Ускользающая Победа

Ускользающая Победа

Автор Александр Олегович Русин — публицист и блогер. Союз народной журналистики (Новосибирск).

У тебя дед где воевал? На украинском? Киев освобождал? Хм… вот ведь… А у тебя? Крым? Вот! Вот то, что надо! Хотя… А где воевал у тебя? Освобождал Белоруссию? Ну вот же! Отлично! Минск? Хм… с Минском у нас сейчас какие-то ассоциации кривые… А у тебя? Ригу? Отлично! Впрочем, нет. Не отлично. Просто хорошо. А у тебя? Кунашир? Это где? Курилы? Хорошо… тоже хорошо…

А у тебя? С американцами встречался? На Эльбе? Врешь! Правда, что ли? Круто! Вот только с американцами у нас сейчас…

Ну может хотя бы у тебя? Варшаву освобождал? Ну да, что же еще… я даже не удивлен… нет, я верю, Варшава — самое оно… совершенно не удивлен…

Что же это происходит, а?

Наши деды освобождали-освобождали — Украину освободили, Белоруссию освободили, Минск, Ригу освободили, Варшаву, пол-Европы прошагали, пол-земли… до Берлина дошли, флаг над Рейхстагом водрузили, с американцами братались, мир от фашизма спасли…

Как же оно так получилось, что теперь все сначала начинать?

То ли деды как-то некачественно освободили, не до конца… впрочем, нет. Деды нормально освободили. Куда уже дальше было освобождать? И так пол-Европы контролировали, пол-земли.

Похоже, что не в дедах дело. Похоже, что дело в нас. Мы эту Победу как-то незаметно упустили. Не уберегли. Говорят, что на детях гениев природа отдыхает. Видимо на внуках героев природа тоже решила отдохнуть. Впрочем, не на всех. Немножко осталось. Особенно там, в Донбассе. Вы там, ребята, пожалуйста, не сдавайтесь. Не сдавайте Донбасс. Мы Союз не уберегли — мир, за который деды воевали, не уберегли завоеванную предками половину Европы, не уберегли Победу, добытую такой дорогой ценой…

Может быть у вас хотя бы получится, а? Хотя бы Донбасс. Может быть у вас получится уберечь свою долю Победы, а мы потом возьмем с вас пример…

Впрочем, когда это потом?

Три года вы уже там держитесь, а мы тут…

Мы тут тоже, в общем, держимся… только мы тут держимся за другое — за наши уютненькие норки в городах, которые делятся на умирающие и нерезиновые, причем за норки в самом нерезиновом городе мы держимся особенно сильно, двумя руками, мертвой хваткой. Держимся за работу, которую боимся потерять, особенно в Нерезиновой. А кто-то уже за остатки этой работы. Держимся за бизнес. А кто-то за его остатки. Держимся за наши кредиты, которые обязательно надо погасить, чтобы взять новые, поэтому надо двумя руками держаться за остатки работы…

Держимся за странные надежды на то, что все как-нибудь само образуется, если мы будем достаточно сильно держаться. НАТО наконец-то начнет отступать от границ России, если мы будем старательно смотреть по телевизору, как наш главнокомандующий жалуется на своих партнеров. Процентная ставка снизится, если мы будем с особым старанием платить проценты по текущим ставкам. Пенсии станут больше, если пенсионеров станет меньше… работы станет больше, если… если что? Если будем держаться за ее остатки?

Так и держимся… Держимся за огрызок России с гордостью за то, что он перестал уменьшаться и даже прирос Крымом, но при этом стараемся не замечать, как он медленно проедается изнутри. И еще держимся за что-то скользкое, на чем по официальной версии держится Россия, хотя на самом деле она не держится, а вертится на нем. Вернее ее вертят — те, кто сначала обкусал Россию снаружи, а теперь проедают ее изнутри. И мы за все это держимся. И чем крепче мы держимся, тем удобнее нас вертеть.

Но вы там все равно не сдавайте пока Донбасс. Может быть мы тут в конце-концов соскользнем… или наоборот с нас соскользнут… в общем, может быть тут кто-то с кого-то соскользнет и тогда…

Но пока нам тут есть еще, за что держаться — вы там тоже держитесь.

Так и будем держаться, каждый за свое, пока можем.

И только когда станет не за что держаться — мы снова окажемся вместе, нам снова будет нечего терять и… может быть тогда мы снова победим.

Победим, когда отступать будет некуда, когда Москва снова будет позади нас, а не впереди, когда будем идти в Москву как в последний бой, а не как на шабаш.

Видимо мы так устроены, что новую победу добываем только тогда, когда ничего не остается от старой. А пока от старой победы еще хоть что-то осталось — будем держаться за остатки, ведь остатки сладки…

Поэтому Победа, за остатки которой мы с таким упоением держимся и которую наше поколение пока ничем особенным не заслужило — будет все время ускользать, ускользать и ускользать от нас… пока не ускользнет до конца.

Источник



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
3004
9565
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика