Автаркия
Передача «Обретение смыслов»

 Цикл передач "Обретение смыслов". Выпуск №107. Автаркия. 

Степан Сулакшин: Добрый день. Сегодняшний термин, который мы будем изучать, − это термин, не очень широко используемый в рутинном словаре, да, в общем, и политическом публичном словаре его нечасто используют, термин автаркия. Чаще используют образные аналоги, такие, как железный занавес, изоляция, самоизоляция. Применяют это на сегодня в основном к Северной Корее, в историческом отношении, конечно же, к модели Советского Союза, особенно в отдельные периоды его истории, но термин очень важный, потому что он, несмотря на упрощенное восприятие, открывает очень серьезные смысловые пирамиды, глубины, цепочки такие взаимосвязанные, связанные с классическим набором государственно-управленческих технологий. Начинаем.

Вардан Багдасарян: Еще Аристотель говорил о двух различных, по сути, философиях хозяйствования. Одна философия хозяйствования – он определял это термином хрематистика – связана с получением прибыли. Если главное – получить прибыль, то тогда по этой логике страна должна специализироваться в мировом разделении труда, должна интегрироваться в это международное разделение труда, действительно, специализируясь на чем-то одном, прибыль, казалось бы, в мировом разделении труда можно получить больше. И именно так выстраивал свои рекомендации по отношению ко многим странам Международный валютный фонд, что специализация экономическая страны в международном разделении труда – это безусловное с этой позиции благо.

Но есть вторая философия хозяйствования. Вторую философию хозяйствования Аристотель определял, как домостроительство. Она говорит о том, что главное – сохранить свой дом, и когда возникают угрозы, что этот дом окажется в зависимости по отношению к другим системам и могут возникнуть политические риски, то не включенная специализированная на чем-то одном экономика может под влиянием этих продуцируемых из нее политических, да и экономических рисков рухнуть, то есть риски в открытой абсолютно системе повышаются. Начну с исторической развертки этого термина, ввел его в оборот впервые, по-видимому, Фукидид, древнегреческий историк. И тут важен был контекст его появления и введения, это был контекст – Фукидид описывал пелопонесские войны, Афины воевали с Спартой, а этот греческий пример классичен. И действительно афинская экономика была более развита, чем спартанская. Афины развивали активную внешнюю торговлю. В Аттике недостаточно плодородные почвы, поэтому Афины возили хлеб из северного Причерноморья. Они пошли по пути экономической специализации. Спартанцы были автаркийны, спартанцы не поддерживали внешнюю торговлю. Так вот грянула пелопонесская война и что сделали спартанцы, они перекрыли доступ хлеба в Аттику. Афины проиграли эту войну и были сломлены, экономически они оказались в уязвимом положении.

Далее эта теория уже в новое время развивалась. Фихте, его труд, он здесь сыграл важную роль, труд «Замкнутое торговое государство», вышедший в 1800 году. Потом принципиальную роль сыграл в раскрытии этого понятия Фридрих Лист, который говорил об автаркии больших экономических пространств. И многие государства выстраивали свою политику, причем те государства, которые у нас традиционно с либеральной экономикой связывают, например, Британская империя выстраивали политику в автаркизационной парадигме. Британская империя, и, в общем, создание этой империи и многие английские политики говорили об этом, что Британская империя должна быть самодостаточна. Британская империя, включая не только Англию, все ее колонии, должна обеспечивать себя самостоятельно, и тогда она будет независима по отношению к внешним вызовам. Потом в теории многих государств и стран реализовывался этот концепт. Конечно, можно по-разному относиться и понятно, что есть вещи, которые принципиально не должны быть приемлемы в истории фашизма, но были экономические определенные успехи, а теория фашистского государства выстраивалась тоже на построении модели независимой самодостаточной экономики, идее опоры на собственные силы, чтобы соответствующая государственная геоэкономическая система была самодостаточной и самовоспроизводилась.

Сейчас говорят об опыте Китая, мировом экономическом опыте Китая. Китай пошел по пути, в общем, интеграции в мировой рынок и достиг в этом определенных успехов, но есть и вторая сторона, которая тоже показывает высокие темпы роста − это Индия, но там модель совершенно другая. Там изначально так стратегия строилась индийская − это опора в большей степени на собственные силы. Опять-таки, мы скажем об этом ниже, о том, что

нельзя и некорректно говорить, нет ни единой страны, которая была бы абсолютно замкнута, нет ни единой страны, которая была бы абсолютно закрыта и открыта, поэтому тут речь должна идти об определенной мере автаркизации.

Вот Индия, в частности, проводила такую автаркизационную политику и это определенный успех ей принесло. Действительно, если одна страна принципиально превосходит другую по своим экономическим потенциалам, открывать той второй стране, которая уступает по этим потенциалам, открывать, предоставлять свободный доступ к товарам страны, которая находится в приоритете, – это, в общем, означает экономическую смерть для этой страны. И в принципе западная цивилизация на каком-то историческом этапе вышла вперед в массовом товарном производстве, в развитии технологий, и страны Востока, как естественную реакцию на эти западные вызовы, устанавливали модель закрытости. И Китай, и Япония под угрозой этой европейской колонизации устанавливали систему закрытого общества. В 17-м веке ввели японцы такую закрытую модель, и потребовалось прямое военное вмешательство Соединенных Штатов Америки, приплыли американские корабли в 1853 году к японским берегам, которые под угрозой обстрела Японии заставили торговать японцев, заставили силовым образом, потому что торговая открытость в данной геополитической развертке означала, по сути дела, гегемонию Соединенных Штатов Америки. Так же примерно открывали и Китай с помощью опиумных войн, развязанных Англией и ее сторонниками в отношении Китая.

Что касается России, Россия более других стран, учитывая природные ресурсы, учитывая территорию России, способна на автономное существование, она способна быть самодостаточной и не зависеть от внешнего мира, не зависеть от рисков и угроз этого мира.

И история России тоже в этом плане достаточно показательна и назидательна. И был опыт, который можно ставить и в плюс, и в минус. Был опыт, когда в период правления Александра Второго Россия пошла по пути большей открытости экономики, и что мы видим – принципиально иная политика при Александре Третьем. При Александре Третьем внешнеторговый оборот даже свертывается ниже, чем в предыдущее царствование, несмотря на общеэкономический рост. Темпы роста выше, российский экономический прорыв конца 19-го века при Александре Третьем, а между тем открытость системы снижается, то есть устанавливаются более жесткие таможенные пошлины и, в общем, две модели: одна – в сторону большей открытости, Александр Второй; вторая – в сторону большей закрытости, Александр Третий. И плюс при сравнении двух экономических моделей здесь мы видим по отношению к Александру Третьему. В канун Первой мировой войны главный торговый партнер был у нас Германия, и когда грянула Первая мировая война, оказалось, что российское военное производство в значительной степени зависит от немцев, многих комплектующих элементарно не хватало, и это был одним из факторов провала 1915 года. И только когда заработала (это потребует включения дополнительных ресурсов) собственно российская промышленность, несколько удалось изменить ситуацию в войне.

Гражданская война. Объективно волею исторических судеб так сложились взаимоотношения идеологические, в том числе, Россия − Запад, то есть установилась определенная автаркизационная система. И что мы видим? Индустриализация поразила весь тогдашний мир, потому что в тогдашнем мире это был, в общем, кризис, сначала великая депрессия, а Советский Союз реализовывал индустриализационную модель. И что мы видим в этот период, то есть Советский Союз всегда торговал и был комиссариатом внешней торговли. Но в этот период времени объемы торгового оборота с внешним миром снижаются. Значит, была проведена индустриализация, достигли соответствующих уровней объемов производств, и тогда торговый оборот вновь возрастает. Когда стали конкурентоспособны в отношении этих торговых вещей, то собственно, политический курс был изменен в другую сторону и наоборот. Ведь, опять-таки, хочу подчеркнуть, хотя мы говорим «железный занавес», но это в большей степени метафора, никакого, понятно, железного занавеса в абсолютном значении не было. Был определенный объем в экономике Советского Союза, связанный с внешней торговлей, примерно занимал 10% от ВВП, но в перестроечные годы этот баланс, эта мера автаркизация была нарушена, резко пошло увеличение зависимости от внешней торговли, и это резкое увеличение сказалось дестабилизирующим образом по отношению к собственной экономике: это и обрушение собственного производителя, а далее подсидка на нефтяную иглу и далее, далее эта зависимость увеличивается, а зависимость означала, в том числе, и периферийность российской экономики, а из периферийности экономики следовала и периферийность политической системы, и периферийность культуры, прочее…

И последнее, ставится вопрос… Хотя, как правило, говоря об автаркии, это говорят об экономической категории и об автаркизации в экономическом плане.

Есть постановка и более широкая вопроса, не только об экономической автаркизации. Есть постановка вопроса и о духовной автаркизации, о том, что опора самодостаточности в плане идеологического строительства, самодостаточность в плане выдвигаемой системы ценностей, об этом следует вести речь и, в том числе, о самодостаточности в отношении экономики, и самодостаточности в отношении культуры. Только самодостаточная страна способна выжить в системе геополитических давлений и вызовов.


Владимир Лексин: В любом словаре мы найдем определение «автаркия» (сейчас допускается и автаркИя, и автАркия, два ударения) как экономическая самодостаточность, причем абсолютная экономическая самодостаточность, поскольку она расшифровывается, как функционирование экономической системы в режиме замкнутой закрытой системы. И тут сразу, естественно, возникают сомнения, насколько фигурально все это нам преподносится, может ли вообще быть такая абсолютная автаркия в современном мире.

И да, мы знаем один пример такой сейчас, он есть, абсолютная автаркичная экономическая система как таковая − это мировая экономическая система.

Она абсолютно замкнута сама по себе, ни с космосом, ни с кем она не имеет никаких экономических связей, варится сама по себе и каким-то образом она выживает, настраиваясь внутри на замкнутую в пределах нашей планеты в планетарном масштабе такую деятельность. На самом деле, конечно, никакой абсолютной автаркической системы экономической сейчас не существует и, наверное, быть даже не может, не могу представить, где бы она сейчас могла быть. Но вот Вардан Эрнестович уже сказал, что нужно, наверное, думать несколько шире сейчас, слово «самодостаточность» – очень ответственное слово, особенно в условии тотальной глобализации. Устоять или сгладить каким-то образом последствия мировых кризисов, противостоять политическим воздействиям внешнеэкономическим, противостоять любой заразе, которая идет извне, можно только при разумной самодостаточности. Поэтому сейчас, наверное, разумное автаркическое установление было бы крайне полезно для многих стран, в том числе и для нашей страны, не в том числе, а в первую очередь. И сама по себе сейчас эта экономическая система встроена в любые другие, и поэтому речь, наверное, нужно вести о самодостаточности не только экономической, но и самодостаточности политической, о самодостаточности оборонной, о самодостаточности в сфере национальной безопасности, о самодостаточности энергетической, сырьевой и так далее, и так далее. Политическая самодостаточность, почему она так важна?

Это единственная, наверное, возможность проводить грамотную разумную внутреннюю политику, в том числе экономическую политику, не кидаться, как голодные звери на приманку, на любые международные приглашения, как таковые. Уже сейчас все аналитики говорят об ошибочности вступления в ВТО, ничего положительного это не дало и об этом, по-моему, даже уже однажды рассуждали здесь. То, что у нас во многих случаях примат международного права, примат международных договоров над собственным правом прописано в нашей Конституции, это тоже все знают. Вот все эти вещи сокращают то, что можно назвать политической самодостаточностью страны. Оборонная самодостаточность очень слабая в России сейчас. Очень многие комплектующие, электроника и прочее − это не наши собственные внутристрановые позиции, это необычайно сильно ослабляет нашу оборонную самодостаточность. Национальная безопасность, в плане только двух вещей скажу, это продовольственно-медицинской. Украина – 96%, за исключением кофе, бананов и апельсинов, может быть, свои собственные потребности во всех видах продовольствия себя реализует, очень близка к этому и Белоруссия, может быть, даже еще выше. В России это около 60%, это безобразие полное. И не нужно, наверное, никаких военных или каких-то действий против России, достаточно перекрыть эти каналы поступления до той поры, пока Россия не образумится и начнет в автаркическом режиме сама себя обеспечивать. Медицинские вещи тоже знаем, что это такое, до 80% многих самых важных субстанций поступает к нам из-за рубежа, хотя Россия по своему фармацевтическому потенциалу необычно сильна, и только лишь в одном Татарстане развитие такого рода кластеров могло бы решить эту проблему раз и навсегда.

Ну и, наконец-то, одежда, легкая промышленность и так далее. По-моему, однажды уже тоже в наших обсуждениях называлась эта цифра, это число все, что производит сейчас легкая промышленность в России, достаточно для того, чтобы четвертую часть населения одного города Москвы только одеть, все остальное это импорт.

Поэтому говорить об абсолютной автаркии, наверное, неразумно, но говорить о разумной самодостаточности, наверное, крайне важно и крайне важно для России вот теперешней, вот той, какой она стала в первых десятилетиях этого века нового.

Железный занавес. Лет 20 назад появился тогда еще в многотиражном журнале очень любопытный рассказ Исмаила Кадаре, он назывался «Стена». Там эта идеология, смотрители этой китайской стены, естественно, шунга с кочевником кутлугом, который все время нападает на эту стену, этот свой кусок там каким-то образом защищает. Приезжают инспекторы из музыкального управления секретного, который смотрит, как эта стена стоит и так далее. Но в конце выясняется, что именно кочевникам вот этой кочевой, номадической цивилизации, которая противостояла континентальному Китаю, ремонт этой стены был важнее, чем самому Китаю, потому что умные правители этой цивилизации говорили, что да, мы можем завоевать Китай своими мечами и стрелами, но он нас завоюет своим шелком, своими излишествами, своими прекрасными женщинами. И для номадической, кочевнической, скажем, суровой такой цивилизации это было бы, естественно, концом, то есть железный занавес как таковой – это очень любопытная такая вещь, в которой, как ни странно, заинтересована иногда, может быть, та цивилизационная составляющая или та страна, вокруг которой он воздвигнут.

И совсем недавно, наверное, недели две назад наша великая действительно, такая, я бы сказал, патриотично ориентированная певица, выступавшая на всех роскошных сценах мира, Елена Образцова на вопрос о том, что как же вам все время жилось в Советском Союзе, когда был железный занавес, когда доходили очень многие вещи музыкальные до вас и так далее. Она на это ответила: «Как хорошо было бы, если бы этот железный занавес сейчас воздвигся вокруг России, не стало бы проникать на территорию страны столько вот того мусора, который развращает всю нашу и молодежь, и детей, и всех остальных своим абсолютно низкокачественным, абсолютно непотребным культурным ширпотребом». И это говорит человек, который, еще раз скажу, полностью вписан в мировую культуру, это говорит человек, который заинтересован в том, чтобы вот то, что называется железным занавесом, в несколько ином варианте, это не полное ограждение, абсолютизации никакой здесь нет, как самозащита собственной страны, самозащита ее будущего от разного рода вот воздействия негативного характера. Иногда он бывает и полезен. Спасибо.

Степан Сулакшин: Автаркию обычно в существующих энциклопедических словарях относят к экономической сфере и такой максимумной классике категориальной. Говорят так: автаркия (от древнегреческого автаркия − самообеспеченность, самодостаточность) − это система замкнутого воспроизводства сообщества, подчеркиваю, замкнутого полностью, с минимальной зависимостью от обмена с внешней средой, это экономический режим самообеспечения страны, в котором минимизируется внешний товарный оборот. В современной экономической лекции автаркия обозначает экономику, ориентированную вовнутрь на саму себя, на развитие без связей с другими странами. В этом плане автаркия закрытая экономика, экономика, предполагающая абсолютный суверенитет. То есть обратите внимание на особенности, первое – чисто экономическое поле понятийное и второе – все взято в экстремумах таких полярных координатах, только самообеспеченность, только абсолютная изоляция без каких-либо связей и так далее, в этом ограниченность подхода. Ограниченность эта называется на самом деле схоластикой, которая отрывает категорию и порождаемую ею смысловую пирамиду от реалий, от практики, но, правда, при этом становится атрибутом манипуляции, политических риторик, трансформируется в так называемый железный занавес, который приписывается социалистической экономике, Советскому Союзу и так далее.

Поэтому такой подход неэффективен, малоинтересен, он не дает поля для строительства, для созидания и категориального смыслового и практического, например, государственно-управленческого, поэтому я не согласен с этим подходом. Не бывает никогда абсолютных проявлений ничего, это абстракция, не имеющая отношения к жизни. Модели абсолютизируют, но для чего, для того, чтобы понять законы закономерностей мира и применять их на практике, понимая, что модель − это всего лишь констатация доминант, выявления закона, а жизнь сложнее. Поэтому важна степень, мера, оптимальность и оптимизация, как технология социального управления или государственного управления. Если мы говорим о том, что автаркия имеет отношение к суверенитету страны, действительно так, то первое, надо понимать, что суверенитет базируется не только на экономических основаниях, это и другие информационные, гуманитарные, политические, дипломатические, военные связи и отношения с миром, и в каждом из этих сегментов степень самообеспечения суверенитета является оптимальной. Например, какие-то страны полностью полагаются на ядерный зонтик США в военно-политической сфере и не развивают ядерных технологий, оружие у себя в стране. Решение? Решение. Оно для нашей страны пригодно? Непригодно, потому что мы в иной ситуации.

Экономические обмены страны с внешним миром. Надо понимать так, что есть территория страны, есть внешний мир, есть производство и потребление, стрелочка замкнута на территории, есть производство, вывоз и потребление снаружи страны, и есть производство снаружи страны, ввоз импорт и потребление в нашей стране, так всегда. Вот эти три потока соотносятся друг с другом, называется это внешний торговый оборот и называется это ВВП, их соотношение для разных стран различное, но никогда не равно нулю и никогда не равно 100%, внешний торговый оборот, экспорт плюс импорт, отнесенный к сумме экспорт плюс импорт ВВП страны. Речь об оптимуме, для нашей страны сейчас этот оптимум утрачен, она с верха открылась, она пустилась в ВТО, она наносит себе значительный ущерб, деформируя внутреннюю экономику, снижая тот самый экономический базис государственного суверенитета страны. Поэтому для того, чтобы автаркию вернуть, что называется, в живой разговор, в понятийный аппарат, в пространство государственного управления или кооперативного управления, социального развития я выдвигаю другое определение, оно следующее:

автаркия − это степень обеспеченности государственного суверенитета страны за счет оптимального соотношения собственного производства, потребления и внешних обменов. Это если касается материальной и экономической материи и понятийного поля, но поскольку обмены не только экономические, а и информационные, культурно-цивилизационные, ресурсно-политические, ресурсно-военные, гуманитарные, в которых тоже осуществляется государственное регулирование и тоже применятся критерий − независимость, как базис для безопасности, национальной безопасности страны.

Применяется критерий – экономическая эффективность. Они, конечно, конфликтуют. Экономически эффективнее, например, покупать с низкой себестоимостью продукты питания из стран с иным климатом, чем производить у нас на севере, допустим, выращивать арбузы, я пример привел, чтобы понимать, о чем речь. Например, когда Норвегия голосовала по вступлению в ЕС или невступлению, сам видел там такие плакаты вдоль дорог: «Нет ЕС». Почему, потому что для страны часто ценность не в рублях или в кронах измеряется, не чисто экономическая коммерческая выгода − критерий успеха страны, а и сохранение традиционных укладов, например, рабочих мест в сельскохозяйственной местности той же Норвегии, это и нас касается. Пусть наши продуты дороже, но они наши, они сохраняют традиционные уклады, рабочие места, поселения в сельских территориях, что очень важно для страны, они наше производство, пусть даже более дорогостоящее, обеспечивают элемент суверенитета страны.

Поэтому правление во всех этих сферах государством должно исходить, конечно, из интересов национальной безопасности, национальных интересов и управление осуществляться по принципам решения задач на оптимизацию, а не схоластическую догматизацию, либо занавес, либо открылись и голышом бегаем, сверкая задом.

Так вот окончательное определение, которое я выдвигаю и считаю, что оно в этом контексте активнодеятельностного подхода наиболее целесообразно, следующее: автаркия – это цель государственной политики оптимального баланса замкнутости и открытости страны внешнему миру в экономической, политической, гуманитарной и социальной сферах. Автаркия – это элемент технологии государственного управления, и тогда это понятие полезно, работоспособное и производящее эффективное и успешное государственное управление. Спасибо за внимание. В следующий раз будет термин, который очень актуален, это право нации или народов, по-разному комбинируется, на самоопределение, будем разбираться. Всего доброго.


comments powered by HyperComments
3977
16456
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика