Безопасность
Передача «Обретение смыслов»

Интернет-передача «Обретение смыслов»
Тема: «Безопасность»
Выпуск №155


Степан Сулакшин: Итак, «безопасность». Что за смысл заключен в этой категории, и как к нему подобраться? Из самого звучания этого слова уже возникают некоторые находки. Для того чтобы понять, что такое «безопасность», вначале нужно понять, что такое «опасность». Понятно, что опасность бывает по отношению к кому-то или чему-то.

Возникает потребность увидеть активно-деятельностный субъект или пассивный объект, о возникновении опасности для которого и о каком-то состоянии без этой опасности нам предлагает задуматься эта категория.

Опасность — это угроза и риск. Угроза — это вероятность агрессивного разрушительного воздействия на некоторый субъект или объект. Риск — это вероятность ущерба для субъекта и объекта в условиях, когда наступает то самое агрессивное разрушительное воздействие.

Значит, состояние без опасности — это состояние без угрозы, без риска, но так, естественно, не бывает, поэтому у нас тут же возникает представление, что существует некое смысловое пространство, в котором абсолютной отстройки от этих угроз и риска для субъекта и объекта не бывает, но здесь возникает задача минимизировать угрозу, риск, и, соответственно, последствия в виде ущерба.

Обычная распространенная трактовка категории «безопасность», которая в том числе зафиксирована в Законе о безопасности, в стратегиях, связанных с темой безопасности, звучит следующим образом: «Безопасность — это защищенность интересов личности, общества и государства». Есть еще вариация без слова «интересов», где безопасность — это защищенность личности, общества и государства.
Мы сталкиваемся с важнейшей методологической особенностью поиска смысла, о чем мы уже много раз говорили, это пассивный и активно-деятельностный подход. Итак, безопасность, по мнению законодателей, это защищенность.

Но, во-первых, что такое «защищенность»? Это объяснить ровно так же непросто. Во-вторых, что такое «защищенность интересов»? Защищенность — это внешняя, средовая характеристика. Вот есть субъект, и есть какой-то статус-кво как некая защищенность. Это пассивный подход.

Но для активно-деятельностного, конечно же, более актуального подхода в жизни человека обеспечение этой самой безопасности, как и обеспечение защищенности, гораздо более важная составляющая смысла категории «безопасность».

На этом пути не внешнего или пассивного, а обращенного на субъект или объект требования обеспечения безопасности возникает более актуальная, содержательная, ценная трактовка смысла термина и категории «безопасность».

Согласно этимологии, слово «безопасность» имеет окончание «-ость», как и слова «способность», «мощность», «активность» и так далее. Это характеристики субъекта, о безопасности которого мы говорим. Это его потенциал, его способности, а, значит, о них уже можно говорить как о предмете строительства.

Помните такой смысловой шлейф? Что должно делать, чтобы этот потенциал и способность субъекта и объекта были максимальными, чтобы вероятность, угрожающая субъекту, превентивно определяемая разведкой, датчиками сейсмической угрозы от приближения метеорита и так далее была минимизирована, и чтобы ущерб тоже был минимизирован?

Чтобы минимизировать ущерб, нужно подготовить силы МЧС, спасательные отряды, нужно научить людей, подготовить инструкции и планы действий на случай несчастья — падения самолета, прихода цунами, землетрясения и тому подобного, нужно выучить ребятишек в японских школах, как прятаться под партой.

Есть существенная разница между пассивным, описательным, констатирующим подходом и подходом активно-деятельностным. Если дать активно-деятельностное определение на основании этого различия, то оно, конечно, будет звучать иначе.

Оно звучит таким образом, и мы на этом настаиваем, потому что оно гораздо более ценно для практики: «Безопасность — это способность субъекта или объекта сохранить себя в условиях агрессивного разрушающего внешнего или внутреннего воздействия сейчас и всегда», то есть еще и в будущем. Значит, безопасность — это не только текущий вопрос, но и обеспечение ее в будущем, потому что условия всегда меняются.
Национальная безопасность в этом смысле подразумевает единый и единственный субъект — это государство в широком смысле этого слова, это страна. Понятно, что он опять декомпозируется на гуманитарный фактор — население, на территориальный физический фактор — территория, на управленческий фактор, обеспечивающий ту самую способность сохранить страну в условиях внешних агрессивных воздействий.
Почему говорится не «государственная безопасность», а «национальная безопасность»? Да потому, что понятие «государственная безопасность» на рубеже «СССР — либеральная Россия» вызывало очень негативные коннотации — Комитет государственной безопасности, поэтому его заменили англицизмом — national.

National — это вовсе не этнический национальный, national — это общестрановый, общегосударственный, государственный, если переводить это слово по содержанию с английского на русский язык. Поэтому говорят, что государственная безопасность — это способность обеспечить превентивную безопасность, минимизируя угрозы.

Эти функции выполняют спецслужбы, техническая, интеллектуальная, шпионская разведки, армия, экономические институты, в том числе внешнеторговые и так далее, гуманитарные, информационные институты глобального порядка в межгосударственных взаимодействиях.
Во внутреннем отношении это милиция, Министерство по чрезвычайным ситуациям, гражданская оборона, пожарные, санитарно-эпидемиологические службы, но это еще и ресурсная часть — заготовки, госрезерв, мобилизационный резерв, соответствующие тренинги, планы действий и так далее. Поэтому мы видим, настолько значима здесь разница.

Если писать в законах словосочетания типа «защищенность интересов», то из этого ничего не будет следовать, и никакой защищенности в результате не будет, потому что будут возникать глупые документы с названием «Стратегия национальной безопасности» и так далее.
Но у безопасности стратегий не бывает, стратегии бывают только у отглагольных форм, у действий некого субъекта. Глупые документы порождают глупую практику в ущерб той самой безопасности, и государству, и человеку, и обществу как субъекту и объекту одновременно.
Вы можете удивиться, что речь идет о некой способности объекта предупреждать угрозы и минимизировать ущербы. Да, конечно, создаются некие системы, они несубъектны, они неживые — они технические. Например, датчики дыма в помещении превентивно предотвращают угрозу пожара, поливальные системы начинаю тушить огонь в случае наступления этого пожара.

Вот это в смысловых разысканиях отличает активно-деятельностный подход от пассивного описательного. Эта разница фундаментальна и универсальна, и ее следует применять всегда, когда мы занимаемся обретением смыслов.

На следующий раз мы планируем актуальную, распространенную в политическом словаре и жизни категорию «правые» и «левые». Конечно же, речь пойдет о политическом спектре. Через неделю увидимся. Всего доброго. Спасибо.


comments powered by HyperComments
4984
16485
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика