«Зарницы», горны, барабаны, свет костра…

«Зарницы», горны, барабаны, свет костра…

Автор Владимир Викторович Волк — эксперт Центра Сулакшина.

Это кто там про вальсы Шуберта и хруст французской булки? Кто рассекает по Крыму на побегушках вслед за самопровозласившей себя великой княгиней всея Руси испанкой Машей Гогенцоллерн, чья родословная происходит из немецкой линии профессиональных оккупантов Рейха? Страдальцы за самодержавием, кнутом, пряником и кровавым воскресеньем, вообразившие себя вершиной человеческой пищевой цепочки?

Блестящий автомобиль, золотой крест на шее, жёлтые штаны и умение делать «ку» — далеко не показатель принадлежности к воспетому в романах высшему обществу. Потому что кроме пушкинского Онегина был ещё тургеневский Герасим, а кроме «Княжны Таракановой» была ещё «Кому на Руси жить хорошо», Салтыков-Щедрин, Козьма Прутков и Андрей Крылов. Классика, её реализм и натурализм, не из пальца высосаны, а своими шкурами выстраданы. Кто сказал современным фонвизинским недорослям, что их участь — балы, красавицы, лакеи, юнкера, а не курс церковно-приходской, лапти, плуг, да шестнадцать часов с кайлом в забое без самоспасателя и вентиляции?

Ах, да 1913 год… Такой упоительный, воспетый в опусах и даже советской статистике, имевшей обыкновение сравнивать свой рост производства с последним успешным годом капиталистического «потреблятства». Вы ведь взгляните, — вчерашние комсомольцы, браво валившие великую державу, они и ныне ропщут, сколько стоила банка варенья и ящик печенья тогда и сейчас, забывая о едва ли не самых высоких показателях детской смертности для Европы той эпохи. Жили, значится, не тужили, и вдруг, откуда не возьмись, революция, разрушившая такую сладкую идиллию. А народ взбунтовался не потому, что было плохо, а потому, что глупый и наивный, слушал всяких «госдеповских» нехороших правдорубов, вместо того, чтобы верить в высокие рейтинги монарха.

Как легко познавшие лёгкие деньги своих вороватых родителей юнцы списали в утиль и отреклись от всего самого светлого, доброго и искреннего, что было у наших дедов и отцов. Я получал на руки и порой беспечно тратил достаточно большие пачки шелестящих купюр. Но они не принесли в жизни того чарующего и трепетного волнения, которые ощутил много лет тому назад, когда представитель первой волны пионеров СССР ветеран Великой Отечественной войны на глазах всех школьных товарищей повязал на шее алый пионерский галстук. Вы не забыли, какой сегодня день? Это день создания Всесоюзной пионерской организации! Советские пионеры, кстати, не морщили носы, читая великих русских литераторов Пушкина и Лермонтова, Куприна и Гоголя, с придыханием изучали «Слово о полку Игореве» и историю средневековой Руси. Мы считали недопустимой позицию высокомерия по отношению к своему народу, жившему сто, двести или тысячу лет назад. Потому что это наша, русская кровь и плоть.

Именно на этом высокомерии в свое время погорели белые, впрочем, их идейных потомков это ничему не научило.

Почитайте поэму Александра Блока «Да, так диктует вдохновенье», написанную как раз в годы условно зафиксированного российского благоденствия — 1911–1914:

Да. Так диктует вдохновенье:
Моя свободная мечта
Всё льнет туда, где униженье,
Где грязь, и мрак, и нищета.
Туда, туда, смиренней, ниже, —
Оттуда зримей мир иной…

Ты видел ли детей в Париже,
Иль нищих на мосту зимой?
На непроглядный ужас жизни
Открой скорей, открой глаза,
Пока великая гроза
Всё не смела в твоей отчизне…

Жизнь простого народа никогда не была вымощена мрамором. Сталин уничтожил… Такой типичный лозунг. Пётр уничтожил четверть населения тогдашней России ради того, чтобы «прорубить окно в Европу» и защитить слабую страну от европейской колонизациии, однако же мы славим его, «простив» ему эту «цену окна». В современных кривых зеркалах персонифицирование террора находится где-то рядом с персонифицированием побед. Причем культ личности в исполнении «окостюмленного» и «омерседесенного» «поколения пепси» простителен, а культи личности, созданный дедами в кирзачах и на тачанках, носит знак минус. Почему?

Ложь, предательство, воровство, хитрость, наглость, пьянство и наркомания — это так диктует время и жизнь, а хождение строем под пионерский барабан, комсомольская путёвка и добровольческие отряды на ликвидацию чернобыльской аварии — это недопустимая советская пропаганда. Как же так? А помните ли вы, что такое «октябрятская звёздочка»? Не путать со значком с ликом юного Владимира Ульянова!

Каждый класс бывшей советской школы был разделён на своеобразные бригады по пять человек — по два мальчика и три девочки, или наоборот.

Соревновались мы не только в учёбе и спорте, но и в общественной жизни. «Звёздочками» сдавали макулатуру, собирали металлолом, убирали от снега и мусора выделенные школьные участки, ходили копать огороды к подшефным ветеранам, красили памятники, бордюры, сажали деревья, ремонтировали школьную мебель и инвентарь. Скажете — эксплуатация детского труда? Недопустимо, даёшь прокуратуру! Да полноте! Всё это наполняло радостью наши детские сердца — получить благодарность от старших товарищей за выполненную полезную работу на благо нашей Родины и советских людей. Или труд на благо Родины исчерпал себя, остались только интересы бизнеса? В конце учебного года лучшим классным «звёздочкам», их командирам и самым отличившимся активистам по результатам учёбы и труда полагались награды. Не деньги, не торты с «колой» и не кубки. А простые грамоты. Спросите у своих бабушек и дедушек, мам и пап, хранят ли они их? Дорожат ли? И услышите, что это самые ценные подарки, которые они когда-либо получали в жизни!

В моей школе училось более двух тысяч учеников. Линейка 19 мая: на огромной площади — стройные ряды октябрятских, пионерских и комсомольских отрядов, белые рубашки и фартуки, пилотки и фуражки, тюльпаны и гвоздики и море пылающих глаз. А на высоких парадных ступенях — орденоносные ветераны. Не ряженные. Ещё те, настоящие, вгрызавшиеся в сорок втором в промёрзшую глинистую почву Мамаева кургана, горевшие в танках на берегах Миуса и фотографировавшиеся у стен павшего Берлина. День пионерии был и для них большим русским праздником.

Я учился в третьем классе. Ещё все были октябрята. Можете ли вы представить, что такое стать первым пионером в своём классе, поднявшись на ступени для процедуры повязывания красного треугольного галстука? На год раньше всех! В жизни было много разных достижений и побед, успехов и приобретений, но гордость и счастье, которые я испытал в тот день, больше меня не посещали никогда в жизни. Как сейчас помню, что в первую очередь не в кафе с друзьями пошёл я «обмывать» новое звание, а к деду — по-пионерски отсалютовать, что его внук достоин его подвига.

Разве не упоительными были для нас пионерские ночи с пионерскими кострами, «зорьки», «зарницы», пионерлагеря, горны, знамёна, вымпелы, закаты и рассветы. Да и пионерские песни были не менее талантливыми, яркими и романтичными.

Что могут рассказать юные субкультурщики из сообществ поклонников самодержцев о своих переживаниях? Разве что в очередной раз ткнуть пальцем, что советской империи больше нет? Что за вздор? Древние союзы племён и народов, может быть, и рухнули, но империи новой истории были побеждены империями нового типа. И этот цикл вечен, пока живо человечество и пока жив русский народ-созидатель и пассионарий. Из слова СССР пропагандисты создали жупел, прикрывая им свои оголившиеся части тела и обмельчавшие души.

Да, СССР уже не вернёшь, как не возродишь ни дружины князя Святослава, ни губернаторства императрицы Екатерины. Но лучшее и самое человеческое, чтобы дала нам Страна Советов с её системой воспитания, перевоспитания и роста личности не заменят никакие песенные стенания про «любовь, шампанское, закаты, переулки». Иначе наш путь — не к высшим законам и ценностям человеческого бытия, а вырождение в «кин-дза-дзу».


  

 

 

 

 

 

 

 

 

  



Вернуться на главную


Comment comments powered by HyperComments
2719
13197
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика