«…Жить так, чтобы и после смерти не умирать»

«…Жить так, чтобы и после смерти не умирать»

15 февраля 2016 года мы отметили 110 лет со дня рождения сына татарского народа, поэта Мусы Джалиля.

Я нашла в своей домашней библиотеке сборник стихов Мусы Джалиля «Красная ромашка», книга издана более 30 лет назад, бумага желтая, но когда начинаешь ее читать, забываешь про это. Это наиболее полное издание произведений поэта, но кроме этого здесь и автобиография Мусы Джалиля, его письма, воспоминания о нем и даже его завещание.

Прочитав книгу, понимаешь, что за сухими строчками биографии поэта в Википедии открывается короткая, но полная событий жизнь смелого и талантливого человека.

О нем, как о любом человеке можно писать: родился, учился в медресе, затем комсомол, литературный институт, творчество, семья, дочка…

Но есть дата, которая разделила жизни миллионов людей на до и после. 22 июня 1941 года. По зову Родины Муса Джалиль становится в ряды ее защитников.

Уходя на войну, поэт, прощаясь с друзьями и близкими, пишет стихотворения «Разлука», «Прощай, моя умница»

«… Чтоб нашего счастья врагам не отдать,
Тебя я покинул, родная…
Я — раненный — грудью вперед упаду,
Дорогу врагу преграждая.
Спокоен и радостен будет мой сон,
Коль жизнь подарю я отчизне,
А сердце бессмертное в сердце твоем
Забьется, как билось при жизни
Прощай, моя умница.
Этот привет
Я с ветром тебе посылаю,
Я сердце тебе посылаю свое,
Где пламя не меркнет, пылая».

Уже с июля 1942 года от него престали приходить письма его родным и знакомым, перестали поступать в редакцию газет и журналов его стихи. Джалиль пропал без вести. Нет, не мог он просто пропасть. И, действительно, через много лет люди узнали правду о Мусе Джалиле. Но по его стихам можно было проследить его путь.

В стихотворении «Волшебный клубок», написанном за несколько месяцев до казни, Джалиль говорил:

Как волшебный клубок из сказки,
Песни — на всем моем пути…
Идите по следу до самой последней,
Коль захотите меня найти!

И идут люди по следам его песен, его стихов, чтобы найти в них подробности героической жизни поэта, расшифровать последние страницы биографии.

Что делать?

Отказался от слова,
От последнего слова друг-пистолет.
Враг мне сковал полумертвые руки,
Пыль занесла мой кровавый след…

Так писал Джалиль в июле 1942 года. Значит, Муса был тяжело ранен и его, обессиленного, захватили враги. Действительно, именно в это время на Волховском фронте шли неудачные для нас бои.

А потом были такие стихи:

Бараков цепи и песок сыпучий
Колючкой огорожены кругом.
Как будто мы жуки в навозной куче:
Здесь копошимся. Здесь мы и живем.

Это описан лагерь для военнопленных, в котором томился Джалиль, откуда с надеждой глядел на далекий лес, где, он знал, скрываются партизаны.

Там на ночь, может быть, товарищ «Т»
Большое дело замышляет,
И чудится — я слышу в темноте,
Как храбрый саблю направляет.

В стихах высказываются затаенные мысли:

Только одна у меня надежда:
Будет август. Во мгле ночной
Гнев мой к врагу и любовь к отчизне
Выйдут из плена вместе со мной.

Теперь нам известно, что в августе Джалиль хотел поднять восстание в лагере, но ему это не удалось.

Тянулись долгие месяцы следствия, допросов, пыток. Но ничто не могло сломить воли поэта и его сподвижников. Суд над группой Джалиля состоялся в марте 1944 года. Однако почти полгода томились они еще в камерах смертников, с часу на час ожидая казни

Джалиль всем своим существом ненавидел фашизм. С горьким упреком писал он о стране Алман — о гитлеровской Германии.

И это страна великого Маркса?!
Это бурного Шиллера дом?!
Это сюда меня под конвоем
Пригнал фашист и назвал рабом?!
И стенам не вздрогнуть от «Рот фронта»?
И стягу спартаковцев не зардеть?
Ты ударил меня, германский парень,
И еще раз ударил… За что? Ответь!


«Перед приговором» , 1954 г. художник Якупов Х.А.

Муса Джалиль был казнён на гильотине 25 августа 1944 года в тюрьме Плётцензее в Берлине.

Не преклоню колен, палач, перед тобою,
Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей.
Придет мой час — умру. Но знай: умру я стоя,
Хотя ты голову отрубишь мне, злодей.

В 1946 году МГБ СССР завело розыскное дело на Мусу Джалиля. Он обвинялся в измене Родине и пособничестве врагу. В апреле 1947 года имя Мусы Джалиля было включено в список особо опасных преступников.

Весть о поэте принесли и советские солдаты, штурмовавшие Берлин и захватившие тюрьму Моабит. Во дворе, среди разных бумаг, они нашли вырванную из какой-то книги страницу, на которой было написано: «Я, татарский поэт Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму за политическую работу против фашистов и приговорен к смертной казни…» Сама по себе эта записка уже служила свидетельством того, что поэт и в плену не сложил оружия, остался верен своему воинскому долгу. Затем на одном из блокнотов со стихами Джалиля обнаружили надпись, сделанную его рукой:

«Другу, который умеет читать по-татарски и прочтет эту тетрадку. Это написал известный татарскому народу поэт Муса Джалиль. Испытав все ужасы фашистского концлагеря, не покорившись страху сорока смертей, был привезен в Берлин. Здесь он был обвинен в участии в подпольной организации, в распространении советской пропаганды… и заключен в тюрьму. Его присудят к смертной казни. Он умрет. Но у него останется 115 стихов, написанных в заточении. Он беспокоится за них… Если эта книжка попадет в твои руки, аккуратно, внимательно перепиши их набело, сбереги их и после войны сообщи в Казань, выпусти в свет как стихи погибшего поэта татарского народа. Это мое завещание. Муса Джалиль. 1943. Декабрь».

В 1946 бывший военнопленный Нигмат Терегулов принёс в Союз писателей Татарии блокнот с шестью десятками стихов Джалиля. Через год из советского консульства в Брюсселе пришла вторая тетрадь. Из Моабитской тюрьмы её вынес бельгийский участник Сопротивления Андре Тиммерманс. Он сидел в одной камере с Джалилем в Моабитской тюрьме. В их последнюю встречу Муса сказал, что его и группу его товарищей-татар скоро казнят, и отдал тетрадь Тиммермансу, попросив передать её на родину.

Был ещё один сборник стихов из Моабита, его привёз бывший военнопленный Габбас Шарипов. Терегулов и Шарипов были арестованы. Терегулов погиб в лагере. Габбас Шарипов отбыл наказание (10 лет), затем жил в Волгоградской области.

В январе 1946 года в советское посольство в Риме турецкий подданный татарин Казим Миршан принёс ещё одну тетрадь. Сборник отправлен в Москву, где след его потерялся. Сборник передали в министерство иностранных дел, затем в МГБ, затем в СМЕРШ. C 1979 поиски этих тетрадей не дали результатов

В тюрьме он создал 115 поэтических произведений Первая моабитская самодельная записная книжка размером 9,5×7,5 см содержит 60 стихотворений. Второй моабитский блокнот — тоже самодельная записная книжка размером 10,7×7,5 см. В ней содержится 50 стихотворений. Эти тетради хранятся в Государственном объединенном музее Республики Татарстан. До сих пор неизвестно, сколько же было всего тетрадей.

«Моабитская тетрадь» попала в руки поэту Константину Симонову, который организовал перевод стихов Джалиля на русский язык, снял клеветнические наветы с поэта и доказал патриотическую деятельность его подпольной группы. Статья К. Симонова о Мусе Джалиле была напечатана в одной из центральных газет в 1953 году, после чего началось триумфальное «шествие» подвига поэта и его товарищей в народное сознание. Немалую роль в реабилитации Мусы Джалиля сыграл и его друг, писатель Гази Кашшаф.

В 1956 году посмертно был удостоен звания Героя Советского Союза, в 1957 году стал лауреатом Ленинской премии. В 1966 году отмечался первый юбилей поэта, организованный в колхозе, названном его именем, на его родине, в селе Мустафино, где присутствовали многие знаменитые писатели и родственники из разных стран.


Открыты памятники поэту в Моске и Казани и еще в 9 городах России, его имя носит маленький город и театр, улицы, библиотеки и школы.

Он живет в своих стихах, живет в благодарной памяти современников…

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
1129
4322
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика