Светлое будущее глазами фронтовиков

Светлое будущее глазами фронтовиков

Автор: Жукова Ольга Германовна — кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории Московского гуманитарного университета, член Союза писателей России и Союза журналистов Москвы.

Среди документов военной поры, дошедших до нас благодаря архивам, можно выделить значительный массив, который редко привлекает внимание исследователей, интересующихся конкретной, узкой исторической проблематикой. Так как эти документы касаются, той истории, которая, увы, не свершилась, образно говоря, истории будущего, истории неосуществимых проектов, неосуществленной истории. Но именно этот неизвестный пласт исторических знаний может быть необычайно полезен обществу сегодня. Сегодня малосведущая в истории молодежь зачитывается так называемой альтернативной историей, фантазиями о приключениях «попаданцев» в прошлое. И рассказ о том, каким представлялась нашим предкам будущая счастливая мирная жизнь, каким образом хотели бы они увековечить память о войне и Победе, может помочь нам, сегодняшним, продвинуться в понимании глубинных мотивов поведения наших дедов и прадедов, объяснить их устремления, рассказать о самых сокровенных чаяниях.

Вопреки представлениям последних десятилетий о том, что большинство советских людей представляло собой серую запуганную массу, боящуюся «слово молвить» перед начальством, а тем более, проявлять инициативу, документы свидетельствуют, что советские люди военной поры были готовы и брать ответственность на себя, и обращаться к власти с самыми разными предложениями и пожеланиями. И особенно трогательно, что к далекому будущему, к прекрасной послевоенной мирной жизни были обращены их мечты, и уже тогда заботила их память о войне, которую считали они необходимым донести до потомков.

Уроженец г. Мелитополя, выходец из семьи железнодорожника Иван Яковлевич Кошечкин, вступивший в ВКП (б) в 1924 г. в возрасте 18 лет, писал в сентябре 1943 г. самому И.В.Сталину, как Председателю СНК СССР:

«Среди больших дел по защите государства от вероломно напавшего врага, мне кажется, нужно считать, что дни Отечественной войны войдут в далекое грядущее, на уроках которых будут учиться десятки поколений. Каждый день, а иногда и минута рождает героев, отваге которых позавидовали бы в старые и средние века. И каждый этот день нужно запечатлеть. Настало время для организации при Совнаркоме Союза ССР Комитета по делам увековечивания героики Отечественной войны. В Комитет посадить людей, любящих свою отчизну, которые бы работали по-фронтовому и не упустили бы ничего. Нужно, чтобы их работа охватывала не только крупные города, но и колхозные поселки, боевые качества генерала и рядового солдата».

Далее И.Я.Кошечкин переходит совсем уж на командный тон и указует, что на Комитет по его мысли следует возложить целый комплекс мероприятий: «Создание в городах монументов, памятников достойных времени, типа Мавзолея В.И.Ленина, Стены коммунаров (Париж), Гранитных глыб Марсова поля (Ленинград) или даже (внимание! — О.Ж.) Могилы неизвестного солдата (в другом значении и форме)». Иван Яковлевич считает необходимым: «вывешивание перед воротами заводов, зданиями учреждений, сельсоветов почетных списков умерших на фронте с отметкой их роста, ранений, наград; установку мемориальных досок в цехах, учреждениях в честь погибших смертью храбрых с описанием их героических поступков. Наименование городов, улиц, конструкций машин лицами, датами событий. Создание календаря Отечественной войны. Выявление национальных героев. Посещение возвращенных городов и оформление материалов об их борьбе с немецкими оккупантами. Увековечивание городов-героев и организация музеев Отечественной войны. Подготовку материалов для оформления торжеств в героические дни. Составление тематики исторических и мемуарных произведений».

И если предложение по увековечиванию памяти павших с «отметкой их роста» может вызвать улыбку, то прозорливости автора письма, говорящего о создании Могилы неизвестного солдата, городов-героев и многом другом, осуществленном в будущем, можно только восхититься.

Цели Комитета представляются Кошечкину в воспитании: «среди сегодняшнего и будущих поколений преданности Родине, смелости, безграничной любви к Армии. Чтобы каждый считал, что первой заповедью жизни — защита государства, чтобы чувство презрения к врагу было сильнее всех чувств. Чтобы, как в древние времена Греции и Вавилона при появлении мальчика на свет считалось пределом человеческой радости, торжеству не было границ, что прибавился новый защитник отчизны».

 

Рабочие документы. Проект музея городов-героев в Москве: эскизы и планы башен, ситуационные планы, разрезы. Архитектор Г.А.Градов. 1944-1945 годы (источник)

И совсем уж как о решенном деле рассуждает автор письма: «В своей работе Комитет связан с правительством, фронтовыми организациями, писателями, архитекторами, художниками, Комитетом, возглавляемом тов. Шверником, и другими организациями, активно связанными с героикой Отечественной войны. Мне кажется, для будущего организация такого Комитета имеет большое государственное значение и своевременна. Я с радостью поделюсь своими мыслями и практическими действиями при организации этого важного дела».

К письму прилагается и справка на Кошечкина Ивана Яковлевича, проживающего: ст. Хромпик, дорога им. Кагановича, Новотрубный завод. Соцгородок, 2-й каменный дом, кв. 4. С 1933 года, по окончании Свердловского металлургического института, Кошечкин работал на Первоуральском новотрубном заводе, на момент написания письма — возглавлял металлургическую лабораторию завода. В 1935 году изучал трубопрокатное производство в Англии, Франции и Швеции. А в 1943 году среди других работников завода ему присуждена Сталинская премия 1-й степени «За коренное усовершенствование технологии производства минометных труб и деталей боеприпасов». Награжден орденом Трудового Красного Знамени. Словом, человек достойный во всех отношениях и мечтает масштабно!

В декабре 1943 г. И.В. Сталину, В.М.Молотову и Г.М.Маленкову приходит письмо из Башкирии от секретаря Обкома ВКП (б) С.Игнатьева и Председателя СНК БАССР Вагапова. Руководители автономной республики сообщают, что 23 марта 1944 г. исполняется 25 лет со дня образования Башкирской Автономной Советской Социалистической Республики и просят разрешить празднование юбилея: «С 20 по 31 марта провести в г. Уфе декаду смотра профессионального искусства и художественной самодеятельности трудящихся Башкирии». …Ознаменовать 25-летие со дня образования БАССР Сооружением в городе Уфе памятника народному герою Салавату Юлаеву».

В этом же письме руководители республики мечтают о строительстве кинотеатра на 1000 мест к 1945 г., Дома социалистической культуры в Сталинском районе Уфы, бальнеологического курорта «Янган-тау» — горячие источники горы «Янган-тау». И просят обязать Наркомат авиационной промышленности СССР освободить в ближайшие два года Дом Пионеров г. Уфы, временно занятый авиационным институтом.

В апреле 1944 г. И.В. Сталину пишет докладную записку художник, бывший старший инженер научно-экспертной группы проектной мастерской строительства Дворца Советов М.А.Абрамов. Его идея: «В городе Москве, как столице Союза ССР, и городах Киеве, Минске, Тбилиси и т.д., как столицах союзных республик, устраиваются флаг-башни.

Флаг-башня, высотой 350 метров. Проект инженера М.Абрамова (источник)

…На основании разрабатываемого для этого статута, в отдельные дни, связанные с тем или иным событием или актом отдельного героя, на всех флаг-башнях повсеместно, или на части из них по логической принадлежности, поднимаются в ознаменование событий или героя — флаги, причем, ознаменованием этим охватывается героика не только наши дней, но и нашего славного исторического прошлого. Одновременно флаг-башни могут быть использованы как мощные радио-установки».

В мае 1944 г. инвалиды войны: полковник Н.Чибизов, майор Тостоновский, ст. лейтенант Сарычев, лейтенант Палашков, ст. лейтенант медслужбы Фаерт пишут Верховному Главнокомандующему, маршалу Советского Союза Сталину:

«Совет инвалидов Отечественной войны офицерского состава Ленинского района города Москвы шлет Вам сердечный привет и пожелания долгих лет жизни на радость и счастье всего советского народа. …Близится час освобождения нашей священной Родины и полного уничтожения фашистской нечисти во всем мире. И тогда снова на всей советской земле, освобожденной от гитлеровской тирании, будет реять знамя свободы, знамя непобедимости русского отечества.

Пройдут столетия, а народ наш будет в своем сердце носить ненависть, будет проклинать фашистских ядовитых змей, которые пролили реки крови ни в чем неповинных советских людей, которые хотели отнять свободу и онемечить нашу священную Родину. …Наша героическая эпопея в борьбе с немецко-фашистскими ордами войдет в историю, как одна из священных величайших страниц многовековой книги борьбы за Великую Родину — Русь…

Мы живем и работаем и для славы, и для труда. Наша борьба, наша слава достойна сталинской эпохи и ей в истории будет отведено самое почетное место, которое еще не знало в истории человечество. Поэтому вся борьба и все достижения советского народа, как в науке, так и в технике войдут в историю как самое светлое воспоминание у поколений, которые будут не только написаны в книгах, но и оставлены нашим великим народом грандиозными сооружениями, монументами, скульптурами и художественными работами…Живя мыслью об увековечивании героической борьбы и побед над гитлеровской военной машиной, мы, — Совет Инвалидов Отечественной войны офицерского состава Ленинского района г. Москвы — обращаемся к Вам, наш любимый Нарком, Маршал Советского Союза товарищ СТАЛИН с просьбой о создании ИСТОРИЧЕСКОГО ПАМЯТНИКА — ПАРКА «ГЕРОИКА ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ВОЙН» — достойной сталинской эпохи».

Проект парка-мечты потрясает воображение громадьем планов ветеранов, и начинаешь понимать, что мыслью этой они именно жили!

Удивительно, что некоторые идеи фронтовиков нашли свое воплощение лишь в Москве XXI в. И явилась «эстакадная подвесная железная дорога», предложенная ими, прообразом легких линий метро и моно-рельса, а лифты и эскалаторы стали обычным явлением развлекательных и торговых центров. Некоторые идеи осуществлены в мемориальном комплексе на Поклонной Горе, в последние годы превращающемся по сути именно в мемориал Отечественных войн, где мы вспоминаем о наших героях всех исторических эпох. И это правильно!

Только вот самое главное — образовательная и воспитательная функции проекта-мечты до сих пор остались почти не востребованными. А как современно и актуально звучат предложения ветеранов в этой области! Восхитимся же полету мечты фронтовиков, помнящих пепелища сожженных деревень и руины разрушенных городов.

Они считали, что в парковой зоне «необходимо иметь детские технические станции, мастерские: авиа-авто-мото-моделизма, радио-связи, натурализма, фото, музыки и др. Построить детскую железную дорогу, поезда Вальднера, Ермольчука и др. строительства, необходимые для усовершенствования идейного воспитания и развития…».

В зоне отдыха, зрелищ и развлечений должны быть: «летние и зимние театры, кино, цирки, фабрики-кухни, рестораны, кафе, кафетерий, киоски, палатки и т.п. Аллея аттракционов, танц-площадки, катки — зимние и летние, и прочие виды развлечений. Выдающимся здесь должен быть летний театр, вмещающий 30-50 тыс. зрителей.

Для коммунального обслуживания посетителей мечталось создать особые средства передвижения: «движущиеся панели, эстакадные ж.д., троллейкары, эскалаторы, лифты, авто, водный и жел.дорожный транспорт», для чего необходимо построить свои силовые станции, используя виды канала Москва-Волга (одновременно эта станция должна освещать электроэнергией павильоны, монументы, помещения и всю территорию парка).

Для общего осмотра всей панорамы парка «ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ВОЙН»; необходимо построить по замкнутой окружности эстакадную, подвесную железную дорогу с поездами Вальднера высота которой будет 30-50 метров (с посадочными станционными перронами, эскалаторами, лифтами, подъемниками и прочими железнодорожными строительствами).

…Средства передвижения вне парка: метро, троллейбусы, троллейкары, трамваи, авто, железнодорожный и водный транспорт. А еще «построить авто-гаражи с площадками для стоянки машин, мастерские для мелкого ремонта и бензохранилища на 30-50 тыс. легковых машин» - вот это, видимо, «услышали», столичные градоначальники XXI в., озаботившись подземными гаражами и «карманами» вдоль проезжих дорог столицы.

Ветераны предлагали избрать территорией строительства «учитывая грандиозность и историческую важность Сталинского монумента «ПАРКА ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ВОЙН»…, Химкинский речной вокзал и часть канала Москва-Волга с водохранилищем, прилегающим к каналу. Наметить строительство парка в этом же районе на площади 400-500 га».

Надо отдать должное фронтовикам — некоторые наметки с экономической точки зрения они тоже сделали, предположив, что средства для строительства парка можно собрать «путем отдельных сборов целевых постановок зрелищных предприятий, лотерей и добавочных часов работы на предприятиях и в учреждениях СССР. Можно также выпустить заем строительства парка «Героика Отечественных войн», сроком на 6-8 лет (согласно ассигнуемой суммы)».

И понятно трогательное желание авторов проекта порадеть о своем брате-инвалиде войны: «Для обеспечения парка «Отечественных войн» его павильонов и выставок высококвалифицированными лекторами, массовиками и гидами, необходимо организовать институты и курсы по подготовке потребного количества данного контингента. Институты и курсы укомплектовать преподавательским составом из числа видных деятелей науки и искусства. При приеме слушателей в эти институты и на курсы необходимо отдать должное преимущество инвалидам Отечественной войны, так как данные товарищи (согласно их военным специальностям) знают технику вооружения и ее действие на полях сражения в совершенстве. Этим мероприятием мы дадим возможность тысячам наших вчерашних бойцов и офицеров ныне инвалидов Отечественной воны, непосредственно воспитывать в народе примеры беспредельного героизма русского солдата и офицера в защите своего отечества»…

Увы, резолюция от А.А.Андреева на 10-страничном письме-предложении ветеранов, адресованная А.С.Щербакову и Г.Ф.Александрову гласит: «Надо поговорить (тактично) с авторами письма, что сейчас и в ближайшее время перед страной стоят более насущные задачи».

Прорисовка макета музея-выставки трофеев отечественной войны в Центральном парке культуры и отдыха им. Горького. 1943 год (фото: gpinfo.mka.mos.ru)

 

Выставка трофейной техники. Москва, парк культуры и отдыха имени М. Горького. 1943 г.

Остались в недрах архива и мечты о будущем, высказанные в августе 1944 г. в письме в ЦК ВКП (б) подполковником Андреем Александровичем Заплотынским. Сообщившем о себе: «Родился в 1906 г. русский. В 1936 г. окончил Донецкий Индустриальный институт в г. Сталино Донбасс, горный мастер угольщик. Работал немного в Подмосковье и затем в Донбассе. Затем в Наркомтопе УССР, перед войной был главным инженером облтопа Львовской области, где строил буроугольные шахты. В армии служил в 28-30 году и был в запасе и вновь в Красной Армии с 1941 г. с 22.6 и с того времени на фронте. Член ВКП(б) с января 1943 г.»

Фронтовик объясняет сбивчиво:…Я помню бои за Львов, Золочев, за Тарнополь. Я помню, все то, что делалось в те дни. Я помню, как мы друг друга спрашивали: «Что же это такое, что же будет дальше?» Я помню, как оставляли Подволочиск, Волочиск. Помню, что подходили к Проскурову и как к нему подходили…

И вот помню, в те дни, я был тогда в составе мотоинжбата и мы непрерывно перемещались от места к месту работ, числа 7 июля в моих руках очутилась газета, где было выступление т. Сталина от 3 июля 1941 г.

Я знаю, что когда я его прочел, я понял, то, что произошло и происходит и что надо делать. И потом я видел, что мы не одни, — подчиненные сами себе и волне движения на восток. После этого выступления все стало делаться иначе, по-другому. Только слова Сталина, сжатые и скупые могли сделать то, что они сделали, обладая способностью войти в душу каждого человека и его рассудок, и у кого воля спряталась, выгнать ее и поставить на место…

Я скажу и так: Какое ошеломляющее впечатление произвел приказ т. Сталина №0227 в августе 1942 г. Ведь буквально через несколько дней Армия стала другой, хотя в ней остались те же люди. …и мы долго часто между собой говорили по тому или иному, что происходило у нас: «Это потому, что был приказ 0227». Этот приказ был движущей силой, событием осени 1942 года под Сталинградом. С этим приказом Армия отстояла Сталинград и устроила новую могилу немцам.

…Когда я прочел, что Правительством учрежден орден «Победа» я подумал: чей будет первый орден? Наверное, Сталину! И вот вскоре прочел, что первые ордена Победа вручаются маршалу Василевскому, маршалу Жукову. Почему же не т. Сталину? Я спросил себя и сам себе ответил: — Сталин очень скромный человек и наверно поэтому. Но т. Сталин так много сделал! И вот на днях опубликован был указ о награждении т. Сталина орденом Победа. Я так скажу, что я почувствовал и подумал — я этому был рад так, как будто это со мной. ...Я так скажу, мне немного, но один раз в жизни, знакомо чувство радости награде, узнать о награждении так было у меня, когда лежа в госпитале, узнал, что награжден Красной Звездой…

И так же, как был рад своему ордену Красная Звезда, которая для меня теперь самый дорогой предмет в жизни, за которую я могу отдать свою жизнь, но никому ее не отдам, пока я дышу, я так же был рад за т. Сталина, что он награжден…

…И вот я думаю, что т. Сталину ордена Победа мало. Он заслуживает особый орден. Какой? Такой, который бы был только у него одного. Орден т. Сталину от народа! Его, этот орден, сделать один. Сделать его из золота и платины (основу) и в ней всю его поверхность сделать из сочетания бриллиантов (многокаратных) жемчужин, рубинов. Из платины лицо Ленина в профиль. Ниже составить эмблему из золота и платины о войне. Вся основа — пятиконечная звезда — и на всем фоне надпись «От народа — Сталину».

Понятно ликование ветерана, вызванное общим победным подъемом в стране, предчувствием прекрасной мирной жизни. Понятно и желание задуматься о только что пережитом страной и заглянуть в далекое будущее, представить себе, что будут знать о войне молодые поколения. Ветеран вспоминает, что довелось ему видеть «памятник в виде колонны с орлом» на месте Полтавской битвы и проводит параллели с днем сегодняшним: «Врагу удалось пройти на землю нашей страны. И вот если взять от севера до юга и провести линию по крайним точкам продвижения немцев вглубь нашей страны, то это будет линия, граница, может в разных местах разная по времени, но линия, с которой началось движения Победы над врагом. И вот мне думается, что можно на дорогах идущих с Востока на Запад (на больших дорогах на жел. дорогах, у особых мест), где эта линия их пересекает — соорудить постументы, отмерив места, куда народ не пустил врага дальше, и откуда началось движение Победы».

«Постумент» видится фронтовику «колонкой из камня на цементе, в местах, где камня нет, из железобетона... Табличка с текстом, говорящим о том, что дальше враг не был пущен». А нужно это, потому что «будет время, когда будут люди, которые не жили ещё на свете в наши дни и они должны видеть эти места увековеченными».

Какая красивая, простая и очевидная идея! И, как оказалось, не одному подполковнику Заплотынскому пришла она в голову. Сталинградец, полковник в отставке Анатолий Вениаминович Козлов, с которым автору довелось быть знакомой лично, рассказывал, как целых два месяца шёл пешком, отступая от Харькова до Сталинграда, имея в нагрудном кармане гимнастёрки «предписание» знакомого штабиста, встреченного где-то под Каменец-Шахтинским: «На Сталинград!», под бомбёжками и пулемётными очередями «мессеров», теряя случайных попутчиков-беженцев, которым помогал катить тележки с нехитрым скарбом и нести детей.
Встречал на своём пути и дезертиров, купившихся на вражеские листовки с призывом «Штык — в землю!» И потому, когда вышел приказ №227 (названный в армии «Ни шагу назад!») с требованием отдавать под суд военного трибунала струсивших, отправлять, по примеру немецкой армии, в штрафбаты, а линию фронта укрепить от дезертиров и диверсантов, как у немцев, заградительными отрядами, лейтенант Козлов, как и подполковник Заплотынский, не посчитал его жестоким.

Уже на самых подступах к Сталинграду лейтенант Козлов встретил своих — выпускников Грозненского пехотного училища. Почти все они погибнут у села Васильевка, но не пропустят врага. Запомнились ему слова командира 158-й танковой бригады, сказанные бойцам: «Будем стоять, братцы, до последнего... После Победы, думаю, нам здесь памятник поставят».

И потому уже на склоне лет полковник Козлов добился установки памятника пехотинцам-грозненцам, отыскал где-то на стрельбище старый танк ИС-3, служивший мишенью, с группой единомышленников отремонтировал его и перевёз на место командного пункта героической танковой бригады на Жорашевский курган. А ещё, будто услышав через годы мечту подполковника Заплотынского, установил полковник Козлов с соратниками по всей Сталинградской области скромные постаменты-колонки из бетона с текстом, что именно на этих рубежах обороны был остановлен враг! Вот такое мистическое совпадение через года!

Миллионы фронтовиков и тружеников тыла мечтали в ту пору увидеть своими глазами главный Монумент Победы. Конечно, представлялось им, что будет он возведен в столице нашей Родины — Москве. Конечно, на одной из центральных и заметных площадей. И вот тут понимаешь, что, согласились бы власти на это, совсем иным выглядел бы сегодня такой привычный ансамбль Кремля и Красной площади.

 

"Арка героев". Монумент героическим защитникам Москвы. (Л.Павлов. 1942) Что удивительно, газета «Литература и искусство» в самый разгар войны сообщила о том, что заканчивается конкурс на монументы героям Великой отечественной войны. Возможно, сооружение монумента планировалось после завершения войны. Кстати, автор проекта арки предложил воплотить своё творение прямо на Красной площади. Сзади виднеется Дворец Советов, о нём позднее (источник).

Архитектор из Армении Г.Р.Мушегян безапелляционно писал в мае 1944 г. в Москву: «Для расположения памятника Красная площадь должна быть расширена путем сноса зданий, потерявших значение для Москвы. Новая площадь будет иметь размеры 450 х 350 метров. С обеих сторон, по длине площадь застраивается зданиями общественного значения. Квартал, расположенный напротив Кремля, предназначается для музея отечественной войны». В центре расширенной Красной площади, по оси мавзолея В.И.Ленина, архитектор предполагал возвести памятник Победы, и создать вокруг него «новую кольцевую магистраль (по счету первую в системе колец Москвы)».

Памятник «в форме многогранной, ступенчатой, усеченной пирамиды с широким основанием, которое покоится на высоком круглом пьедестале в центре прямоугольного сквера, находящегося на одном уровне с Красной площадью. К круговой площадке пьедестала ведут с четырех сторон широкие (16 м) лестницы, а с углов — такие же широкие пандусы. Лестницы поднимаются далее с площадки пьедестала на верхнюю площадку пирамиды, прерываясь промежуточными площадками. …На верхней площадке устанавливается монументальная 22 метровая богатырская гранитная фигура советского воина. …В монументальных скульптурных группах на постаментах по обеим сторонам лестниц, будут изображены боевые подвиги разных родов войск и национальных войсковых соединений, наиболее значительные события Великой Отечественной войны, а также трудовые подвиги советских людей в тылу. На верхней площадке устанавливаются бронзовые русские пушки».

Из совсем уж оригинальных архитектурных решений: «Склон пирамиды в промежутках между лестницами покрыт газоном, оживляющим памятник и придающим ему настроение радости и жизни. Подпорные стены по всему периметру украшаются нишами и родниками в них. У подножия пирамиды, по оси восьми отдельных граней, устроены мощные фонтаны и бассейн, расположенные в сквере. Таким образом, создается радостное сочетание камня, бронзы, зелени и воды. Лестницы создают возможность подняться до подножья фигуры воина, откуда с высоты 33 метров открывается панорама на столицу по всем направлениям».

Столь глобально и монументально нафантазировав в центре Москвы, архитектор вдруг вспоминает о главном предназначении Красной площади — проведении парадов. И потому сообщает, что в проекте «предлагается на место здания Исторического музея, своей громоздкой массой подавляющего и мешающего движению — соорудить триумфальную арку победы, под которой победители будут проходить на площадь в дни советских праздников. Триумфальная арка по форме и композиции дополняет ансамбль всей площади — этого социалистического форума прекрасной столицы великого Союза ССР».

Борис Михайлович Иофан (1891-1977). Академик академии архитектуры СССР и академии художеств СССР. Выдающийся архитектор и видный ученый в области архитектуры (написано более 120 печатных работ), народный архитектор СССР. Автор всемирно известных павильонов СССР на международных выставках 1937 г. в Париже и 1939 г. в Нью-Йорке, кинотеатр "Ударник", Берсеневскую набережную, санаторий "Барвиха", многих станций метро в Москве. Именно его проект победил в конкурсе на строительство Дворца Советов в Сталинграде, который проводился перед войной.

В декабре 1944 г. оживилась творческая фантазия и знаменитого архитектора Б.М.Иофана, видимо, еще не осознавшему, что его амбициозному проекту Дворца Советов с гигантским монументом В.И.Ленину на вершине, на месте взорванного Храма Христа Спасителя уже не суждено быть реализованным.

Он предлагает власти «Эскиз монумента для торжественной встречи победоносных частей Красной Армии и Военно-Морского флота» — «шестнадцать пилонов, по числу союзных республик, завершенных венком славы». По замыслу архитектора «в центре воздвигается пятигранная колонна, завершенная скульптурой «Фронт и Тыл». …Скульптура представляет собой композицию из красноармейца и рабочего со знаменами победы на фронтах и в тылу. На знаменах барельефы Ленина и Сталина. …По своему композиционному замыслу архитектура монумента должна быть радостно-победной, торжественной, открытой и приглашающей».

Эскиз Монументы Победы на месте здания Исторического музея архитектора Б.Иофана. 1947 год (фото: gpinfo.mka.mos.ru)

Архитектор предлагает два возможных варианта возведения монумента. Либо «у начала аллеи Дворца Советов, на пути демонстраций, идущих на Красную площадь». Либо «здание Исторического музея передвигается на Никольскую улицу, и монумент сооружается на освободившемся месте, являясь триумфальным началом Красной площади».

Автору вспоминаются дискуссии в обществе конца 80-начала 90-х гг. ХХ в. о месте возведения главного монумента Победы, шумные выставки в Манеже, где представлялись разнообразные эскизы и предложения, как от маститых специалистов, так и от рядовых граждан. Вспоминается, что самым безнадежным и несбыточным казался тогда проект воссоздания Храма Христа Спасителя, который, по замыслу сторонников этой идеи, мог стать не только памятником первой Отечественной войны 1812 г., но и памятником Великой Отечественной. Разве можно было тогда предположить, что самый фантастический проект окажется самым реальным? Правда, уже совсем в другой стране… И только сейчас, наконец, выкристаллизовывается идея настоящего Парка Отечественных войн на Поклонной горе, где находится место и монументам Великой Отечественной, и Первой Мировой, и Отечественной войне 1812 г., и Афганской. Где чествуются российские герои всех национальностей, где выставляется легендарная техника и вооружения, где объединились, наконец, победный дух и светлая память о погибших наших героях.

Б.М.Иофан. Конкурсный проект Пантеона — Памятника Вечной Славы Великих людей Советской страны  в Москве. Девиз "Проект Идея". 1953-54 гг. Интерьер главного зала (источник). 

Картон для росписи зала-фойе, посвященного Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. (Б.М.Иофан). На картоне изображены два героя Сталинградской битвы: командир 64 армии генерал М.С.Шумилов и командир 3 гвардейского кавалерийского корпуса генерал И.А.Плиев (источник)

Но так же важно и сохранение памяти об ушедшем фронтовом поколении на, так сказать, семейном, родном уровне. К сожалению, автор может свидетельствовать, как коллекционер — в последние годы все больше можно встретить в свободной продаже свидетельств войны — письма, фото, открытки. От них избавляются нерадивые потомки, ничтожная часть массива этих уникальных документов попадает в музеи.

Что думали о будущем простые советские граждане, переживавшие войну? У них были самые простые, человеческие мечты. «Родная голубоглазка! — признаётся Калерии Сидоренко из Саратова супруг Александр, — к тебе направляю я свои каракули, написанные левой рукой, т.к. правой ещё не владею... Прошёл год, а сколько изменений... Ничего, теперь мы научились ценить жизнь и эта наука даром не пройдёт. Если буду жив, то уж больше не буду тратить сил и знаний на пустяки... А в общем, вся наша дружба состояла из ожиданий. Ожидание, когда будем вместе, ожидание из экспедиций, а теперь вот ожидание возвращения с войны. «А у тебя такая профессия, она состоит из разлук и дорог,» — помнишь, когда-то ты говорила мне? Кавка! Я нисколько не жалею, что наша жизнь сложилась так...»

Юная ленинградка Л.Зельман, находясь в эвакуации, в интернате, очень скучает по маме: «Мамочка, ты знаешь, какое продвижение на Ленинградском фронте и на Киевском? Это значит, что война идёт к концу. И мы скоро встретимся. И заживём по-старому. Мамочка, прошу тебя, береги своё здоровье... Ты напиши тёте Жене, может быть, она осталась жива. И кто-нибудь из твоей родни, может, остались живы. Мамочка, я хочу с ребятами ехать в Ленинградское ремесленное училище, когда будут наборы... а то очень хочется жить с мамочкой, которую я уже не видела 2 с половиной года, и вообще, хочется увидеть наш родной и любимый Ленинград».

Курсант ленинградского мореходного училища Хрульков в письме к отцу и сестре в Хакасию, датированном июнем 1944 г., объясняет, почему в программе училища «особенно большой упор на иностранные языки»: «Нам, офицерам флота, придётся частенько бывать за границей, а там, смотря на нас, будут судить о русском народе в целом, то нам и стараются вдолбит в голову «сию премудрость». И зря, по-моему, «некоторые гражданские» говорят так: «учись, учись — инженером станешь, а не доучишься — офицером будешь». У нас сейчас проявляют большой интерес к повышению культурного уровня морского офицера. Сейчас на каждом шагу можно услышать слова адмирала Нельсона (жизнь которого показана в картине «Леди Гамильтон»): «Нельзя стать хорошим морским офицером, не соединив в себе практического знания матроса с благородными привычками джентльмена». И я приветствую это. Давно пора взяться за наше воспитание. Ведь ты же знаешь, чему нас учили в школе. Школа давала нам только некоторое образование. …Вот потому-то наша молодежь, выходя из школы, в большинстве своём видела только то, что пред ними «раскинулось море широко», а что «волны бушуют вдали» этого никто почти не видел. А сейчас, мне кажется, и в школах стало по-другому. Ведь разделение школы на мужские и женские гимназии тоже кое-что значит. …Думаю, что и преподавание там тоже ново. …Да, папа, я тебе хотел написать одну забавную вещицу. Для тебя может быть это и новость. Ты знаешь, что сейчас морскому офицеру запрещено жениться на девушке, не имеющей хотя бы среднего образования. Это кажется маленько смешным, но вместе с этим это послужит неплохим средством для поднятия культурного уровня, хотя бы будущего нашего поколения. Ты должен согласиться, что в воспитании детей мать играет довольно большую роль».

…В героическом фронтовом поколении даже в дни самого отчаянного положения на фронтах жила несокрушимая вера в Победу. Хотя в стране победившего материализма не принято было рассуждать на тему, что мысль материальна. Но именно эта удивительная способность советских людей направлять энергию своей мысли и мечты в будущее помогла им одолеть страшного врага. Провидчески прав был советский писатель Федор Гладков, заметивший ещё в первые годы Советской власти в романе «Цемент»: «Будущее — в мозгах, настоящим оно становится в мускулах»...  Пожалуй, в этой простой и доходчивой формулировке кроется важнейшее слагаемое того «чуда Победы», о котором сегодня так модно говорить, часто абстрагируясь, не замечая величия, даже святости, ежедневного ратного и трудового подвига, сотворившего его.

Главное здание МГУ. Архитекторы: Л.Руднев, П.Абросимов, С.Чернышёв, А.Хряков, инженер-конструктор В.Насонов. Строительство 1949—1953 годы

Но не забудем и о том, что верящее в силу мысли и мечты поколение, закаленное войной, смогло всего за два десятка лет восстановить разрушенную вражеским нашествием страну, выйти в космос, построить заводы-гиганты, крепить оборону страны и создавать величайшие произведений культуры.


Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2199
11042
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика