Ноосфера
Передача «Обретение смыслов»

Интернет-передача «Обретение смыслов»
Тема: «Ноосфера»
Выпуск №146


Степан Сулакшин: Добрый день, друзья! За период летних отпусков мы изрядно соскучились и сейчас восстанавливаем наши осенние сессии. Как было объявлено, сегодня мы рассмотрим термин «ноосфера». Может быть, этот термин не очень широко применяется в обыденной жизни, но в научном, прикладном плане и в плане тех смысловых вызовов, которые обязательно придут и уже приходят в нашу жизнь, этот термин весьма важен, поэтому давайте разберемся с ним.

Сегодня мы вдвоем, потому что наш коллега еще не доехал из своих отпускных краев, но впоследствии мы придем к нашей традиционной схеме. Начинает Вардан Эрнестович Багдасарян.


Вардан Багдасарян: Понятие «ноосфера» тесно связано с фигурой Владимира Ивановича Вернадского, выдающегося российского ученого. Правда, в широкий оборот его ввели другие, как часто бывает с трудами наших ученых, это Пьер Тейяр де Шарден и Эдуард Леруа, но они ссылались на то, что идею ноосферы они почерпнули из публичных выступлений Вернадского.

Под ноосферой Вернадский понимал сферу разума, когда деятельность человека оказывается определяющей не только для межчеловеческих взаимоотношений, но и для природной среды в целом. Человеческий фактор становится определяющим, и это определяющее действие этого фактора и связано с формированием ноосферы.

Интересно, что о работах Вернадского знали, на них ссылались. Он занимал определенное место в истории развития общественной мысли, но по-настоящему широкая популярность Вернадского и у нас в стране, и в мире возникла только сегодня. Очевидно, это связано с тем, что появляется запрос на те идеи, которые когда-то были выдвинуты Вернадским, и которые в свое время были не вполне восприняты и поняты. Сейчас же их глубина и востребованность все больше возрастает.

Достаточно сказать, что вышедшая книга «Экономика ноосферы» известного американского экономиста Линдона Ларуша, представляющая альтернативную версию экономики, дает ключ к переосмыслению феномена экономики уже через категорию ноосферы.

Сейчас существует проблема, заключающаяся в том, что есть необходимость соединения идей социального развития и развития природы. К сожалению, науки двинулись по пути уточнения научной техники и методики. По-видимому, для какого-то этапа это было оправдано и правильно. Возникло дисциплинарное дробление, но при этом утрачивается мировоззренческая цельность.

В частности, одна из принципиальных проблем — соединение идеи эволюции по отношению к природе и идеи эволюции по отношению к социальному развитию. То есть, по большому счету, речь идет о формировании единого целостного мировоззрения.

Такое мировоззрение существовало в рамках религиозного подхода. Перекидывался мост от идеи творения, креационистской идеи, к провиденциалистской версии истории. Такой подход был в марксизме, достаточно вспомнить диамат и истмат, когда создавалась некая целостная картина.

Сегодня такой целостной картины нет. Но без единого мировоззрения нельзя дальше выстраивать социальную сферу, поскольку нет понимания законов природы, как встроен в них человек. В свое время попытку такого соединения природного и социального как раз и представил Вернадский. Его подход принципиально заключался в том, чтобы попытку соединить не только природное и человеческое, но и то, что у нас традиционно называется неживой и живой природой, объяснить в рамках единой эволюционной системной проекции.

Есть физический, химический, биологический уровни жизни, но дальше есть уровень жизни социальный, а еще дальше открывается перспектива чего-то такого, что соотносится с категорией божественного или, если говорить другим языком, духовного.

Вернадский начинал свою деятельность еще в Российской империи, но основные его труды, связанные с развитием теории ноосферы, пришлись на советский период. Конечно, существовали определенные ограничители по отношению к использованию некого категориального аппарата, но для Тейяра де Шардена таких ограничителей не было. Он выводил эволюцию непосредственно к перспективе обожения, к Богу. Он идет от плотского, физического к биологическому, социальному, духовному, и здесь он соединяет научное и религиозное — выводит перспективу выхода на идею Бога.

Принципиально, что Тейяру де Шардену удалось этого достичь, и сегодня стоит очень важная проблема снятия противоречий между религией и наукой. Действительно, многие выдающиеся мыслители современности говорят, что у ученых появляется все больше и больше оснований для того, чтобы находить определенную корреспонденцию с религиозным подходом. Достаточно вспомнить недавно вышедшую книгу «Нобелевские лауреаты о Боге».

Можно вспомнить философию неоплатонизма крупнейшего античного философа Плотина. Согласно этой философии, есть Бог, дальше продуцируется разум, затем живая энергия, душа и плоть. Но дальше уже стоит задача по отношению к истории — осуществить обратное восхождение, от плоти к живой энергии, к разуму и дальше соединиться с божественным.

Обычно противопоставляют религиозный подход Тейяра де Шардена и материалистическое мировоззрение Вернадского. Достаточно сослаться на некоторые высказывания Вернадского, свидетельствующие, что его позиция нуждается в уточнении. «Я думаю, — говорил Вернадский, — что религия имеет колоссальное будущее, но формы ее еще не найдены». О чем здесь говорит Вернадский? О том, что фундамент религиозного правильный и основательный, но пока еще не найдены его правильные соответствующие формы.

Религиозные тексты писались достаточно давно, их язык соответствовал духу времени. Но время изменилось, и для современности нужна смена форм, но не смена сути. Так считал Вернадский. Принципиальна идея холистического соединения, то есть системный подход, который касался всех сторон жизни. Вернадский говорил: «Пора избавиться от узкого деления на дух и тело. Настоящая душевная жизнь, настоящая идейная сторона жизни состоит именно в использовании лучших сторон и тела, и духа».

То есть в этом и состоит сущность человека. Человек есть и биологическое, и социальное, и духовное существо. Только в гармонии этих начал и раскрывается суть и задачи человека. Хоть сейчас на этом и не делают акцент, это положение принципиально важно, потому что оно напрямую вытекает из всей философии Вернадского.

Вернадский до революции был членом кадетской партии. Начинал он как кадет, как такой либеральствующий профессор, но со временем его позиции изменились. Известно его высказывание периода гражданской войны: «Я думаю, интересы и спасение России сейчас в победе большевизма на Западе и в Азии. Необходимо ослабление союзников», — и так далее.

Вернадский ратовал за создание системы единого рационального управления. Основные его взгляды на перспективы развития человечества заключались в открытии новых источников энергии, равенстве людей всех рас и религий, увеличении роли народных масс в решении вопросов внутренней и внешней политики, подъеме благосостояния трудящихся, создании реальной возможности недопустимости недоедания, голода, нищеты, ослаблении влияния болезней, разумном преобразовании первичной природы земли с целью удовлетворения материальных, эстетических, духовных потребностей численно возрастающего населения, исключении войн из жизни человека, плановом хозяйстве.

По большому счету, ко всем этим параметрам Вернадский подходил со своей стороны, не со стороны классического марксизма. Это, по сути, модель единого коммунистического общества, и вызов, который следовал из этой единой эволюционной теории, говорил о том, что человечество подошло к развилке: либо оно преобразует природу, отключая разум, значит, оно будет действовать губительным образом, и это станет фазой деградации природной среды, либо, если включается рациональное, разумное начало, человечество преобразует природу на рациональной основе и продолжает дальнейшую эволюционную развертку.

Тогда, в дискурсе той эпохи, это была развилка между капитализмом и социализмом. Сегодня можно говорить о каких-то других категориях, но, по большому счету, опять-таки речь идет о том, что в наших трудах определяется перспектива нравственного государства, перспектива человека биологического и даже античеловека, которые оппонируют этой нравственной перспективе. Вызов сегодня именно в этом, и методология Вернадского на сегодняшний день работает.


Степан Сулакшин: Спасибо, Вардан Эрнестович. Из самой конструкции слова «ноосфера» вытекает, что это обозначение какой-то локализованной адресации смыслового назначения, связанной с разумом, а значит, с человеком. Адресация может быть локализована либо в смысловом, либо в физическом пространстве — географическом или мировом. Поэтому, подходя немного механистически, определение, которое я даю, и которое порождает дальнейшие возможности для интерпретаций и комментариев, следующее: «Ноосфера — это часть окружающего мира, связанная с человеком (человечеством) и преобразуемая им».

Итак, это часть мироздания, связанная с человеком и преобразуемая им. Что же означают слова «связанная с человеком»? Вообще это с трудом раскрываемое содержание именно потому, что человеческий ум, хоть он и пытается проникнуть в проблему связанности феномена человека, его разума с окружающим мирозданием, не очень-то в этом преуспел. Так происходило потому, что длительное время был установлен достаточно непродуктивный догматический предел, который сталкивал светскую науку с глубинными религиозными представлениями, содержащими знание, а не только догматику.

Этот предел был связан с тем, что одно объявлялось материальным, а другое идеальным, одно якобы существующим, а другое выдуманным нами. И это довольно отчетливый научно-методологический тупик. Я не буду повторять историческую, генезисную часть, но обращу внимание на то, что сегодня в понимании смысловой нагрузки этого термина отчетливо сосуществуют два пространства, связанные с фамилиями ученых, которые их продвигали — Вернадского, Тейяра де Шардена, Леруа.

Подходы Вернадского относятся ко второй части моей дефиниции, в части преобразования человеком мира. Здесь нужно вспомнить крылатое выражение Мичурина: «Не надо ждать милостей от природы. Наша задача — взять их самим». Потом появилась шутливая вариация: «Нельзя ждать милостей от природы после того, что мы с ней сделали».

То есть это проблема соотношения действующей человеческой цивилизации и ее встроенности в окружающую среду. Это проблема экологии, проблема исчерпания ресурсов, гармонизации постоянно растущих потребностей и объемов, преобразования окружающего мира и сохранности этого мира, формирования механизма воспроизводства, то есть решения проблемы исчерпаемости ресурсов и так далее.

Вполне понятно, что эта механистическая, прагматическая, практическая задача и проблема разрешима по мере научно-технического прогресса человечества. Здесь такой пассивный момент, что мы что-то делаем, что-то преобразуем, и поэтому возникает ряд проблем гармонизации с окружающим миром. Это, конечно, важно, но это еще не все.

А вот вопрос о втором содержании понятия «ноосфера», о тех зацепках мыслителей и в том числе наших задач, которые мы в силу своих возможностей тоже пытаемся решать, гораздо более интересен, и он провоцируется в словах моего определения — «часть мира, связанная с человеком». Что же это такое, и в чем состоит связанность? Что такое человек, который связан с частью мироздания — с землей, окружающим пространством, какими-то зримыми пределами?

Здесь я имею в виду мерные пространственные масштабы от каких-то субангстремных масштабов до масштабов астрофизических, например, 10 в 64-й степени километров и так далее. Так хотя бы в этих пределах, которые человек хоть как-то физически фиксирует, что такое его связанность с окружающей частью мира, и вообще, что такое человек?

Сегодня мы уже можем представлять, что эта наша бренная вполне физичная оболочка, состоящая из каких-то молекул, атомов, химических элементов, нейронов, клеток, уже протезируется, самовоспроизводится, а через миллион, миллиард лет — таков мысленный эксперимент — наука и техника позволят эти абсолютно материальные, физические компоненты нашего тела воспроизвести искусственно, а поэтому тело не нужно. От него можно избавиться и сделать его бессмертным, воспроизводя искусственно.

Но тогда возникает вопрос — не исчезнет ли при этом человек? И еще один вопрос: а что такое человек, если тело — вещь для человека совершенно необязательная? Он может ее построить, выкинуть, заменить, состряпать к понедельнику совершенно другого цвета и так далее. В чем же тогда ядерная, незаменимая и абсолютно необходимая сущность для того, чтобы сама категория «человек» имела место?
И вот здесь современная наука не очень-то преуспела. Скорее, преуспели древние знания, которые заложены в религиозных доктринах. Актуализируется задача некой синергии светских научных концептов и глубинного, древнего знания о природе мироздания. Так что же такое человек?

Наука только-только начинает зацепляться за саму постановку вопроса. Но первые ответы говорят о том, что это нечто совсем не столь примитивно материальное, что можно пощупать. Это что-то сродни полевым явлениям мироздания, что-то, что имеет другую природу материи, пока еще не очень улавливаемую наукой.

Это сродни тому, как в XIX веке ученые и философы вдруг стали убеждаться, что реальны не только осязаемые предметы, но и электрическое, магнитное, электромагнитное, гравитационное поле, поле близкого взаимодействия в ядре и так далее. Так кто ограничил этот поиск и мысль в том плане, что сущность человека, его сознания, разума, души — это сущность, которую еще предстоит познать? И нет запрета на предположение, что эта сущность какого-то квазиполевого характера лежит в основании и всего осязаемого мира.

И когда религиозный концепт говорит, что некий Создатель, везде и всегда присутствующий, это нечто, не подвергающееся сомнению, то с точки зрения логико-философской модели уже в рамках светской науки сегодня мы имеем право и обязаны сказать: «А почему бы и нет?» И тогда появляется безумно интересный вызов. Если сущность человека какого-то полевого характера пока еще не очень улавливается, то она действительно связана с окружающим миром абсолютно фундаментально.

Гениальность Вернадского и его последователей в том, что они «поймали» эту мысль. Человек и природа представляют собой не просто единый комплекс хозяйственной деятельности с экологическими вызовами, но это гораздо более глубинный, пока очень слабо исследованный, если совсем не исследованный, физически соединенный комплекс.

Суть человека — разум, сознание, душа как физическое явление, как тип материи, пока еще не очень улавливаемой, и ее соединенность со всем окружающим мирозданием. Поэтому термин «ноосфера» для современной фронтирной научной повестки, постановки задач абсолютно актуален, очень важен и очень интересен. Правда, нужно признавать, что это только-только открывающийся фронт, но это означает, что впереди невероятно интересное поле для проникновения в природу мироздания, поле для науки.

Призыв в этом контексте существенен: не надо забивать себе ход мысли догматическими пределами: «Вот это материальное, а это — идеальное», «религия — опиум для народа», «все, что содержится в религии с точки зрения даже концептуальных гипотез, все это ерунда, и нужно это выкинуть и забыть» — все это в сторону. И тогда «ноосфера» — это термин, который совершенно по праву входит в повестку современной, светской, обычной, настоящей науки.

Я убежден, и, мне кажется, мы совместно убеждены в том, что в ближайшем будущем человек сделает для себя немало открытий в этой области. Итак, ноосфера — это часть окружающего мира, связанная с человеком (человечеством), и преобразуемая им, но с человеком не просто как с бренным телом, которое родилось и развилось в сфере органики, химических и физических процессов, а потом ушло в землю, растворилось и преобразовалось. Нет, человек — это гораздо более сложная вещь, которую человечество еще только будет познавать.

Спасибо. Следующий термин, который мы предлагаем для разбора, «приватизированное государство». Только не нужно понимать его в прямом примитивном смысле как преобразование прав собственности от государства к частнику. Это скорее политологический, чем юридический термин, и с ним мы будем разбираться. Спасибо за внимание, и всего доброго.


ЕЩЕ ПО ТЕМЕ
Читать статью Степана Сулакшина "Ноосфера"

comments powered by HyperComments
5814
23028
Индекс цитирования.
Яндекс.Метрика