Эффективность государственного управления
Передача «Обретение смыслов»

Интернет-передача «Обретение смыслов»
Тема: «Эффективность государственного управления»
Выпуск №151


Степан Сулакшин: Добрый день, друзья! Неделю назад мы договаривались о том, что сегодня будем рассматривать смысл категории из сферы государственного управления — «эффективность государственного управления».

Известно, что эффективность паровоза составляет 5%. А как оценить, какова эффективность управления страной? Это непросто, и настолько непросто, что здесь сталкиваются не технические, а ценностные, идеологические парадигмы. Попробуем с этим разобраться. Как всегда, начинает Вардан Эрнестович Багдасарян. Пожалуйста.


Вардан Багдасарян: В последнее время на государственные бюджетные организации обрушилась очередная беда, которая называется «эффективные контракты». Это некоторые количественные критерии, которые должны выполнять сотрудники.

Количественных критериев, которые дают возможность работодателю не платить заработную плату за невыполнение тех или иных критериев, достаточно много. Выдвигается концепт, что прежде была «уравниловка», и от этой уравнительной системы надо отходить, и возникает система оценки эффективности деятельности сотрудников, работников.

Еще одно ставшее устойчивым понятие — «эффективный менеджер». Оказывается, появляется новое требование к управлению кадрами. Суть его заключается в том, что они не должны быть специалистами. Теперь это не требуется, а требуется другой функционал — менеджеры. Менеджер может не знать существа предмета. Скажем, можно руководить системой здравоохранения и при этом не быть погруженным в эту систему. Можно управлять наукой, не будучи ученым.

Специальность «менеджер» сейчас очень популярна. Ей учат в различных ВУЗах. Есть мнение, что управленцем нового формата должен быть эффективный менеджер. Чем же измеряется эффективность эффективного менеджера? Эффективность эффективного менеджера измеряется прибылью: кто принес наибольшую прибыль, тот и наиболее эффективен. А как получена эта прибыль, по большому счету, неважно.
Насколько организация, во главе которой стоит эффективный менеджер, реализует свой положенный функционал, и вообще есть ли этот функционал, неважно. Важно, какую он приносит прибыль. Неважно, чему и как учат учебные заведения. Важно, насколько они эффективны по новой предлагаемой системе. Неважно, как лечат больницы, главное — насколько они успешны в плане своей коммерческой составляющей.
Появилось и активно используется понятие «эффективный ВУЗ», значит, есть критерии, которые позволяют определить, эффективен или неэффективен тот или иной ВУЗ. По большому счету, все эти критерии в основе своей сводятся, опять-таки, к финансовой составляющей: сколько денег зарабатывают ВУЗы через набор, сколько иностранных студентов они привлекают, и это коммерческая составляющая, но то, как они учат, в расчет не берется. Во всяком случае, в критериях это никоим образом не отражено.

В итоге стал неэффективным единственный в мире Литературный институт, неэффективными оказалось огромное количество педагогических ВУЗов, потому что в новой системе они оказываются за чертой понимания эффективности.

Сейчас возникла новая тенденция управления наукой. Пришло ФАНО — Федеральное агентство научных организаций, которое руководит Академией наук, предписывает ей какие-то свои условия. Как критерии научных публикаций используются показатели цитируемости авторов и научных журналов в ведущих зарубежных базах научного цитирования — Web of Science и Scopus, но при этом монографий нет.
Новое руководство, эффективные менеджеры объясняют это тем, что важнее публикация статей в иностранных журналах, чем написание монографий. Это обнаруживает прямое непонимание сути и исследования, и научного процесса.

Так что же такое эффективное государство? Согласно этой логике, эффективное государство — это государство, которое зарабатывает больше денег. Аристотель в свое время противопоставлял домостроительство, экономию и хайматистику. Хайматистика, неправильная с точки зрения Аристотеля система, построена на получении прибыли, а не на обеспечении строительства дома. Эта хайматистская парадигма сегодня определяет очень многое.

Таким образом, эффективное государство — это государство, которое зарабатывает больше денег. В соответствии с этой логикой создается стабилизационный фонд, собираются некие объемы денег, и это преподносится как большой успех: «У нас за тучные годы на столько-то вырос золотовалютный резерв», — пока не случается нечто, и этот золотовалютный резерв в мгновение ока исчезает. Государство было эффективным, стало неэффективным.

По-видимому, что-то тут не так с принятыми критериями. На самом деле, эффективность традиционно определяется как продуктивность использования ресурсов в достижении какой-либо цели, и здесь есть две составляющие. Первая составляющая — должны быть ресурсы, должна быть цель, и должно быть понимание, насколько правильно или неправильно используются эти ресурсы для достижения поставленного целевого ориентира.

Здесь как пример можно привести недавнее снятие с должности ректоров двух ВУЗов. Один из них был ректором Химико-технологического университета имени Менделеева, одного из старейших ВУЗов России. Его обвинили в том, что не была увеличена заработная плата профессорско-преподавательского состава, несмотря на то, что это было предписано президентом.

Со стороны ректора прозвучал резонный вопрос: но ведь государство не повысило за этот период дотации, дополнительных вливаний не произошло, с чего же должна была увеличиться заработная плата, из каких ресурсов? Вместо ответа последовало их снятие.
Но, опять-таки, эффективность предполагает, что есть некие ресурсы, и насколько правильно или неправильно используются эти ресурсы. По оценкам специалистов, Россия имеет 22% ресурсов мира. Еще с советских времен остались высококвалифицированные кадры, и это тоже ресурс — ресурс человеческий. Но по уровню ВВП до начавшегося в прошлом году кризиса Россия имела чуть более 3%. 22% мировых ресурсов и 3% уровня ВВП.

Возникает вопрос, какова же эффективность государства, если эти 22% мировых ресурсных потенциалов выливаются только в 3% ВВП? Очевидно, что это один из наихудших показателей именно по эффективности ресурсов по отношению к поставленной цели.
Отдельно мы разбирали понятие «успешность», как сравнивать различные государства по степени их успешности. Мы вводили интегральный показатель «жизнеспособность» — насколько максимизируется и минимизируется жизнеспособность соответствующего государства. Если потенциалы максимизируются, значит, государство успешно. Если минимизируются, значит, государственную политику можно охарактеризовать как неуспешную.

Чем отличается эффективность не по отношению к интегральному критерию «жизнеспособность», а по отношению к поставленному целевому ориентиру, и в чем заключается цель? Но как быть, если цели нет, если она не сформулирована, либо если это какая-то тайная, непубличная цель?

Парадокс современной эпохи заключается в том, что мы говорим «эффективность», но эффективность по отношению к чему? По отношению к поставленной цели, а цель не артикулируется. Так о какой эффективности может тогда идти речь? Парадокс — то, что при всеобщих разговорах об эффективности ресурсные потенциалы используются наихудшим образом, цель не артикулирована. При применении этой категории к современным российским реалиям получается соответствующий вердикт.


Степан Сулакшин: Спасибо, Вардан Эрнестович. Я к этой теме — «Эффективность государственного управления», конечно же, подхожу как технократ, но не только. Это генезис подхода к тому, каким смыслом эта категория может нагружаться.

Начнем с того, что само понятие эффективности государственного управления, естественно, зависит от идеологической доктрины. Здесь сталкивается либеральная доктрина минималистского государства, в функциях которого только обеспечение безопасности и правил игры. Все остальное делает частный сектор, индивидуум, предпринимательство, инициатива, та самая невидимая рука рынка.

В этих условиях либеральная научная школа предлагает модель государства как экономического субъекта. Государство — это своеобразная фирма по производству услуг населению, а население, как в случае каждой экономической сделки, оплачивает эти услуги своими налогами. Логично? В общем-то, да. Из этого получается формула эффективности, которая из всей этимологии слова всегда апеллирует к эффекту.
Эффект — это некий позитивный результат, который человек ожидает в своей деятельности, и к которому он стремится. Либеральная школа в такой экономизированной модели государства как машина для услуг, фирма для услуг вычисляет эффект ровно так же, экономизируя это понятие.

Эффект, по либеральной формулировке, это отношение эффекта к затратам, рубля к рублю. Эффект определяется в своем ценовом выражении, затраты измеряются в виде бюджетных затрат, в нашем случае рублевых или долларовых, если речь идет о США, и так далее. Так вот, государство как аппарат или как фирма эффективно постольку, поскольку на рубль бюджетных затрат оно достигает какого-то эффекта, который тоже измеряется в рублях.

Можно ли согласиться с таким подходом? И да, и нет, потому что, конечно же, технократическое требование — государственный бюджет должен расходоваться целенаправленно, дисциплинированно и эффективно, и эта формула бесспорна. Такой экономизированный подход имеет право на существование, но вопрос — исчерпывается ли основная функция или миссия государства услугами, эффектом в виде рублевого дохода или убытка? Нет, конечно, потому что есть вещи поважнее, и для государства есть цели поважнее, чем доходность.

Вот пример из недавней исторической практики нашей страны. В стране был финансовый экономический кризис, а премьер-министр по его окончании заявил: «Правительство России на этом кризисе заработало», — имея в виду, что возникли некие доходы бюджета.
То есть, смотрите, рабочие места сократились, средняя зарплата в стране упала, множество предприятий и организаций обанкротилось, в том числе из малого бизнеса, наблюдается общий упадок духа, повышение смертности, снижение рождаемости, человеческие жизни в убытке, а премьер говорит: «Мы на кризисе заработали».

Значит, кроме экономизированных в рублевом, денежном эквиваленте целей, у государства, безусловно, есть те цели, которые не имеют рублевого эквивалента. У государства есть цели подороже, чем доход или даже прибыль. Что это за цели? Это безопасность. За нее всегда нужно платить, это расходная категория. Это авторитет страны в мире, и он достигается по большей части не в доходной, прибыльной деятельности, кому бы подороже продать газ, а в альтруистической, милосердной деятельности, деятельности бескорыстной помощи.
Тогда государство уважают. Тогда оно становится объектом притяжения, центром консолидации, геополитических собираний и так далее. И, наоборот, оно теряет любых своих союзников, как это произошло с постсоветской Россией, которая продолжает строить свою государственность по либеральной модели.

Итак, если у государства есть цели, которым нет рублевого эквивалента, как построить эффективность, к чему относить эффект? Например, повышение рождаемости, увеличение авторитетности страны в мире, повышение индекса устойчивости развития, эффективности национальной экономики — к чему это все относить, к каким затратам?

Конечно, тут речь должна идти не о затратах. Если мы относимся к государству и исповедуем модель государства, и это социальная оболочка общества для достижения всеобщего блага, а не машина для получения прибыли за счет торговли услугами, то тогда это эффект. Но если мы говорим о затратах, то пусть формула остается для экономики и для паровозов, где коэффициент полезного действия исчисляется произведенной работой по перемещению груза на какое-то расстояние, отнесенной к количеству топлива, которое было на это потрачено.
Другой предмет, другая философия, другое качественное содержание государства, для которого гораздо более важным, универсальным, ответственным и перспективным является иной подход, а именно, государство управляет развитием. Государство отвечает за все и в экономике, и в обществе, и в человеческих отношениях, и в государственности, причем командуя не всем, но отвечая за все.
Государство выдвигает публично, прозрачно, доступно для населения цели развития: добиться в том числе и экономических показателей эффективности экономики — дефицит или профицит бюджета, авторитет страны в мире, народосбережение и так далее. Государство выдвигает цели, и тогда его эффективность в этом подходе — это способность и факт достижения публично объявленной цели.

В данном случае эффект позитивный, он в этой постановке порождает понятие эффективности государства, и это достижение публично заявленных целей развития страны. Поэтому эффективность государственного управления в данном подходе — это степень реализации публично поставленных целей развития страны.

Первый подход, либеральный, экономизированный, узок и отдален от настоящей полной повестки, функции, миссии государства. Не буду сейчас вдаваться в подробности, кто бенефициар при такой постановке вопроса. Все это очень быстро ведет к так называемому приватизированному государству, в котором бенефициары действительно измеряют свой профит, прибыль, доходность в рублях, долларах, франках — как угодно.
Но этот подход — принадлежность исторического прошлого, движение в ретро, а мы все-таки полагаем, что человечество должно искать способы, технологии, конструктивы и в том числе смыслы, ориентированные в будущее, поэтому определение именно такое: эффективность государства — это степень реализации публично поставленных целей развития страны.

Спасибо. В следующий раз мы рассмотрим термин «мессианство». Понятно, что контекст будет связан с нашей страной, но не только. Спасибо, и до встречи. Всего доброго!


comments powered by HyperComments
2616
10642
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика