолетов и погибла в воздушном бою 1 августа 1943 г.

Лидия Владимировна Литвяк — Герой Советского Союза, лётчик-истребитель, командир авиационного звена, гвардии младший лейтенант. В возрасте неполных 22 лет погибла в бою над Миус-фронтом.

Среди женщин Героев Советского Союза есть и женщины-танкисты И.Н.Левченко и М.В.Октябрьская (посмертно).

 

«Дорогие друзья мои! Я горжусь тем, что буду воевать с ненавистным врагом в составе прославленного военного соединения. Я знаю, каким должен быть его солдат. До границы Германии еще не так близко, но мы дойдем до нее. Мы дойдем до логова зверя и навеки отобьем охоту воевать против нашей страны. Клянусь вам, что экипаж танка "Боевая подруга" не отстанет от вас. Буду громить фашистов, пока бьется мое сердце» Мария Васильевна Октябрьская родилась в 1905 году в семье крымского крестьянина. Окончила шесть классов, работала на консервном заводе в Симферополе, была телефонисткой. В 1925-м вышла замуж за кавалериста Илью Ряденко. В 1941-м мужа забрали на фронт, а вскоре женщина получила похоронку. Убитая горем, Мария продала все имущество. Вырученные деньги сдала в госбанк и отправила телеграмму Сталину: «Иосиф Виссарионович! В боях за Родину погиб мой муж.  За его смерть, за смерть советских людей, замученных фашистскими варварами, хочу отомстить этим собакам: внесла в госбанк 50 тысяч рублей на построение танка. Танк прошу назвать «Боевая подруга» и направить меня на фронт в качестве его водителя».

Верховный Главнокомандующий выполнил просьбу — Мария поступила в танковое училище, а в сентябре 1943-го увидела «Боевую подругу». В первом же бою бригада Октябрьской огнем и гусеницами опрокинула противника. Когда началось новое наступление, удар снаряда повредил гусеницу. Октябрьская приняла решение: ремонтировать «Подругу» прямо на поле боя, несмотря на огонь. Но ее ранило осколком снаряда. 15 марта 1944 года Мария Октябрьская скончалась. Посмертно ей присвоено звание Героя Советского Союза. А «Боевая подруга» оставалась в строю до Победы. (1, 2)

Хотелось бы отметить, что среди наших женщин-Героев есть единственная женщина-иностранка — 18-летняя Анеля Кживонь, стрелок женской роты автоматчиков женского пе­хотного батальона 1-й Польской пехотной дивизии Войска Польского. Звание присвоено посмертно в ноябре 1943 г.[12]

Анеля Кживонь, имеющая польские корни, родилась в селе Садовом Тернопольской области Западной Украины. Когда началась война, семья эвакуировалась в Канск Красноярского края. Здесь девушка работала на фабрике. Несколько раз пыталась уйти на фронт добровольцем. В 1943 году Анелю зачислили стрелком в роту автоматчиков 1-й Польской дивизии имени Тадеуша Костюшко. Рота охраняла штаб дивизии. В октябре 1943 года дивизия вела наступательные бои в Могилевской области. 12 октября, во время очередного авиаудара немцев по позициям дивизии, стрелок Кживонь несла службу на одном из постов, укрывшись в небольшом окопе. Вдруг она увидела, что от взрыва загорелась штабная машина. Зная, что в ней находятся карты и другие документы, Анеля бросилась спасать их. В крытом кузове она увидела двух солдат, оглушенных взрывной волной. Анеля вытащила их, а потом, задыхаясь в дыму, обжигая лицо и руки, стала выбрасывать из машины папки с документами. Она делала это, пока машина не взорвалась. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 ноября 1943 года ей посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. (Фото предоставлено Красноярским краеведческим музеем. Наталья Владимировна Барсукова, к.и.н., доцент кафедры истории России СФУ)

200 женщин-воинов были награждены орденами Славы II и III степени. Четверо женщин стали полными Кавалерами Славы. Мы практически никогда в последние годы не называли их поименно. В год 70-летия Победы повторим их имена. Это Надежда Александровна Журкина (Киек), Матрена Семеновна Нечепорчукова, Данута Юргио Станилиене, Нина Павловна Петрова. Свыше 150 тыс. женщин-воинов были награждены орденами и медалями советского государства.

Цифры, пусть даже не всегда точные и полные, которые были приведены выше, факты военных событий свидетельствуют, что история еще не знала такого массового участия женщин в вооруженной борьбе за Родину, какое показали советские женщины в годы Великой Отечественной войны. Не будем забывать, что женщины также проявили себя героически и самоотверженно в тяжелейших условиях оккупации, встав на борьбу с врагом.

В тылу врага в конце 1941 г. партизан было только около 90 тыс. Вопрос численности — это особый вопрос, и мы ссылаемся на официальные опубликованные данные. К началу 1944 г. 90% партизан составляли мужчины и 9,3% женщины. Вопрос о численности женщин-партизанок дает разброс в цифрах[12]. По данным более поздних лет (очевидно, по уточненным данным), всего в годы войны в тылу насчитывалось свыше 1 млн. партизан. Женщины среди них составляли 9,3%, т. е. свыше 93000 чел.[14] В этом же источнике есть и другая цифра — свыше 100 тыс. женщин[15]. Есть еще одна особенность. Процент жен­щин в партизанских отрядах был не везде одинаковым. Так, в отрядах на Укра­ине он составлял 6,1%, в оккупированных районах РСФСР — от 6% до 10%, на Брянщине — 15,8% и в Белоруссии — 16%[16].

Наша страна гордилась в годы войны (и сейчас тоже гордится) такими ге­роинями советского народа, как партизанки Зоя Космодемьянская, Лиза Чай­кина, Антонина Петрова, Аня Лисицина, Мария Мелентьева, Ульяна Громова, Люба Шевцова и другими. Но о многих до сих пор не знают или мало знают из-за многолетних проверок их личностей. Большой авторитет у партизан завоевали девушки — медицинские сестры, врачи, партизанки-разведчицы. Но относились к ним с определенным недоверием и с большим трудом допуска­ли к участию в боевых операциях. Первое время широко распространено было в партизанских отрядах мнение, что девушки не смогут быть подрывниками. Однако десятки девушек освоили это сложное дело. Среди них Анна Калаш­никова, руководитель подрывной группы партизанского отряда на Смоленщи­не. Софья Леванович командовала подрывной группой партизанского отряда в Орловской области и пустила под откос 17 эшелонов противника. Украинская партизанка Дуся Баскина имела на своем счету 9 пущенных под откос враже­ских поездов[17]. Кто вспоминает, кто знает эти имена? А в годы войны их фамилии знали не только в партизанских отрядах, их знали и боялись оккупанты.

Там, где действовали партизанские отряды, уничтожавшие фашистов, дей­ствовал приказ генерала фон Рейхенау, который требовал для уничтожения партизан «…применять все средства. Всех захваченных партизан обоего пола в военной форме или в гражданской одежде публично вешать»[18]. Известно, что особый страх у фашистов вызывали женщины и девушки — жительницы сел и деревень в районе, где действовали партизаны. В своих письмах домой, по­павших в руки Красной Армии, оккупанты писали откровенно, что «женщи­ны и девушки действуют словно закаленнейшие воины… В этом отношении нам пришлось бы многому поучиться». В другом письме обер-ефрейтор Энтон Прост в 1942 г. задавался вопросом: «Долго ли еще придется нам вести такого рода войну? Ведь нам — боевой части (Западный фронт п/п 2244/Б. — Н.П.) здесь противостоит все гражданское население, в том числе женщины и дети!.."

И как бы подтверждая эту мысль немецкая газета «Дейче Альгеймейне Цайтунг» от 22 мая 1943 г. утверждала: «Даже безобидные с виду женщины, собира­ющие ягоды и грибы, крестьянки, направляющиеся в город, являются парти­занскими разведчицами…»[19] Рискуя жизнью, партизанки выполняли задания.

Согласно официальным данным, на февраль 1945 г. 7800 женщин-парти­занок и подпольщиц получили медаль «Партизану Отечественной войны» II и III степени. 27 партизанок и подпольщиц получили звание Героя Советского Союза. 22 из них награждены посмертно[20]. Мы не можем с уверенностью ска­зать, что это точные цифры. Число награжденных значительно больше, так как процесс награждения, точнее, рассмотрения повторных представлений о на­граждении продолжался и в 90-е годы. Как пример может быть судьба Веры Во­лошиной.

Вера Волошина

Девушка была в той же разведгруппе, что и Зоя Космодемьянская. Обе они в один и тот же день ушли на задание разведотдела Западного фронта. Волошина была ранена и отстала от своей группы. Попала в плен. Казнена была, как и Зоя Космодемьянская, 29 ноября. Судьба Волошиной долго оставалась неизвестной. Благодаря поисковой работе журналистов были установлены обстоятельства ее пленения и гибели. Указом Президента Российской Федерации в 1993 г. В.Волошиной (посмертно) присвоено звание Героя России.

Вера Волошина

Прессу чаще интересуют цифры: сколько подвигов совершено. При этом часто ссылаются на цифры, учтенные Центральным штабом партизанского движения (ЦШПД).

Но о каком точном учете можно говорить, когда подпольные организации возникали на местах без всякого указания ЦШПД. В качестве примера можно назвать известную всему миру комсомольско-молодежную подпольную организацию «Молодая гвардия», которая действовала в г. Краснодон в Донбассе. До их пор идут споры о ее численности и о ее составе. Число ее членов колеблется от 70 до 150 человек[21].

Было время, когда считалось, что чем численность организации больше — тем она была результативней. И мало кто задумывался над тем, как могла большая молодежная подпольная организация действовать в условиях оккупации, не выдав свои действия. К сожалению, целый ряд подпольных организаций ждет своих исследователей, потому что о них написано или мало, или вообще почти ничего. А ведь в них скрыты судьбы женщин-подпольщиц.

Осенью 1943 г. Надежде Троян и ее боевым подругам удалось совершить приговор, вынесенный белорусским народом.

Елена Мазаник, Надежда Троян, Мария Осипова

За этот подвиг, который вошел в анналы истории советской разведки, Надежде Троян, Елене Мазаник и Марии Осиповой было присвоено звание Героя Советского Союза[22]. Имена их обычно вспоминают не часто.

К сожалению, наша историческая память имеет ряд особенностей и одна из них забывчивость к прошлому или «невнимание» к фактам, диктуемое разными обстоятельствами. Мы знаем о подвиге А.Матросова, но почти не знаем о том, что 25 ноября 1942 г. во время боя в деревне Ломовочи Минской области партизанка Р.И.Шершнева (1925) закрыла собой амбразуру немецкого дзота, став единственной женщиной (по другим данным — одной из двух), совершивших подобный подвиг[23]. К сожалению, в истории партизанского движения есть страницы, где идет только перечисление боевых операций, число участвовавших в ней партизан, но, как говорят, «за кадром событий» остается большинство тех, кто конкретно принимал участие в реализации партизанских рейдов. Называть сейчас всех нет возможности. О них, рядовых, — живых и мертвых, — вспоминают редко, несмотря на то, что они живут где-то рядом с нами.

За суетой повседневной жизни в последние несколько десятилетий наша историческая память к повседневности прошедшей войны несколько потускнела. О рядовых Победы пишут и вспоминают нечасто. Вспоминают, как правило, только тех, кто совершил подвиг, уже запечатленный в истории Великой Отечественной войны, все меньше и меньше, да и то в безликой форме о тех, кто был рядом с ними в одном строю, в одном бою.

Римма Ивановна Шершнева — советская партизанка, закрывшая своим телом амбразуру вражеского дзота. (по некоторым данным, такой же подвиг повторила лейтенант медицинской службы Нина Александровна Бобылева, врач партизанского отряда, действовавшего в районе Нарвы).

Еще в 1945 г., в ходе начавшейся демобилизации девушек-воинов, звучали слова, что о них, девушках-воинах, мало писали в годы войны, а теперь, в мирное время могут и вообще забыть. 26 июля 1945 г. в ЦК ВЛКСМ прошла встреча девушек-воинов, закончивших службу в Красной Армии, с председателем Президиума Верховного Совета СССР М.И.Калининым. Сохранилась стенограмма этой встречи, которая названа как «беседа М.И.Калинина с де­вушками-воинами»[24]. Не буду пересказывать ее содержание. Обращаю ваше внимание, что в одном из выступлений Героя Советского Союза летчицы Н.Меклин (Кравцовой) был поставлен вопрос о необходимости «популяриза­ции героических дел, благородства наших женщин»[25].

Выступая от имени и по поручению девушек-воинов Н.Меклин (Кравцо­ва) сказала то, о чем говорили и думали многие, сказала то, о чем говорят и сейчас. В ее выступлении был как бы набросок плана, что еще было не расска­зано о девушках, женщинах — воинах. Надо признать, что и сейчас актуаль­но то, что было сказано 70 лет назад.

Заканчивая свое выступление Н.Меклин (Кравцова) обратила внимание на то, «что почти ничего у нас не написано и не показано о девушках — Героях Отечественной войны. Кое-что написано, это написано о девушках-партизанках: Зое Космодемьянской, Лизе Чайки­ной, о краснодонцах. О девушках же Красной Армии и Флота ничего не на­писано. А ведь это, пожалуй, было бы приятно и для тех, кто воевал, было бы полезно и для тех, кто не воевал, и важно для нашего потомства и истории. Почему бы не создать документальный фильм, кстати сказать, ЦК комсомо­ла давно думал сделать это, в котором отразить женскую боевую закалку, как, например, при обороне Ленинграда, отразить лучших женщин, работающих в госпиталях, показать снайперов, девушек-регулировщиц и т.д. По-моему, ли­тература и искусство в этом отношении в долгу перед девушками-воинами. Вот, в основном все, что я хотела сказать»[26].

Наталья Федоровна Меклин (Кравцова)

Эти предложения были реализованы частично или не в полном объеме. Время поставило на повестку дня другие проблемы, и многое из того, что предлагали девушки-воины в июле 1945 г., ждет своих авторов сейчас.

Война одних людей разводила в разные стороны, других сближала. На вой­не были разлуки и встречи. На войне была любовь, были измены, все было. Но ведь война соединила на своих полях мужчин и женщин разного возрас­та, в своем большинстве молодых и здоровых людей, которые хотели жить и любить, несмотря на то, что смерть была на каждом шагу. И никто никого на войне за это не осуждал. Но когда война закончилась и на родину начали воз­вращаться демобилизованные женщины-воины, на груди которых были орде­на, медали и нашивки о ранениях, гражданское население нередко бросало им в глаза оскорбления, называя «ППЖ» (походно-полевая жена), или ядовитые вопросы: «За что получила награды? Сколько имела мужей?» и т. д.

В 1945 г. это получило широкое распространение и вызывало даже у демо­билизованных мужчин широкий протест и полное бессилие, как с этим бо­роться. В ЦК ВЛКСМ начали поступать письма с просьбой «навести в этом вопросе порядок». В ЦК ВЛКСМ был намечен план по затронутому вопро­су — что делать? В нем отмечалось, что «…мы не всегда и не везде достаточно пропагандируем в народе подвиги девушек, мало рассказываем населении) и моло­дежи о том огромном вкладе, который сделан девушками и женщинами в нашу победу над фашизмом»[27].

Надо отметить, что тогда планы составлялись, лекции редактировались, но острота вопрос практически не снижалась долгие годы. Девушки-воины стеснялись надевать свои ордена и медали, снимали с гимнастерок и прятали в коробочки. А когда у них подросли родившиеся дети, то детишки перебирали дорогие награды и играли ими, часто не зная, за что получили их матери. Если в годы Великой Отечественной войны о женщинах-воинах говорили в сводках Совинформбюро, писали в газетах, выпускали плакаты, где была женщина-воин, то чем дальше уходила страна от событий 1941—1945 гг., тем реже звуча­ла эта тема. Определенный интерес к ней появлялся лишь в преддверии 8 мар­та. Исследователи попытались найти этому объяснение, но с их толкованием нельзя согласиться по ряду причин.

Существует мнение, что «точкой отсчета в политике советского руководства по отношению к женской памяти о войне» является речь М.И.Калини­на в июле 1945 г. на встрече в ЦК ВЛКСМ с девушками-воинами, демобили­зованными из Красной Армии и Военно-Морского флота. Речь называлась «Славные дочери советского народа». В ней М.И.Калинин ставил вопрос об адаптации демобилизованных девушек к мирной жизни, о поиске своих про­фессий и т.д. И при этом советовал: «Не зазнавайтесь на своей будущей практической работе. Не вы говорите о своих заслугах, а пусть о вас говорят — это лучше»[28]. Со ссылкой на работу немецкой исследовательницы Б.Физелер «Женщина на войне: ненаписанная история», эти приведенные выше слова М.И.Калинина интерпретировались российской исследовательницей О.Ю.Никоновой как рекомендация «демобилизованным женщинам не хвастаться своими заслугами»[29]. Возможно, немецкая исследовательница не поняла смысла слов Калинина, а русская исследовательница, выстраивая свою «концепцию», не удосужилась прочитать на русском языке публикацию речи М.И.Калинина.

В настоящее время предпринимаются попытки (и довольно успешно) пересмотреть проблему участия женщин в Великой Отечественной войне, в частности, что двигало ими, когда они подавали заявления о зачислении в Красную Армию. Появился термин «мобилизованный патриотизм». В то же время остается ряд проблем или не полностью исследованных сюжетов. Если о женщинах-воинах пишут чаще; особенно о Героях Советского Союза, о жен­щинах трудового фронта, о женщинах тыла обобщающих работ все меньше и меньше. Очевидно, забывается, что в войне можно было «участвовать не­посредственно, и можно было участвовать, работая в промышленности, во зеевозможных военных и тыловых учреждениях»[30]. В СССР, оценивая вклад, несенный советскими женщинами в защиту Родины, руководствовались словами Генерального секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева, который сказал: «Образ женщины-бойца с винтовкой в руках, у штурвала самолета, образ санитарки или врача с погонами на плечах будет жить в нашей памяти как свет­лый пример самоотверженности и патриотизма». Правильно, образно сказа­но, но… где женщины тыла? Какова их роль? Напомним, что то, о чем писал М.И.Калинин в статье «О моральном облике нашего народа»[31], опубликован­ной в 1945 г., непосредственно относится и к женщинам тыла: «…все преды­дущее бледнеет перед великой эпопеей нынешней войны, перед героизмом и жертвенностью советских женщин, проявляющих гражданскую доблесть, вы­держку при потере любимых и энтузиазм в борьбе с такой силой и, я бы ска­зал, величественностью, каких никогда не наблюдалось в прошлом»[32].

О гражданской доблести женщин тыла в 1941—1945 гг. можно сказать словами М.Исаковского, посвященных «Русской женщине» (1945):

…Да разве ж об этом расскажешь —
В какие ты годы жила!
Какая безмерная тяжесть
На женские плечи легла!..

Но без фактов нынешнему поколению это трудно понять. Напомним, что под лозунгом «Все для фронта, все для победы!» трудились все коллективы со­ветского тыла. Совинформбюро в самое тяжелое время 1941—1942 гг. в сво­их сводках наряду с сообщениями о подвигах советских бойцов сообщало и о героических делах тружеников тыла. В связи с уходом на фронт, в народное ополчение, в истребительные батальоны численность мужчин в народном хо­зяйстве России к осени 1942 г. упала с 22,2 млн. человек до 9,5 млн.[33]

Ушедших на фронт мужчин заменили женщины и подростки.

Среди них было 550 тыс. человек домохозяек, пенсионерок, подростков[34]. В пищевой и легкой промышленности удельный вес женщин в военные годы составил 80-95%. На транспорте более 40% (к лету 1943 г.) составляли женщины. Во «Все­российской книге памяти 1941—1945 гг." в обзорном томе приведены интерес­ные цифры, которые не нуждаются в комментариях, о возрастании по стране доли женского труда, особенно в первые два года войны. Так, среди машини­стов паровых машин — с 6% в начале 1941 г. до 33% в конце 1942 г., машини­стов компрессоров — соответственно с 27% до 44%, токарей по металлу — с 16% до 33%, сварщиков — с 17% до 31%, слесарей — с 3,9% до 12%. В конце войны женщины Российской Федерации составляли 59% рабочих и служащих республики вместо 41% накануне войны[35].

На отдельные предприятия, где до войны работали исключительно муж­чины, пришло до 70% женщин. Не было в промышленности предприятий, цехов, участков, на которых бы не работали женщины, не стало таких про­фессий, которые не освоили бы женщины; удельный вес женщин в 1945 г. со­ставил 57,2% по сравнению с 38,4% в 1940 г., а в сельском хозяйстве — 58,0% в 1945 г. против 26,1% в 1940 г. Среди работников связи он достиг 69,1% в 1945 г. Удельный вес женщин среди рабочих и учеников промышленности в 1945 г. по профессиям сверловщиц и револьверщиц достиг 70% (в 1941 г. был 48%), а среди токарей — 34%, против 16,2% в 1941 г.[36] В 145 тыс. комсомольско-молодежных бригадах страны было занято 48% женщин от общего числа молодежи. Только в ходе соревнования за повышение производительности труда, за изго­товление сверхпланового вооружения для фронта свыше 25 тыс. женщин были награждены орденами и медалями СССР[37].

Рассказывать о себе, своих подругах, с кем делились своими радостями и бедами, женщины-воины и женщины тыла начали спустя годы после окон­чания войны. На страницах этих сборников-воспоминаний, которые публи­ковались на местах и в столичных издательствах, речь шла в первую очередь о героических военных и трудовых подвигах и очень редко о повседневных трудностях военных лет. И только спустя десятилетия начали называть вещи своими именами и не стесняясь вспоминать, какие трудности выпали на долю советских женщин, как им приходилось их преодолевать.

Хочется, чтобы наши соотечественники знали следующее: 8 мая 1965 г. в год 30-летия Великой Победы Указом Президиума Верховного Совета СР Международный женский день 8 марта стал праздничным нерабочим днем[38] «в ознаменование выдающихся заслуг советских женщин… в защите Родины в годы Великой Отечественной войны, их героизма и самоотверженности на фронте и в тылу…».

Обращаясь к проблеме «Советские женщины в годы Великой Отечественной войны», мы понимаем, что проблема необычно широка и многогранна и все охватить невозможно. Поэтому в представленной статье поставили одну задачу: помочь человеческой памяти, чтобы в памяти народа навсегда сохранился «образ советской женщины — патриотки, бойца, труженицы, солдатской матери»[34].



ПРИМЕЧАНИЯ

[1] См.: Закон о всеобщей воинской обязанности, [от 1 сентября 1939]. М., 1939. Ст. 13.

[2] Правда. 1943. 8 марта; Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. М-1. Он. 5. Д. 245. Л. 28.

[3] См.: Женщины Великой Отечественной войны. М., 2014. Раздел 1: официальные документы свидетельствуют.

[4] РГАСПИ. Ф. М-1. Он. 5. Д. 245. Л. 28. Цитируем по стенограмме встречи в ЦК ВЛКСМ с демобилизованными девушками-воинами.

[5] Великая Отечественная война, 1941—1945 гг.: энциклопедия. М., 1985. С. 269.

[6] РГАСПИ. Ф. М-1. Он. 53. Д. 17. Л. 49.

[7] Великая Отечественная война. 1941—1945 гг.: энциклопедия. С. 269.

[8] См.: Женщины Великой Отечественной войны.

[9] Великая Отечественная война, 1941—1945 гг.: энциклопедия. С. 440.

[10] Там же. С.270.

[11] URL: Famhist.ru/Famlrist/shatanovskajl00437ceO.ntm

[12] URL: http://ria.ru/zinoviev-club/20150205/1046060409

[13] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 13. Л. 73.

[14] Великая Отечественная война, 1941—1945 гг.: энциклопедия. С. 530.

[15] Там же. С.270.

[16] URL: 0ld. Bryanskovi.ru/projects/partisan/events.php?category-35

[17] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 53. Д. 13. Л. 73–74.

[18] Там же. Д. 17. Л. 18.

[19] Там же.

[20] Там же. Ф. М-7. Оп. 3. Д. 53. Л. 148; Великая Отечественная война, 1941—1945 гг.: энциклопедия. C. 270; URL: http://www.great-country.ra/rabrika_articles/sov_eUte/0007.html

[21] Подробнее см.: «Молодая гвардия» (г. Краснодон) — художественный образ и историческая реальность: сб. документов и материалов. М, 2003.

[22] За медицинские кадры: орган 1-го МГМУ. 2013. 24 окт. С. 9.

[23] Герои Советского Союза [Электронный ресурс]: [форум]. URL: Poker Strategy.com

[24] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 5. Д. 245. Л. 1–30.

[25] Там же. Л. 11.

[26] Там же.

[27] Там же. Оп. 32. Д. 331. Л. 77–78. Выделено автором статьи.

[28] Taм же. Оп. 5. Д. 245. Л. 30.

[29] См.: Физелер Б. Женщины на войне: ненаписанная история. Берлин, 2002. С. 13; URL: http://7r.net/foram/thread150.html

[30] Калинин М. И. Избранные произведения. М., 1975. С. 315.

[31] Тaм же. С. 401.

[32] Там же.

[33] Всероссийская книга памяти, 1941—1945 гг. М., 2005. Обзорный том. С. 143.

[34] Великая Отечественная война 1941—1945 гг.: энциклопедия. С. 270.

[35] Всероссийская книга памяти, 1941—1945 гг. Обзорный том. С. 143.

[36] РГАСПИ. Ф. М-1. Оп. 3. Д. 331 а. Л. 63.

[37] Там же. Оп. 6. Д. 355. Л. 73.

[38] Цит.: по: Большая советская энциклопедия. 3-е изд. М., 1974. Т. 15. С. 617.

[39] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Изд. 8-е, доп. М., 1978. Т 11. С. 509.



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2616
20428
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика