Мировой порядок
Передача «Обретение смыслов»

Степан Сулакшин: Добрый день, друзья, с наступающим вас Рождеством Христовым и Новым годом. Сегодня термин, который будем осваивать, это «мировой порядок». Он в словаре достаточно давно, и нашей страны он, в общем, коснулся в довольно трагических обстоятельствах, когда на оккупированной части Советского Союза в годы Великой Отечественной войны термин «новый порядок» звучал очень часто, особенно когда там, например, выстраивались виселицы, на которых патриотов и партизан-подпольщиков казнили гитлеровские палачи. Поэтому мировой порядок, новый мировой порядок, новый порядок – вещь, которую надо понимать. Попробуем это сделать. Начинает профессор Багдасарян Вардан Эрнестович.

Вардан Багдасарян: Понятие «мировой порядок» подразумевает, что некий порядок распространяется на мир в целом, имеет мировой масштаб. И здесь без генезиса западного проекта этой дефиниции мировой порядок трудно понять. Так вот попытаюсь проследить этот генезис. Греки. У них уже была основная тема, которая волновала греческую философию. Это была пропорция отношения «космос» и «хаос». «Космос» – понятие порядка, «хаос» – беспорядка: как из беспорядка получился порядок. Эллины символизируют порядок: есть эллинский мир – мир гармонии, мир космоса – и есть мир варваров – он символизирует беспорядок, хаос. И основная задача в проекции человеческой деятельности – то, чтобы порядок победил беспорядок, эллинство победило варварство. Далее мысль получила развитие у римлян: они уже четко говорят, и появляется сама дефиниция «мировой порядок». И вспоминаются Вергилий и «Энеида», где эти слова прозвучали, а известно, какое значение «Энеида» имела для римского становления, для римского сознания, и возникает римская идея: дойти до предела земель, цивилизовать периферию. Есть Рим, есть хаотическая периферия – Рим ее цивилизует. Как он ее цивилизует? Он устанавливает римские гарнизоны по всем этим завоеванным территориям, по всем завоеванным странам. Но этот мировой проект рухнул: силы на определенном этапе истощились, гарнизонов, понятно, надо было все больше и больше, и, в общем, Римская империя рушится: хаос охватывает всю эту бывшую систему, которую пытались выстроить в соответствии с римским порядком империи, варвары ее… и она пребывает в состоянии полного распада, и устанавливается новый порядок – христианский порядок: выдвигается идея «Pax Сhristiana». Но здесь в очень скором времени происходит определенная подмена: создается государство. Когда говорят о том, что сейчас единая Европа представляет нечто новое: Европа была единой даже в средние века. Как называлось это политическое единое государство Европа? Священная Римская империя, но не просто Священная Римская империя – Священная Римская империя германской нации. По сути, ведь в Европе был кельтский компонент, был романский компонент, был славянский компонент. Это не христианская империя – это империя с преференцией германства, германского духа. Отсюда идет то, о чем говорил Степан Степанович: немецкий порядок, германский порядок, новый порядок. Он идет еще из средневековой проекции. Кто такие англосаксы? Англосаксы – это германцы. Это одна из ветвей германства, и, по сути дела, через эту подмену устанавливался германский национализм, германоцентризм в этом имперостроительстве. По сути дела, это подмена христианского проекта, что нет ни эллинов, ни иудеев, не должно быть богатых и бедных. Тут проводился определенный этноцентризм. Дальше – больше: в тот самый момент, когда рушится Священная Римская империя германской нации – Наполеон ее упраздняет – в тот же самый момент он объявляет себя императором. Устанавливается новая проекция – она уже имеет секулярный характер. Есть дикость, варварство, и дикость и варварство характеризуются хаосом. Нет цивилизованности – есть цивилизация в единственном числе, и задача для этой цивилизации заключается в том, чтобы цивилизовать периферию, установить порядок – эти варварские дикие страны обустроить в соответствии с этой интенцией, и в этом контексте как раз и появление, возникновение, конец XVIII века, Соединенных Штатов Америки. В скором времени, когда были созданы США, соответствующий девиз появился на большом гербе американской печати, потом, по прошествии времени, он появляется уже и на однодолларовой купюре. Новый порядок предполагал, что был некий старый порядок, и здесь была тоже заложена определенная и по сей день продолжающаяся нить в истории США. Это идея богоизбранности США, это идея «града на холме». И возникает идея, как установить этот порядок. Способ тот же, староримский: присоединять территории, устанавливать регионы. Первоначально так и делалось: первоначально самым крупным государством в истории человечества была Британская империя. Ни одно государство мира – ни Российская империя, ни империя Чингисхана – не сопоставимы были по территории. Но что это подразумевало? Это значит, легионы устанавливаются по всей этой периферии, но сил на определенном этапе не хватило: система рушится. Первоначальный американский подход заключался в чем? Действовать иначе. Зачем тратить ресурсы и посылать собственные легионы, когда можно действовать с помощью местных марионеток: готовить их идеологически, обрабатывать информационно, покупать финансово? Но, в том числе, должно быть и присутствие каких-то военных ресурсов для поддержания этого порядка. Но, когда эта система уже глобализовалась, первый симптом проявился еще во Вьетнаме, когда оказалось, что американские солдаты не особо хотят умирать за новый мировой порядок, и после Вьетнама, как известно, в Соединенных штатах Америки перешли к профессиональной армии. И выявилось следующее. Это следующее проявилось уже, когда рухнул Советский Союз и рухнула бинарная система. Американцы не римляне: американцы не желают отказываться от своих материальных благ. Они не столь пассионарны: они не готовы умирать за этот мировой порядок. И тогда происходит нечто новое. Пришло сознание, что для установления по этому римскому варианту мирового порядка сил не хватает, и тогда принимается другая модель – в центре этот порядок, который вытекает из самой ментальности германства, из западного проекта в целом, а везде на периферии беспорядок, везде на периферии хаос – то самое варварство. Но в отличие от греческих времен, этот беспорядок управляем. Управление хаосом – новая тема. По сути дела, вернулись к изначальной системе. Если понимать это изменение, то и многое можно объяснить в современных процессах. Главное – посеять хаос на периферии. «Цветные» революции, «арабская весна», в том числе, и грядущие потрясения, которые ожидают Россию, в значительной степени это управляемый процесс. Итак, сформировалась модель: в центре этот порядок, по периферии – беспорядок, но беспорядок управляемый, который, в общем, имеет свои приводные нити и приводные ремни.

Степан Сулакшин: Спасибо, Вардан Эрнестович. Владимир Николаевич Лексин, пожалуйста.

Владимир Лексин: Мировой порядок может быть, наверное, и благим для людей, и ужасающим для них – и для людей в отдельной стране, и даже для всего человечества. И то, что уже наблюдали в истории, об этом и Вардан Эрнестович говорил, показывает, что второе наиболее вероятно, потому как считать, что мир движется к идеальному или хотя бы к какому-то благому ориентированному на добро мировому порядку, наверное, вещь достаточно бессмысленная. Pax Romanа – от одного из первых обликов будущего (думали, что он будет вечным, конечно) великого мирового порядка Римской империи хотя бы что-то путевое осталось. Знаменитые дороги, оставшиеся до сих пор археологам, да и многим другим людям, это то самое наследие, по которому шли легионы римских имперских воинов. Хотя бы это осталось. Вслед за ним когда пришел уже близкий к нам Neue Ordnung, немецкий порядок, он был и на территории России, он был и на территории Германии. Neue Ordnung – это очень мощная идеологическая конструкция, основанная на догмате национал-социализма, замешанного на густом расизме – на ненависти к славянскому народу, евреям, цыганам и ко всем, кого считали недостойными этого нового порядка. По крайней мере, мое поколение, заставшее эту войну и долгое время жившее в эхе этой самой войны, прекрасно знает, что это такое. «Neue Ordnung» в России было словом ругательным, словом-поношением, словом, совершенно отрицательным. Может ли сам собой организоваться мировой порядок? Судя по всему, это или невозможно вообще, или, по крайней мере, невозможно в ближайшее время. Мировой порядок всегда организуется кем-то, причем это очень жесткая организационная схема со своими институтами. Это и институт ВТО, это и резервная система Соединенных Штатов. То есть, есть очень четкая финансовая система – очень четкие институциональные образования, которые позволяют надеяться, по крайней мере, организаторам, на то, что новый мировой порядок может на что-то опереться. Одновременно, кстати, он создается не только в Соединенных Штатах или в западной цивилизации: что-то подобное создается и на Востоке. Исламизация мира вполне может быть, по мнению многих экспертов, одним из вариантов грядущего мирового порядка, по крайней мере, тем компонентом, который будет в какой-то степени определять его контуры. На чем основывается теперешний мировой порядок? Ясно, что это чистый лист организаций. Это западный вариант, когда говорят о теперешнем мировом порядке. Но он основывается на том, чего нет у нашей стороны, – на очень четкой и определенной идеологии. Идеологическая составляющая мирового порядка – это крайне важный теперешний компонент. Не финансовая мощь государства, не возможности распространения его экономики по всему миру, не его вооруженные силы: идеология, очень жесткая идеологическая схема – это основа, как мне представляется, мирового порядка как теперешнего. И внутри него сейчас, как мне кажется, три очень важных компонента. Первый из них – это, естественно, общество потребления. Новый мировой порядок, или просто современный мировой порядок – это мировой порядок, ориентированный на использование всех ужасов – с моей точки зрения, именно ужасов тотального общества потребления. Общества людей, расточающих ресурсы, общество людей, склонных ко всему, что им кажется новым или может быть просто новым. Купи, или ты – несчастный человек. Это очень опасная вещь. Это такой идеологический конструкт, и он соединен с двумя другими. Второй из них – это управляемая экономика. Вся эта бредятина о невидимой руке рынка, смитовские идеологемы относительно того, что рынок самоорганизуется, самонастраивается, и так далее, опровергается сейчас всем мейнстримом экономической мысли. Это и неоклассика, и институциональная экономика, и сейчас одно из самых новых направлений в экономической мысли – это то, что называется потребительской экономикой. Все это – организуемые вещи. Они организуются путем деятельности транснациональных компаний и в интересах транснациональных компаний. Экономика в составе теперешнего нового мирового порядка – это идеологически управляемая экономика. И третий, конечно, это идеологически мощный компонент, представляющий мощь разума и всегда обязательно выполняемые решения того, что можно назвать мировым политическим альянсом, мировым правительством или еще чем-то. Три этих составных идеологических компонента мирового порядка, мне кажется, крайне важны, для того чтоб мы могли представить, что это такое. Еще раз повторю, он не самоорганизуется. Это не то, что случайно складывается. Но у многих из нас в памяти тот летописный и весьма сомнительный вариант призвания князей на правление, когда говорили, велика страна и обильна, но порядка в ней нет. Речь-то шла ведь не о порядке: речь шла о поряде, то есть об определенной схеме поставления достаточно демократическим выборным путем князя или правителя. Но то, что порядка в ней нет, наверное, сейчас наиболее четко соотносится с тем, что происходит в моей стране. И мировому порядку, тому порядку, который мы сейчас видим и который, вероятно, еще, я думаю, не одно десятилетие будет определять, в основном, все минусы, а возможно, и некоторые плюсы в развитии всего человечества, может быть противопоставлен только лишь порядок внутри собственной страны, внутри огромной, самой лучшей, самой прекрасной, самой ресурсно изобильной страны самым, вероятно, лучшим народом, который только можно себе представить, – самой Россией. Если Россия сама не предложит хотя бы для себя самой идеологическую модель, которая может хоть в какой-то степени противостоять мировому порядку, и не будет ее реализовывать, нас, вероятно, ожидает только одно: мы с радостью пойдем в этот самый мировой порядок и станем его никчемной вторичной, третичной или какой-то еще ресурсообеспечивающей частью, к чему, собственно, сейчас очень часто нас всех призывают. Спасибо. 

Степан Сулакшин: Спасибо, Владимир Николаевич. Итак, термин, категория, понятие «мировой порядок». Это слева. Дальше там дефис – слово «это», «это». Что это такое, сейчас попытаюсь определить вместе с вами. «Мировой» – достаточно понятный смысл. Это указывает на масштабность для всего человечества в целом, для всей Земли. А вот с порядком с точки зрения определенности смысла дело сложнее. Есть два довольно различающихся смысловых пространства для термина «порядок». Первый –естественнонаучная коннотация, или употребление: порядок как противоположность беспорядку, хаосу, неупорядоченности, случайности. Случайность и порядок, случайность и детерминизм. Какой пример есть в естественной науке? Раскиданные в каком-то объеме беспорядочные атомы. Это или газ, или какое-то аморфное тело. И случай, когда они собраны в упорядоченную кристаллическую решетку: возникают из тех же атомов, но предмет совершенно других свойств. Например, из сажи возникает алмаз. Вот что значит переход от случайности к детерминированности, от беспорядочности к порядку, и это естественнонаучное смысловое нагружение в данном случае, мне кажется, не самое главное и не очень применимое в контексте социально-гуманитарного использования в этой сфере научного познания термина «порядок». Здесь ведь мы речь ведем и дело имеем не с естественными объектами, а с социальными – с людьми, с человеческим обществом. Для него, прежде всего, характерно активное начало, строительное начало, конструирующее начало. Ведь сконструированным состоянием социума может быть, как Вардан Эрнестович говорил, и управляемый хаос: беспорядок. Но это если исходить из смысловой формулы, характерной для естественной науки, как противоположности упорядоченности, детерминизму. Не получается – получается силлогизм. А если под порядком в этом социально-гуманитарном научном поле понимать устройство, строительство, конструирование, созидание неких реалий социального и человеческого бытия, тогда силлогизм исчезает, и возникает довольно прозрачная смысловая картинка, которая позволяет видеть проекции на дальнейшее смысловое строительство и активную деятельность человека созидающего. Итак, в каких сферах устройства мира существенен вызов? Есть там порядок, детерминированное обустройство, или оно развивается, само по себе, каким-то неконтролируемым случайным хаотическим образом? Есть 12 очень отчетливых ответственных сфер, к которым применим подход конструктора и использования слова «порядок» как обозначения для устройства, конструкции этого общественного бытия. Давайте сами посудим, мир, какие порядки, устройства для него, прежде всего, являются общими, глобальными и самыми важными? Конечно, это мировая финансовая система для обеспечения обменов меж странами. Это сама система материальных обменов – торговля. Это система глобального информационного поля, включая науку, технологии, достижения. Это система военно-политического контроля и надзора за миром. Это система жандармского давления и вмешательства в дела стран и народов. Это спецсистема спецслужб национальных государств для тайных, но глобальных операций. Это глобальная система культуры и искусства. Это система формирования идеологического поля и манипуляции с его помощью ценностным полем, о чем говорил Владимир Николаевич. Это система глобальной экологической и космогонической геоприродной безопасности. Это система управления мировыми природными ресурсами. И наконец, система консолидированного координирования и управления мировым политическим процессом. Замыкает эту дюжину система консолидированного координирования и управления мировым гуманитарным процессом: миграция, демография, продовольственная тематика, здравоохранительная, образовательная, и так далее. 12 позиций – наверное, это не случайно такая замкнутая цифра, которая совпадает с очень значимыми для человечества образами и аллегорическими конструкциями. Так вот вопрос, если в этих 12 пространствах конструирования в интересах меньшинства или большинства той или иной страны происходит сознательное внедрение определенных ценностей, целенаправленных конструкций, той или иной ценностной матрицы, идеологической матрицы, то тогда мы вправе говорить, что мы реконструируем мировой порядок. И получается, что дефиниции этой категории очень важны. Следующее: мировой порядок – это устройство сфер мирового общежития в области мировой финансовой системы для обеспечения системы материальных обменов и торговли, и я уже перечислял 12 этих самых областей. Вот что есть мировой порядок. Насколько важно такое понимание, подчеркивает современный актуальный политический облик мира. Сегодняшний мировой порядок – это порядок американоцентричности, это порядок глобализации, которая навязывается самой Америкой и правящим меньшинством, ставящим себя над национальными границами, над общечеловеческими интересами. Это порядок корыстный, порядок безнравственный, порядок стяжательский, порядок паразитарный, когда меньшинство паразитирует за счет большинства: одна сторона, вкладывая в ВВП мира около 20%, потребляет в мировом потреблении около 30%, а 10% – это дань всего мира этому глобальному социальному паразиту. Это порядок, который продолжает исторические вожделения и стремление установить мировое господство меньшинства над большинством для благоденствия этого меньшинства и для эксплуатации этого большинства. Термины, может быть, и не очень благозвучны, поэтому с ними ведется ожесточенная идеологическая борьба. Их пытаются дискредитировать, их пытаются монополизировать в рамках, например, гулаговского трагического опыта нашей страны и человечества, но смысл этих терминов не уничтожается: у человечества как сообщества равных в своем достоинстве людей должен быть справедливый, нравственный и истинно человеческий порядок как способ устройства во всех двенадцати перечисленных сферах. На сегодня, не знаю, вторая, пятая, десятая, после гитлеровской попытки установить новый порядок для мира, известного всем теперь и понятного смысла и содержания, осуществляется глобализационная попытка установить мировой порядок примерно такого же свойства, только он упакован в более сладкие конфетные облатки, а смысл все тот же – между фашизмом и эксплуатацией остальных, социальным паразитизмом. Поэтому разговор о мировом порядке, который был бы нравственным, человеческим, устремленным в перспективу человеческого общежития, очень важен. Кто его мог бы в мире сейчас поднять, кто мог бы миру сейчас сделать это предложение и нарисовать этот облик иного мирового порядка? Наша страна, в частности, но это право ей надо еще обрести и завоевать, потому что ее внутренний порядок, ее внутренняя деградация отдаляет ее от этого облика. Она сейчас строится по правилам той самой манипуляции, того самого американоцентричного, американоуправляемого мирового порядка, который я уже характеризовал. И получается, что это актуальный вызов не только мирового, глобального плана, но и для нашей страны тоже. Ну, а в преддверии Нового Года, когда мы все исполнены надежд на лучшее, конечно, я тоже ее сформулирую и выражу. Россия выздоровеет, Россия очистится, Россия восстановит свое право предлагать миру нравственное, перспективное, достойное, истинное – тот самый мировой порядок, который на земном шаре обязательно наступит, а мы с вами, наша родина, в этом сыграем свою роль. Может быть, наш маленький вклад в понимание этого термина, в смысловую его разборку есть малюсенький шажок именно в этом направлении. Спасибо за внимание: всего доброго.

comments powered by HyperComments
2631
8560
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика